Андрей * предлагает Вам запомнить сайт «Великие тени истори»
Вы хотите запомнить сайт «Великие тени истори»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Кто старое забудет...

Сейчас обсуждаем
Расстрел царской семьи, или кто на самом деле убил царя?
16 июл, 13:58
+2 2
Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»
13 июл, 11:49
+1 1
Знаменитые мафиози всех времен
8 июл, 14:37
+2 3
За что Яковлев Ильюшину хотел лицо разбить
11 июл, 17:01
+4 4
Зачем брали Бастилию?
15 июл, 07:09
+2 2
Приключения Хрущева в Америке
11 июл, 15:52
+1 1
РАССКАЗ О СТАЛИНЕ, ОТ ЧЕЛОВЕКА, ЖИВШЕГО В ТО ВРЕМЯ
12 мар 17, 22:55
+52 76
Русские Гавайи: как Россия «прощелкала» уникальный шанс
10 июл, 09:49
0 1
Какое происхождение было у Ивана Грозного
4 июл, 17:02
+2 1

Поиск по блогу

Дед: Последняя атака

развернуть

Дед: Последняя атака

Дед: Последняя атака

"Он же, миленькой, вздохнул, да и пошел, куды надобе ему".

Протопоп Аваакум.

Дед: Последняя атака

В 1944 г. мой дед Горбачёв Иван Григорьевич вернулся с войны на костылях, без коленной чашечки на левой ноге, с неизвлечённым осколком в сантиметре от сердца и 47 отметинами от иных извлечённых осколков. Плюс два шрама от предыдущих ранений ‒ в руку и ногу. Герой, ясень-пень!!! Ибо нашпиговали немцы деда на Славу. И даже ‒ на три Славы.

Однако вернулся дед лишь с тремя нашивками за ранения ‒ двумя жёлтыми и одной красной. Вот деревенские остряки и потешались над ним АЖ ТРИ ГОДА: «Ванька, а ты, поди, на войне кашеваром был»?..

Ну и что ответить, коль и на самом деле без единой медальки вернулся?

А ведь представлялся и к медали «За отвагу», и к трём «Орденам Славы». Но полученные следом ранения, госпитали и направления в другие части и на другие фронты раскидало деда и его награды в разные стороны. Вот селяне и зубоскалили «про солдата-кашевара и топор его», пока в 1947 году и на остряков тех, и на самого деду как снег на голову не свалился «Орден Славы 3-й степени», к которому представлялся ещё в 1943 году. «За отвагу» же и другие два «Ордена Славы» так и затерялись где-то по штабам. Дед же в силу потомственного своего старообрядства даже и не пытался сыскать награды свои. А на вопросы детей и внуков о недополученных наградах лишь отшучивался:

‒ Так вы ж ‒ награды мои; вона, этих ‒ девять, а тех ‒ аж пятнадцать!!!

Вот далее и расскажу про последнюю дедову воинскую Славу, случившуюся накануне Витебско-Оршанской операции Советской Армии. Но сначала цитата из его «Наградного листа», который я неожиданно для самого себя сыскал в И-нете на сайте http://podvignaroda.ru/?#tab=navPeople_search :

«Последнее ранение получил в период прорыва переднего края обороны немецко-фашистских извергов на участке г. Витебск».

Хотя на самом деле дед сначала прорывался в противоположную от немцев сторону.

Итак

Последняя атака.

1944 год. Лето. Белоруссия. Передовая. Наш окоп. Напротив ‒ немецкий. Дед небрежно постреливает из пулемёта в сторону немцев, а немецкий также лениво даёт ответку из своего. Солдаты не реагируют, ленятся; мол, миномёты не палят ‒ и слава богу! Затишье, короче говоря. Перед бурей. И скукотища. И лишь одна мысль на всех: «Скорей бы обед». А потому и поглядывают не на врага, а в другую сторону, где позади нашего окопа ‒ поляна, с вытоптанной травой и редкими кустами. А ещё через 100 метров ‒ лесок. А за леском ‒ штаб и прочие тыловые части. И самое ценное для солдата ‒ полевая кухня.

Каждый день около 11 часов один из бойцов взваливал на себя два термоса и отправлялся на кухню, за щами и кашей. Ходили в охотку, ибо кашевар не жаден был и потому гонцу всегда перепадало что-либо из съестного.

Однако в тот день боец прошёл не более 20 метров. На немецкой стороне объявился снайпер, который и убил того одним выстрелом. Наши в ответ погремели наугад. Перекурили. Прислушались к тишине. Решили, что немца спугнули. Назначили другого гонца. Тот выбрался из окопа, добрался до убитого, снял с того термосы и тут же ткнулся головой в землю. А следом и звук выстрела донёсся.

‒ Во гад, ‒ огорчились солдаты на снайпера, ‒ Не пужливый...

Загоревали. Ибо поняли, что немец вошёл в раж и теперь будет ждать следующего ходока на кухню. Ведь голод ‒ не тётка.

Прошёл час. Потом ‒ второй. На третьем кой-где послышался тихий хруст "последнего сухаря" и стыдливое чавканье в тишине.

Дед говорил: «Стыдно было ‒ ужасть. Надысь в атаку вместе ходили, а тут кто-то в одну харю под шинелкой что-то трескает и хрен делится с соседом».

Вот командир и стал кликать добровольцев, заманивая гонца на кухню не абы чем, но медалью «За отвагу». Но дурня под снайпера не нашлось. Мол, попостимся!

Ну и сидят, друг на друга не глядя, самокрутки посасывая да к урчанью в брюхе прислушиваясь.

А командир уже то орденом Славы заманивает, то на совесть давит, мол, мужики вы или трусы? И прочими «ласковыми словами» совесть солдатскую теребит. Но всем уже ‒ по барабану. Хоть горшком назови, хоть Звезду Героя давай ‒ дураков нету.

А дед в это время разглядывал полянку с леском и две думки думал разом: первую ‒ о двухнедельном отпуске, которым командир обязательно заманит кого-либо в гонцы (не прозевать бы!), а вторую ‒ как бы снайпера объегорить.

Дело в том, что «до пулемётчиков» дед довольно долго валил немцев через оптический прицел. То есть ‒ был снайпером. И потому науку ту разумел. Хотя и не любил специфические моменты работы той. Ибо балагур был и весельчак, к толпе стремящийся, к коллективу. А снайперы ‒ одиночки; там и пошутить-то не с кем. А тут и случай подвернулся. Когда немецкий снайпер всё же подстрелил деда, то после госпиталя тот и променял снайперскую винтовку на пулемёт, ибо: «так честнее». И ради того же даже фронт свой на другой поменял.

Вот и сидит, полянку рассматривает с точки зрения снайпера немецкого. И пока командир кличет добровольцев и позорит комсомольцев и коммунистов, сосредоточено просчитывает свою будущую траекторию до опушки леса. Примерно так. «Ну, до термосов я доберусь; тут дело нехитрое, тем паче, что и снимать с убитого их уже не надо. Хватаю термоса левой рукой и кубарем через правое плечо в ямку лечу, что за телами товарищей. Потом ползу до кустика. Потом ‒ пробежка до воронки от снаряда. Потом ‒ за одинокую рябинку. Там ‒ отдышаться. Далее ‒ опять бегом до кустов. Потом ‒ ещё немного ползком. А там и опушка леса. Вроде как должно срастись».

А так, мысленно, несколько раз и прошёлся по поляне до леса, в мельчайших подробностях просчитывая свой будущий маршрут и вбивая каждое своё будущее телодвижение в память.

Тут-то и раздался голос командира.

‒ Добровольцу ‒ «Орден Славы» и две недели отпуска!

‒ Так бы и сразу! ‒ отозвался дед, ‒ Уже б и сыты были!

Ну и метнулся из окопа. Схватил термосы и где пополз, а где понёсся по поляне, петляя от немца что заяц от волка. Тот даже пульнул разок, но не попал.

А через полчаса дед, сияя как бляха солдатского ремня накануне дембеля, уже сидел при походной кухне, с шутками-прибаутками и многими подробностями рассказывая кашевару про то, как объегорил немца. При этом даже не замечая, что тот как-то уж очень грустно реагирует на его веселье и радость.

‒ Шта смурной, кормилец? ‒ наконец удивился дед, ‒ Живой ведь добрался. Да и командир, поди, уже представление к Славе рисует. И две ‒ ДВЕ! ‒ недели отпуска.

А тот лишь половником из парящих котлов наяривает; ши ‒ в один термос, кашу ‒ в другой. Заполнил. Потом взглянул на развеселившегося деда, с натугой поставил пред ним оба термоса, после чего и изрёк:

‒ Ну, дерзай, зёма! Удачи!! С Богом!!!

Тут-то до деда и дошло, на что подписался. Ибо одно дело дразнить немецкого снайпера, прыгая от ямки до ямки с пустыми термосами, и совсем другое веселить его же с сорока килограммами за спиной. Ну и побледнел, ясень-пень. Ибо очень чётко представил себе супругу свою Устинью Яковлевну с похоронкой в руках. И ревущих четырёх дочерей... Блин горелый, влип!

Вздохнул. Обречённо закинул термоса на спину и не прощаясь побрёл к леску. А тыловые смотрели вслед. Как на живого покойника. Типа: жалко, весёлый был...

На опушке леса дед скинул термосы, присел на пенёк, закурил. Прислушался к тишине над окопами. Услышал: не только наши ждут, но и немец.

В мыслях попрощался с матерью, женой и дочерьми. Вспомнил улыбку убитого на гражданской отца. Хотел было у Бога прощения за грехи попросить, но поостерёгся, ибо ещё в 42-м вступил в партию... Задумался. Ну и как тепереча сталобрядцу быть?

Потом поднял голову к небу, посмотрел не щурясь на солнце, встал и тихо сказал: «Слава всем»! Снова напялил термосы, выдохнул и молча стартанул по стометровке. К своим. Но тут же запнулся за корень и завалился на бок. А потому-то первая пуля немца и прошла выше. Кое-как перекатился в сторону. Вместе с термосами. Отдышался. Ну и пополз ‒ «как уж по раскалённой сковородке», да с сорока килограммами на спине.

Немец стрельнул ещё два раза. И попал. Дважды. Причём, в один и тот же термос. Со щами. Где в капусте пули и застряли. Щи же двумя тонкими струйками потекли сквозь пулевые отверстия. Причём, не щи потекли, а голимый кипяток. И не абы куда, но именно на то место, что некоторым «по пояс будет». То есть ‒ на дедовы ягодицы. Из двух отверстий сразу. А дед всё полз, пытаясь терпеть боль усиливающегося с каждой каплей кипятка ожога. Но не стерпел. А когда не стерпел, тогда и заблажил: «Сука-а-а!». Вскочил с термосами на спине и побежал в свою последнюю атаку. До своего окопа. Ура-а-а!!! И немец ещё раз пульнул. И почему-то промазал. И дед живой и почти невредимый съехал в окоп. На заднице. Отчего и заорал. Не. Возопил!!! Да так, что даже немцы, наверное, охренели в их окопе. Ну а наши ‒ вздрогнули все; мол, такого вопля мы ещё не слыхивали.

Каким образом дедовы товарищи снимали с него штаны его, да вместе с кожей ягодиц его, какими методами опосля обрабатывали рану его ‒ боевую, ясень-пень, и что при этом говорили, про то дед скромно умолчал. Сказал лишь, что последующие две недели в командирском блиндаже на брюхе отвалялся. Как герой! Ибо и боевой приказ был выполнен, и солдаты перед боем накормлены. И это ‒ главное!

В командирском же блиндаже война для деда и закончилась, когда шальной немецкий снаряд накрыл его «лазарет» вместе с ним и командиром его. После чего и случился третий уже дедов госпиталь с последующей инвалидностью и демобилизацией. Вот.

А потому орден «За щи и кашу» дед так и не получил. Ибо все бумаги командира погибли в блиндаже том вместе с командиром. А новому командиру было не до подвига того, поскольку уже начиналась знаменитая Витебско-Оршанская операция.

Так что немцев уже без деда доделывали. И дед, ясень-пень, всю жизнь горевал, что без него на Рейхстаг забрались...

Слава дедам нашим!!!

Слава Деду за Победу!!!

Дедом хвалился Старый Старовер Моисеич в марте 2017 г. по в.э.

Дед: Последняя атака

На фото: Горбачёвы Иван Григорьевич и Устинья Яковлевна.

 


Источник →

Ключевые слова: ЖЗЛ, история
Опубликовано 29.03.2017 в 09:44

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
100 лет вины перед русским солдатом

100 лет вины перед русским солдатом

14 окт 17, 11:02
+13 4
100 лет Ледовому походу Балт…

100 лет Ледовому походу Балтийского флота

13 мар, 12:20
+2 1
100 лет назад. "Честное офиц…

100 лет назад. "Честное офицерское слово"

20 ноя 17, 11:00
+1 9
Читать

Последние комментарии

Владимир Владимиров
сергей дуровин
вот воевали наши деды.
сергей дуровин Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»
Слава Селиванов
Виталий Кирпиченко
Слава Селиванов
МалоКтоЗнает после каких соб…

МалоКтоЗнает после каких событий военные корабли США не заходят «без спроса» в воды РФ. В 80-е годы прошлого…

24 фев 17, 17:30
+190 91
РАССКАЗ О СТАЛИНЕ, ОТ ЧЕЛОВЕ…

РАССКАЗ О СТАЛИНЕ, ОТ ЧЕЛОВЕКА, ЖИВШЕГО В ТО ВРЕМЯ

12 мар 17, 22:55
+52 76
Жестокая месть княгини Ольги

Жестокая месть княгини Ольги

23 апр 17, 17:12
+51 51
Сталин вышел на первое место…

Сталин вышел на первое место в списке самых великих людей человечества

21 фев 17, 11:21
+43 127
РАНЕННЫЙ В ГОЛОВУ СОВЕТСКИЙ …

РАНЕННЫЙ В ГОЛОВУ СОВЕТСКИЙ ЛЁТЧИК ПОКАЗАЛ НЕМЦАМ «КУЗЬКИНУ МАТЬ» В ВОЗДУХЕ

21 мар 17, 10:00
+43 11
Что нужно знать русскому чел…

Что нужно знать русскому человеку про Ивана IV Грозного?

6 май 17, 11:00
+36 18
«А ты погляди в их глаза»

«А ты погляди в их глаза»

22 фев 17, 07:32
+36 17
Семейные тайны Антона Макаре…

Семейные тайны Антона Макаренко: о чем молчали потомки легендарного педагога

14 мар 17, 17:30
+29 5
Американская тайна реки Каддафи

Американская тайна реки Каддафи

9 мар 17, 18:00
+26 7
Гвардии рядовой Серёженька -…

Гвардии рядовой Серёженька - самый молодой солдат Великой Отечественной войны

5 май 17, 11:44
+25 4