«Евреев на Мадагаскар!» Как Польша избавлялась от иудеев

«Евреев на Мадагаскар!» Как Польша избавлялась от иудеев

Гитлер и посол Липский

 

Польша — только для поляков


Как известно, в 1918 году на карте Европы появилось новое возрожденное государство Польша, во главу угла в которой поставили национальные интересы коренного польского населения. При этом остальные априори оказались во второстепенном положении, что, в частности, вылилось в череду еврейских погромов, самые кровавые из которых случились в Пинске и Львове. Это были масштабные акции. В 1919 году Американский еврейский конгресс попытался на Парижской мирной конференции призвать мировое сообщество оказать влияние на руководство Польши в связи со вспышками ярого антисемитизма.

Никакого эффекта это не произвело, а лишь укрепило веру поляков в мировой сионистский заговор. Справедливости ради стоит отметить, что недовольство польского населения было вызвано в том числе и чрезмерной требовательностью евреев. Они пытались получить особые права в Польше: освобождение от военной службы, уплаты налогов, создание специальных еврейских судов и школ. В итоге стихийную волну антисемитизма 1919-1920 годов польскому руководству удалось обуздать, одновременно получив отличный инструмент воздействия на создание поляков. Оказалось, что нетерпимость к евреям и национализм находят живой отклик в сердцах радикальной части населения Польши.

 

Юзеф Липский


Евреев в Польше всегда было много. С 1921 года по 1931 год численность иудеев с 2,85 миллиона возросла до 3,31 миллиона. В среднем доля этого народа в населении страны составляла 10%, что было одним из самых больших показателей в мире. До 1930 года для польских евреев было относительно безопасно находиться в стране, несмотря на то, что представителей нации не допускали на госслужбу, а также на должности учителей и преподавателей вузов. Во всех еврейских школах, получающих государственное финансирование, преподавание велось исключительно на польском. В 20-30-х годах официальные лица Польши постепенно нагнетали общественную истерию относительно значения иудеев. Здесь важно понять одно: с этого времени польское руководство приступило к планомерному обвинению евреев практически во всех бедах страны и народа. Им вменялась коррупция, засорение польской исконной культуры и образования, а также подрывная деятельность против страны и народа, сотрудничество с неприятельскими Германией и СССР. На самые высокие температуры антисемитской истерии поляки стали выходить с 1935 года, когда страну накрыл экономический кризис. Евреев очень удобно оказалось объявить виновниками всех бед. В 1936 году премьер-министр Фелициан Славой-Складковский очень четко сформулировал цели правительства относительно еврейского населения:

«Экономическая война против евреев всеми способами, но без применения силы».

Очевидно, боялся реакции Соединенных Штатов на возможные погромы.


Фелициан Славой-Складковский

Помимо своего антисемитизма, Фелициан вошел в историю страны как ярый поборник санитарного контроля. Отхожие места при его правлении красили в белый цвет, отчего их прозвали «славойками». Официальной правительственной линии относительно евреев придерживалась католическая церковь, а также подавляющее большинство политических объединений за исключением Польской социалистической партии. А когда к власти в Германии пришел Гитлер, масла в огонь антисемитизма подлили польские немцы, одержимые идеей реванша и мести за поражение в мировой войне.

«Черное кровавое Вербное воскресенье»


Вчера, в Вербное воскресенье, местное еврейство организовало оргию против Германии и всего немецкого. После сходки в кинотеатре около 500 поляков, подкупленных евреями, вооружились палками и шестами и бросились громить редакцию «Lodzer Zeitung»… Они были остановлены полицией. Тогда руководивший ими еврей скомандовал двигаться к редакции «Freie Presse»…


Так внешнеполитическое ведомство Национал-социалистической немецкой рабочей партии оценивало причины немецко-еврейского противостояния, случившегося в Лодзи 9 апреля 1933 года. Якобы Польско-еврейский комитет призывал:

«Прусская гидра… готова к новым преступлениям… за свою собственную немецкую бандитскую культуру! Мы призываем все польское население к бойкоту врага! Ни одного польского злотого не должно попасть в Германию! Покончим с немецкими изданиями, которые провоцируют наши национальные чувства! Превратим Лодзь в город польских интересов и польской государственности».

Это был пример одного из первых и последних антифашистских выступлений еврейского населения Польши против немцев, сочувствующих Третьему рейху. 9 апреля 1933 года в Лодзи и нескольких городах Средней Польши прошли антинемецкие акции, результатом которых стало разжигание еще большей ненависти к еврейскому населению страны. Самыми важными в тот день были демонстративное надругательство над нацистскими символами прямо у здания немецкого консульства в Лодзи, штурм немецкой гимназии, издательства и нескольких редакций газет. До сих пор неизвестно о потерях с обеих сторон, но эпитет «кровавое» то Вербное воскресенье получило не случайно. Лидер лодзинской Немецкой народной партии Август Уттс обвинил в этом прежде всего главу Сионистской организации Розенблатта, хотя среди главных зачинщиков фигурировали и представители польской радикальной организации Союза обороны западных границ (Związek Obrony Kresów Zachodnich). Итог этого противостояния оказался один: немцы еще больше возненавидели евреев, живущих по соседству в Польше и в дальнейшем находили все большую поддержку в этом у радикально настроенных поляков. Так, немец из Лодзи Бернард, отчитываясь о поездке в родной город в январе 1934 г., подчеркивал:

«Евреи имеют в Польше куда больше прав, чем немцы. В поезде я слышал рассказы о том, что Пилсудский женат на еврейке, поэтому евреи называют его «наш свекор». Я пересказал это своему старому другу в Лодзи, и он подтвердил, что подобные слухи циркулируют тут уже давно»
.
Немецкое консульство в Лодзи пишет в одном из отчетов уже после «Кровавого воскресенья»:

«Евреи образуют 17-18-миллионную гидру раковой опухоли на теле христианства».

А в ноябре 1938 года нацистский посол в Варшаве рефлексирует по поводу еврейских погромов на родине:

«Проведенная в Германии акция возмездия против еврейства была воспринята польской прессой и польским обществом абсолютно спокойно».


«Мадагаскарский план»


Первые планы по вытеснению евреев из Польши датируются 1926 годом, когда руководство страны всерьез задумалось перевезти всех неугодных на Мадагаскар. Тогда это была французская колония, и польский посол в Париже граф Хлоповский даже просил политических лидеров Франции перевезти тысячу крестьян на африканский остров. В беседе французы дали понять, что условия жизни на Мадагаскаре очень сложные и, дабы избежать геноцида евреев, полякам придется потратиться на содержание такой массы людей вдали от дома. В тот момент решение «еврейского вопроса» в Польше было отложено – французы фактически отказали своим восточноевропейским друзьям.


Мечислав Лепецкий (в форме) с комиссией перед отправкой на Мадагаскар

Второе рождение идея переселения более чем трехмиллионного еврейского населения в Африку обрела в 1937 году. Варшава тогда получила от Парижа разрешение для работы на острове специальной комиссии, целью который была подготовка территории к эмиграции. Примечательно, что евреям в Польше было уже настолько плохо и они настолько боялись набирающего силу нацизма, что в состав комиссии вошли представители сионистских организаций – юрист Леон Альтер и инженер по сельскому хозяйству Соломон Дык. От польского правительства в комиссию входил Мечислав Лепецкий, бывший адъютант Юзефа Пилсудского. Тогда в националистически настроенной стране был популярен лозунг «Евреев на Мадагаскар!» («Żydzi na Madagaskar») – поляки-антисемиты жаждали отправить как можно скорее первых 50-60 тыс. евреев на полудикий африканский остров.


Мадагаскар, по идее поляков, должен был стать для евреев новой Палестиной

Естественно, по итогам экспедиции наиболее позитивно был настроен Лепецкий — он даже предложил переселить первых евреев (около 25-35 тыс.) в область Анкаизана на севере острова. Против области Анкаизана был Соломон Дык, которых предлагал переправить в центральную часть Мадагаскара всего не более 100 человек. Не понравился остров и юристу Леону Альтеру – он допускал эмиграцию на него не более 2 тыс. евреев. Однако, по большому счету, вся эта операция представляется не более чем демонстрационным фарсом, так как у польского правительства в принципе не было финансовой возможности осуществить такое массовое переселение. Может быть, один из адептов «Мадагаскарского плана», министр иностранных дел Польши Юзеф, надеялся «скинуться» всей антисемитской Европой на эмиграцию евреев?



Как бы то ни было, за этим театром с удовольствием наблюдали нацисты. Гитлер послу Юзефу Липскому говорил, что совместными усилиями они смогут переселить евреев на Мадагаскар или в еще какую-нибудь отдаленную колонию. Остаётся только уговорить Англию и Францию. Собственно, за осуществление «Мадагаскарского плана» руками нацистов Липский и обещал поставить Гитлеру при жизни памятник в Варшаве.

Сама идея о переселении еврейского населения Европы на Мадагаскар впервые пришла немцам на ум еще в конце XIX века, но осуществить ее помешали неутешительные для Германии итоги Первой мировой войны. Уже во время Второй мировой в 1940 году немцы планировали переселять по миллиону евреев на остров ежегодно. Здесь им уже помешала занятость ВМФ в противостоянии с Британией, а в 1942 году союзники заняли Мадагаскар. Многие историки, кстати, предполагают, что провал немецкого «Мадагаскарского плана» подтолкнул нацистов к Холокосту.
Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
mirplaneta.ru, wikipedia.org, ruspol.net, stolica-s.su

 

Источник ➝

Почему марш пленных в Москве получил название «Большой вальс»

 

В скрижалях истории шествие немецких военнопленных по московским улицам в июле 1944 года навсегда осталось как «Парад побежденных». Однако на самом деле эта операция носила и другое название – «Большой вальс». И виной тому увлечение Сталина кинематографом.

Марш военнопленных и его причины

Как утверждает Андрей Мерников, автор энциклопедии «Вторая Мировая война», к 11 июля 1944 года в ходе одной из самых крупномасштабных наступательных операций Великой Отечественной войны, получившей название «Багратион», Советскому Союзу удалось заполучить в качестве пленных более 100 тысяч солдат и офицеров противника.

Однако, по словам Мерникова, власти государств-союзников выразили сомнение в количестве немецких военнопленных, захваченных советскими войсками. В доказательство по московским улицам решено было провести несколько тысяч немецких пленных.

Как указано в издании Владимира Долматова «Сталин. Главные документы», провести по улицам Москвы и Киева пленных немцев, от рядовых до генералов, велел сам Иосиф Сталин. В шествии, которое состоялось 17 июля 1944 года и которое контролировалось сотрудниками НКВД, приняли участие 57600 военнопленных, в том числе 1200 гитлеровских офицеров и 12 генералов. Это уникальное событие вошло в историю как «Парад побежденных», так как в свое время нацисты планировали организовать в Москве парад победителей. Однако данная операция носила и еще одно название - «Большой вальс».

 

Американская лента о «короле вальса»

Такое название, если верить авторам издания «22 июня – 9 мая. Великая Отечественная война» Алексею Исаеву и Артему Драбкину, операция НКВД получила благодаря американской музыкальной кинокартине «Большой вальс». Сценарий фильма, который вышел на экраны в США в 1938 году, был посвящен жизни и творческому пути известного австрийского композитора Иоганна Штрауса. Штраус-младший, скончавшийся еще в 1899 году, считался настоящим «королем вальса». Впрочем, в то время вальсы писали многие композиторы, так как этот танец находился тогда на пике своей популярности. Большой же вальс, состоящий из нескольких маленьких, изобрел тоже уроженец Австрии Йозеф Ланнер.

Но фильм не остался незамеченным не только благодаря музыке. Во-первых, лента «Большой вальс» в 1939 году завоевала «Оскар» за лучшую операторскую работу. Во-вторых, сценарий картины отражал один из самых трагических периодов жизни Иоганна Штрауса, когда тот, будучи уже женатым человеком, влюбился в оперную певицу. В-третьих, роль этой самой певицы исполняла Милица Корьюс, эмигрировавшая из Советского Союза. Все перечисленные обстоятельства и многие другие способствовали успеху кинофильма в СССР. Мало того, как утверждает Александр Колесников, автор книги «Евгения Белоусова: судьба актрисы – судьба жанра», «Большой вальс» буквально поразил отечественных зрителей.

Сталин и кинематограф

Не остался равнодушен к музыкальной ленте и Иосиф Сталин. Вождь вообще очень уважал кинематограф. Как пишет Александр Костин в своей книге «Убийство Сталина. Все версии и еще одна», еще до войны в Большом Кремлевском Дворце специально для Сталина был оборудован зал, где вождь вместе с другими членами Правительства смотрел и обсуждал кинокартины, причем как советские, так и зарубежные. Если верить Рою Медведеву, автору книги «К суду истории. О Сталине и сталинизме», режиссер Михаил Ромм утверждал, что в число любимых лент Сталина входили: «Огни большого города», «Ленин в Октябре», «Волга-Волга», «Кубанские казаки» и «Большой вальс».

По некоторым свидетельствам, которые приводит в издании «Сталин в жизни. Систематизированный свод воспоминания современников, документов эпохи, версий историков», однажды Иосиф Виссарионович отклонил список советских кинематографистов, представленных к наградам, сказав, что пусть те сначала научатся работать так же профессионально, как работают создатели американской картины «Большой вальс». Возможно, эта история – всего лишь байка. Однако тот факт, что Сталину действительно понравилась картина про Штрауса, не поддается никакому сомнению. Недаром вождь окрестил «Большим вальсом» даже операцию 1944 года.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх