Сергей Парамонов: что стало с «советским Робертино Лоретти»

YouTube

Сергея Парамонова знал весь Советский Союз. Не было человека, который никогда не слышал бы в исполнении Большого детского хора Всесоюзного радио и центрального телевидения под руководством В. Попова песенки «День рождения» из мультфильма про крокодила Гену и Чебурашку, или «Голубой вагон», «Антошка», «Улыбка». А те, кто слышал эти песни, уже не смогли бы забыть солиста, его звонкого, прозрачного дисканта, который в сочетании с удивительно обаятельной, задорной манерой исполнения производил неизгладимое впечатление.

Этим солистом был Сережа Парамонов, которого очень скоро окрестили «советским Робертино Лоретти».

Разные судьбы

Робертино в 60-х годах, еще не став баснословно знаменитым, уже кормил своим голосом родителей, братьев и сестер, а уж когда его пластинки стали продаваться по всему миру, обеспечил не только семью, но и себя самого на годы вперед. Изменение голоса в результате возрастных мутаций не стала для него жизненной трагедией. Роберто Лоретти и сейчас продолжает петь, выступает с концертами, занимается продюсерской деятельностью и коммерцией.

У Сережи Парамонова все сложилось иначе.

Слава

Он родился в 1961 году в Москве, в семье слесаря и уборщицы. В 1971 году, когда Сережа учился в 4 класса общеобразовательной школы, бабушка привела его на прослушивание в Большой детский хор Гостелерадио СССР. Он спел песню про юного барабанщика, и сразу был взят в младшую группу хора. Уже через год он стал солистом, несмотря на отсутствие музыкального образования.

Руководитель хора Виктор Попов вспоминал, что Сережа выделялся среди других хористов тем, что пел без видимых усилий, с огромным удовольствием. Он не боялся сцены, не зажимался, практически моментально чувствовал характер песни, самостоятельно и точно воспроизводил все интонационные нюансы, с ним не было нужды много репетировать.

Сольный дебют Сережи Парамонова состоялся 16 декабря 1972 года на главном эстрадном концерте года — «Песня-72». Сережа исполнял «Песенку крокодила Гены» на музыку Шаинского. Этот номер произвел фурор. Публика аплодировала и кричала «Бис!». Режиссеры, вопреки устоявшимся правилам телеэфира, решились на повторное исполнение песни.

 

Вместе с хором Сергей Парамонов выходил на сцены Колонного зала и других престижных площадок страны, выступал с такими известными исполнителями, как Клавдия Шульженко, Лидия Русланова, Леонид Утесов. Пел дуэтом с Муслимом Магомаевым. Однажды на церемонии открытия очередного съезда КПСС он вручал букет цветов Л. И. Брежневу. Выбор именно на него пал не случайно. Благодаря феноменальной популярности, Сережа стал для всей страны «образцово-показательным мальчиком, пионером и общественником». Бремя славы для него лично выразилось в том, что ему приходилось хорошо учиться, в автобусах уступать место старушкам, и вообще, быть всегда и во всем примером. Впрочем, Сергей справлялся с этим без особых проблем. Все говорят о нем, как об очень дружелюбном, организованном ребенке, хорошем мальчике. У него и времени-то не оставалось на баловство, занятия в хоре, учеба отнимали очень много сил.

Многие песни из репертуара Сергея Парамонова были специально написаны авторами для него. Например, песня «Просьба» Александры Пахмутовой на стихи Роберта Рождественского. Владимир Шаинский называл Сергея Парамонова «веховым певцом в своей жизни».

Сережа не заработал денег – Большой детский хор Гостелерадио был самодеятельным коллективом. Его семья смогла улучшить жилищные условия, но не благодаря концертной деятельности сына, просто подошла очередь на квартиру. Но в те годы советскому мальчику Сереже Парамонову и в голову не приходило ждать денег за свои выступления. Он просто пел, получая от этого огромную радость и даря ее другим.

Перелом

Все оборвалось в 1975 году. Выступая на концерте, посвященном творчеству Рождественского с песней «Просьба», Сергей впервые почувствовал, что не может владеть голосом. У него началась голосовая мутация.

Как говорят специалисты, в период полового созревания мальчикам петь нельзя, это может сказаться на тембре голоса на всю жизнь. Но Сергей продолжал выступать. Это привело к тому, что он начал «киксовать» на высоких нотах. Песни, в свое время написанные специально для него, с 1975 года стали исполняться другими солистами. Парамонову пришлось уйти из хора.

Виктор Попов впоследствии рассказывал, что заставил Сергея поступить в музыкальную школу, чтобы у него было соответствующее образование. А там взрослые убедили его создать вокально-инструментальный ансамбль. И петь. Это окончательно «добило» мутирующие связки юного исполнителя. Хорошего взрослого голоса он так и не получил.

Забвение

В жизни Сергея Парамонова наступил тяжелый период. Он тяжело переживал уход из хора и свою невостребованность, продолжал ходить на репетиции в качестве зрителя. Говорят, он не мог сдержать слез, когда кто-нибудь из новых солистов пел песни из его репертуара.

Через какое-то время Парамонов поступил в музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова на дирижерско-хоровое отделение, но так и не закончил его.

Музыкальное творчество Сергей не оставил. Он работал в составе труппы Росконцерта, выступал в качестве конферансье, пел песни Шаинского. Играл в многочисленных ВИА, работал с эстрадной балетной труппой, пел в ресторанах, выступал на радио и на телевидении, работал даже с цыганским хором. Немного писал музыку, был аранжировщиком, организовывал дискотеки для пенсионеров в парке «Сокольники».

 

Все эти метания и поиски себя зачастую оборачивались запоями. От Парамонова ушла жена, он очень страдал от разлуки с сыном.

15 мая 1998 года Сергей Парамонов умер. Причина — ишемия сердца, левосторонняя плевропневмония. Ему было 37 лет.

Его друг Сергей Мазаев говорил о нем так: «Он был человеком бесконечно добрым, внутренне интеллигентным, он никогда для себя ничего не требовал — ему не хватало для этого хамства, наглости. Сережа слишком рано стал звездой, однако никогда не выставлял себя напоказ. Но в этом мире как? Когда ты нужен, все тебя любят. А когда использовали, тут же забывают. Сережа не мог стучать в спины, напоминать о себе».

https://russian7.ru/post/sergey-paramonov-chto-stalo-s-sovet...

 

Источник ➝

Где советских солдат-освободителей встречали хуже всего

Далеко не на всех территориях, очищенных от немецко-фашистских войск, местное население встречало войска Красной Армии с распростертыми объятиями: освободителей считали «красными оккупантами», пришедшими навязывать свой, чуждый аборигенам, миропорядок.

Спектр неприязненных отношений со стороны коренных жителей в таких случаях варьировался от хмурой недоброжелательности до открытого вооруженного противостояния советским воинским подразделениям.

Как вредили западноукраинские бандеровцы

Осенью 1944 года Украина была освобождена от гитлеровцев частями Красной Армии.

Однако советским войскам практически сразу пришлось столкнуться с враждебными настроениями со стороны местного населения, особенно ярко проявлявшимися на территории Западной Украины. Местные саботировали приказы освободителей, военнообязанные отказывались проходить мобилизацию, массово уходя в леса и зачастую присоединяясь там к коллаборационистским группировкам.

Начальник организационно-конструкторского отдела ГлавПУРа РККА В. Золотухин, в частности, сообщал в секретной докладной записке на имя руководителя Главполитуправления Красной Армии генерал-полковника А. Щербакова, датированной 15 сентября 1944 года, что в Львовской и Дрогобычской областях Западной Украины часть населения воспринимает в штыки распоряжения советского командования и зачастую оказывает организованное вооруженное сопротивление красноармейским соединениям.

Западноукраинские националисты из Украинской повстанческой армии (УПА), состоящей в основном из представителей местного населения, срывали мобилизацию, мешали убирать урожай, осуществляли постоянные вылазки по нападению на подразделения Красной Армии. Семьи, в которых мужчины скрывались в лесах Западной Украины, активно поддерживали бандеровцев и помогали им. Остальная часть населения была запугана и не шла на контакт с красноармейцами, опасаясь мести со стороны УПА.

Ликвидация бандформирований, поначалу поддерживаемых гитлеровцами, а с крушением Третьего Рейха и западными спецслужбами, продолжалась вплоть до 50 годов. Только по официальным данным, бандиты УПА с 1944 по 1956 годы убили более 30 тысяч человек, из них больше половины – колхозники, свыше 800 – дети, старики и домохозяйки. Потери военнослужащих Красной Армии составили 6476 человек.

«Лесные братья» в Прибалтике активизировались к концу войны

Советизация Прибалтики (Эстонии, Латвии и Литвы) в 1940 году не вызвала такого повстанческого движения, как с начала лета 1944 года, когда прибалтийские республики СССР освободили от гитлеровцев. До этого момента существенных стычек вооруженных групп местного населения с частями Красной Армии зафиксировано не было.

Большей частью организованные отряды прибалтийских коллаборационистов состояли из местного населения, преимущественно сельского. В 1944 – 1945 годах среди «лесных братьев» преобладали «уклонисты» – местные жители, ушедшие в леса, скрываясь от мобилизации в советские войска.

За 1945 год в Литве насчитывалось свыше 50 тысяч таких «улонистов», в Латвии – более 40 тысяч, в Эстонии – немногим более 20 тысяч. Литовские «лесные братья» были самыми организованными, это движение активно поддерживалось не только значительной частью местного населения, но и католической церковью.

В Латвии и Эстонии «лесные братья» проявляли меньшую активность и были хуже организованы. В процентном соотношении в это прибалтийское коллаборационистское движение входило до 1% всего местного населения, в Литве – порядка 30 тысяч человек, в Латвии и Эстонии – до 10 тысяч в каждой республике. В общей сложности сопротивление «лесных» братьев» официальным властям в Прибалтике продолжалось до 60-х годов. За это время националистами были уничтожены десятки тысяч человек, включая женщин и детей.

Западная Европа не всегда радовалась освободителямПринято считать, что жители западных стран, освобожденных Советской Армией от фашистов, поголовно были несказанно рады избавителям от гитлеровцев. Но такие радужные настроения царили не везде.

По воспоминаниям поэта-фронтовика Давида Самойлова, в восточной Польше жители смотрели на советских солдат «с настороженностью и полувраждебностью», по возможности старались нажиться на военнослужащих Красной Армии. Советские женщины не ходили по улицам польских городов поодиночке, чтобы не рисковать нарваться на неприятности.

В Венгрии местное население очень часто наносило советским военнослужащим-освободителям коварные удары в спину. Как вспоминали ветераны Великой Отечественной войны, в частности, поэт Борис Слуцкий, хмельных солдат и офицеров хуторяне-венгры отлавливали по одному и топили в ямах с силосом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх