Мингрельское дело: как Сталин хотел расправиться с Берией

Громкое «Мингрельское дело» 1951 года началось с обычной анонимки. Ее прислали дочери Иосифа Сталина, Светлане Аллилуевой. Это было письмо в сером конверте, адресованное самому вождю. Точно такое же получил и его сын, Василий. В обоих письмах речь шла о коррупции в высших эшелонах власти Грузинской ССР. Обвинения почему-то касались только одной национальной группы – мегрелов. Мотивы автора писем непосвященному могли показаться странными.

Историческая справка

Мегрелы – субэтническая группа, населявшая западную часть Грузинской ССР.

Она имела свой собственный язык, но без письменности. Несколько столетий назад территория, населенная мегрелами, являлась независимым княжеством Мегрелия. Им владела династия князей Дадиани. Во второй трети XIX века княжество было упразднено, исконные мегрельские земли – присоединены к Российской империи. Новое название этой части Закавказья – Кутаисская губерния.

Честь Родины

Еще задолго до Мингрельского дела в западной прессе стали появляться унижающие достоинство Сталина статьи. В них говорилось, что глава Советского государства – сын необразованного и малокультурного народа, который живет только выпасом овец в горах. Сталин решил опровергнуть такое мнение. В конце 30-х годов была развернута широкомасштабная программа популяризации грузинской культуры.

И вдруг в 1951 году Сталин получает анонимку с обвинениями в коррупции грузинских министров, прокуроров и других высокопоставленных чиновников. Основная их часть как раз и была мегрелами. В том же году Сталин приезжает на Кавказ якобы подлечиться. На самом деле, он собирался лично проконтролировать ход расследования дела о взяточничестве в Грузии.

Первые аресты и неожиданный поворот

Официально Мингрельское дело началось с постановления ЦК ВКП(б) от 9.11.1951 г. «О взяточничестве в Грузии и об антипартийной группе Барамия М. И.» Барамия Михаил Иванович был вторым секретарем Грузинской компартии. Сталин предполагал, что он выдвигает на высокие посты только своих соплеменников-мегрелов, за что те дают ему взятки. Таким образом в Грузии образовался своеобразный мингрельский «мафиозный клан».

Уже 10 ноября арестовали Барамию М.И., прокурора Шонию В. Я., министра внутренних дел Рапава А. Н., его заместителя Бзиава К. П., а также академика АН Грузии Шарию П. А. В общей сложности за все время расследования было арестовано около 500 человек, почти вся руководящая верхушка Грузинской ССР. Вел следствие министр госбезопасности Грузии Рухадзе Н. М.

Однако, на обвинениях во взяточничестве и воровстве следователи не становились. Арестованные были обвинены в преднамеренном развале социалистического общества и шпионаже в пользу иностранной разведки. По данным расследования получалось, что мингрельская «сепаратистская» группировка под предводительством Барамии поставила себе целью отделить Мегрелию от СССР.

Главный подозреваемый

К арестованным применяли самые жесткие меры: били палками, морили голодом, не давали сутками спать. Все делалось во имя того, чтобы «вывести на чистую воду» преступную мингрельскую группировку. Несмотря на всю странность этого дела, в нем была своя железная логика. Мегрелов поддерживал Берия, и сам мегрел по национальности. Когда Сталин сказал, что нужно искать главного заговорщика – «главного мегрела страны», - он имел в виду именно Лаврентия Павловича.

В последние годы Сталин стал себя хуже чувствовать. Его окружение прекрасно помнило микроинсульт, который произошел с главой Советского государства в 1945-ом. В воздухе витал вопрос, кто же займет освободившееся место вождя после его приближающейся смерти. Сталин прекрасно понимал, что разворачивается борьба за власть. Он ужасно боялся утратить ее раньше времени. В Берии Иосиф Виссарионович видел главную угрозу.

Итоги Мингрельского дела

Мингрельское дело закончилось внезапно, когда умер его зачинщик – Сталин. Сразу же после этого вчерашние «шпионы-мегрелы» были реабилитированы и возвращены на свои посты. Мингрельское дело было признано фикцией. Продлилось это недолго. Спустя всего полгода большинство сторонников Берии вместе с ним самим были расстреляны по указке Хрущева.

Относительно анонимок, которые получили в начале Мингрельского дела Светлана Аллилуева и Василий Сталин, то они были написаны по приказу их отца. Это была фальсификация. Сталиным задумал ее с целью скомпрометировать и устранить с пути самого опасного врага и «претендента на трон», Лаврентия Берию.

 

Источник ➝

Где советских солдат-освободителей встречали хуже всего

Далеко не на всех территориях, очищенных от немецко-фашистских войск, местное население встречало войска Красной Армии с распростертыми объятиями: освободителей считали «красными оккупантами», пришедшими навязывать свой, чуждый аборигенам, миропорядок.

Спектр неприязненных отношений со стороны коренных жителей в таких случаях варьировался от хмурой недоброжелательности до открытого вооруженного противостояния советским воинским подразделениям.

Как вредили западноукраинские бандеровцы

Осенью 1944 года Украина была освобождена от гитлеровцев частями Красной Армии.

Однако советским войскам практически сразу пришлось столкнуться с враждебными настроениями со стороны местного населения, особенно ярко проявлявшимися на территории Западной Украины. Местные саботировали приказы освободителей, военнообязанные отказывались проходить мобилизацию, массово уходя в леса и зачастую присоединяясь там к коллаборационистским группировкам.

Начальник организационно-конструкторского отдела ГлавПУРа РККА В. Золотухин, в частности, сообщал в секретной докладной записке на имя руководителя Главполитуправления Красной Армии генерал-полковника А. Щербакова, датированной 15 сентября 1944 года, что в Львовской и Дрогобычской областях Западной Украины часть населения воспринимает в штыки распоряжения советского командования и зачастую оказывает организованное вооруженное сопротивление красноармейским соединениям.

Западноукраинские националисты из Украинской повстанческой армии (УПА), состоящей в основном из представителей местного населения, срывали мобилизацию, мешали убирать урожай, осуществляли постоянные вылазки по нападению на подразделения Красной Армии. Семьи, в которых мужчины скрывались в лесах Западной Украины, активно поддерживали бандеровцев и помогали им. Остальная часть населения была запугана и не шла на контакт с красноармейцами, опасаясь мести со стороны УПА.

Ликвидация бандформирований, поначалу поддерживаемых гитлеровцами, а с крушением Третьего Рейха и западными спецслужбами, продолжалась вплоть до 50 годов. Только по официальным данным, бандиты УПА с 1944 по 1956 годы убили более 30 тысяч человек, из них больше половины – колхозники, свыше 800 – дети, старики и домохозяйки. Потери военнослужащих Красной Армии составили 6476 человек.

«Лесные братья» в Прибалтике активизировались к концу войны

Советизация Прибалтики (Эстонии, Латвии и Литвы) в 1940 году не вызвала такого повстанческого движения, как с начала лета 1944 года, когда прибалтийские республики СССР освободили от гитлеровцев. До этого момента существенных стычек вооруженных групп местного населения с частями Красной Армии зафиксировано не было.

Большей частью организованные отряды прибалтийских коллаборационистов состояли из местного населения, преимущественно сельского. В 1944 – 1945 годах среди «лесных братьев» преобладали «уклонисты» – местные жители, ушедшие в леса, скрываясь от мобилизации в советские войска.

За 1945 год в Литве насчитывалось свыше 50 тысяч таких «улонистов», в Латвии – более 40 тысяч, в Эстонии – немногим более 20 тысяч. Литовские «лесные братья» были самыми организованными, это движение активно поддерживалось не только значительной частью местного населения, но и католической церковью.

В Латвии и Эстонии «лесные братья» проявляли меньшую активность и были хуже организованы. В процентном соотношении в это прибалтийское коллаборационистское движение входило до 1% всего местного населения, в Литве – порядка 30 тысяч человек, в Латвии и Эстонии – до 10 тысяч в каждой республике. В общей сложности сопротивление «лесных» братьев» официальным властям в Прибалтике продолжалось до 60-х годов. За это время националистами были уничтожены десятки тысяч человек, включая женщин и детей.

Западная Европа не всегда радовалась освободителямПринято считать, что жители западных стран, освобожденных Советской Армией от фашистов, поголовно были несказанно рады избавителям от гитлеровцев. Но такие радужные настроения царили не везде.

По воспоминаниям поэта-фронтовика Давида Самойлова, в восточной Польше жители смотрели на советских солдат «с настороженностью и полувраждебностью», по возможности старались нажиться на военнослужащих Красной Армии. Советские женщины не ходили по улицам польских городов поодиночке, чтобы не рисковать нарваться на неприятности.

В Венгрии местное население очень часто наносило советским военнослужащим-освободителям коварные удары в спину. Как вспоминали ветераны Великой Отечественной войны, в частности, поэт Борис Слуцкий, хмельных солдат и офицеров хуторяне-венгры отлавливали по одному и топили в ямах с силосом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх