Андрей * предлагает Вам запомнить сайт «Великие тени истори»
Вы хотите запомнить сайт «Великие тени истори»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Кто старое забудет...

Сейчас обсуждаем
Как 20-летняя советская девушка уничтожила взвод нацистов
10 дек, 12:25
+3 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Как белогвардейский офицер Говоров стал советским маршалом
9 дек, 17:02
+3 2
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Как Хрущёв ломал Сталинскую экономику
9 дек, 11:51
+1 5
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ГЕРОИ МОЕЙ СТРАНЫ...(дважды похороненный, бесконечно Штопанный...)
9 дек, 06:01
+1 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
10 любопытных фактов про поцелуи Брежнева
8 дек, 13:32
+1 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Людовик XIV: король, который скучал с женой
7 дек, 12:52
+2 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Знаменитый Отто Скорцени о том, почему немцы не взяли Москву
8 дек, 10:02
+3 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Москва — Варшава: о чём забыли наследники пана Пилсудского
7 дек, 06:01
+1 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Еврей, который потопил яхту Гитлера
6 дек, 11:51
0 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Буденный: маршал который не выиграл ни одной битвы во времена ВОВ
4 дек, 17:01
+2 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Поиск по блогу

Геноцид. Запад нам поможет?

развернуть

Геноцид. Запад нам поможет?

Геноцид. Запад нам поможет?

«Донесение ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР, с протоколом допроса военнопленного И.

Химинского 16 августа 1942 г…

Вопрос: Каково было настроение солдат вашего подразделения?

Ответ: Настроение солдат нашего подразделения было неважное. Основной причиной этого служит то, что наше наступление на данном участке фронта русскими остановлено, и остановлено, по-видимому, настолько прочно, что дальше нам не продвинуться, а стоять для нас сейчас на месте — это гибель. Германии для ее спасения необходима победа в этом году, мы не в силах выдержать еще одну зиму, и все это понимают. Многие солдаты говорят: если до наступления зимы не наступит конец войны, то мы сами пешком уйдем из России, чего бы это нам ни стоило.

Вопрос: В чем вы видите необходимость для Германии закончить войну именно в этом году, и на основании чего вы считаете, что затяжка войны гибельна для Германии?

Ответ: Основным в этом вопросе является внутренне положение Германии. Анализ его говорит сам за себя. В феврале месяце 1942 года я еще был в Берлине, работал на заводе, имел знакомых на многих берлинских предприятиях, и я знаю в каком состоянии находится промышленность…

В Германии не хватает рабочей силы, а все попытки выйти из этого положения за счет использования иностранных рабочих и массового применения труда военнопленных желаемых результатов не дают. На нашем заводе один немец давал больше продукции, чем 5 итальянцев. Иностранные рабочие, как и военнопленные работают неохотно, причем это понятно, так как мало кто будет охотно работать, получая за это только полуголодный паек.

Не в лучшем состоянии находится сельское хозяйство Германии. Оно сейчас полностью лишено квалифицированной рабочей силы и держится исключительно на применении женского труда и труда военнопленных. Все деревни Германии переполнены пленными французами, югославами, поляками, греками…» [1] (с. 48–51).

Так какую же это форму труда изобрело в XX веке германское культуртрегерство, считающееся самым просвещенным из всех предыдущих?

Так ведь это же самое настоящее рабство! Вот к чему приводит и обязано привести слепое следование модам заграницы! И вот как «распрекрасно» жилось в Германии собранным со всей Европы людям:

«Завод, на котором я работал, является одним из крупных заводов Берлина. На нем работают несколько тысяч рабочих, в основном высокой квалификации, так как все процессы на заводе полностью механизированы.

С начала войны против России с завода начали призывать рабочих в армию. Из 150 человек, занятых в цеху, где работал я, к февралю 1942 года было призвано свыше 100 человек. Все они были заменены французами и итальянцами» [1] (с. 51).

То есть две трети высококвалифицированных рабочих было отправлено затыкать образовавшиеся после провала наступления на Москву бреши уже за первое полугодие войны. Не малую часть из остававшихся пока на заводе немцев подгребли затем и к лету 1942-го. Вот к какому времени у Германии уже практически не оставалось людских резервов!

И немцев заменили свезенные со всей Европы рабы, на описываемом предприятии пока именуемые вольнонаемными рабочими, что не слишком-то и соответствовало действительности:

«Иностранные рабочие живут в специальных бараках, расположенных неподалеку от завода. Бараки обнесены колючей проволокой и напоминают скорее концлагерь, чем общежитие рабочих. Продовольственных карточек им не выдают, все питание они получают на заводе, кроме того, им причитается небольшая заработная плата, которой, однако, также не выдается на руки, а вносится администрацией завода на “текущий счет”. В цехах, где работают иностранные рабочие, находится охрана, следящая за тем, чтобы не было каких-либо актов саботажа или диверсий.

Рабочий день на заводе 10 часов, но обычно всегда приходится работать больше и по воскресеньям. Сверхурочная работа оплачивается только на 50 процентов» [1] (с. 51).

А вот что в описываемый период времени представлял собой Берлин:

«Население устало от войны, все хотят скорейшего окончания ее. В городе очень много раненых, все больницы, лечебницы, амбулатории и многие частные дома заполнены ими» [1] (с. 51–52).

А вот как Германия «кормила» мирное население на оккупированных ею территориях России. Имущество попавших в зону немецкой оккупации граждан, как заявляло германское правительство, является:

«собственностью министерства хозяйства и верховного командования вооруженными силами Германии в России» [1] (с. 52).

А потому:

«Все продукты учитываются…» [1] (с. 52).

И все что только ни пожелают изъять у мирного населения России оккупационные власти:

«…в организованном порядке отбирается у населения и поступает на снабжение германских войск.

15 августа 1942 г.

Допросили: Тарабрин

Тимашкова

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4,д. 912, л. 75–77

(подлинник)» [1] (с. 52).

Однако ж параллельно данному роду не имевших ограничения поборов попавшего в оккупацию населения существовал и неорганизованный стихийный вид наведения этого нам всю плешь проевшего некоего «германского порядка»:

«Грабеж и насилия по существу поощряются командованием. Случаи наказания виновных неизвестны, а в ряде изданных распоряжений по существу узаконивается грабеж и вводится лишь в известные рамки» [1] (с. 112).

Так «кормили» завоеванное население немцы.

Все это было известно тогда многим. А потому даже в РОА складывалось следующее к ним отношение:

«Все русские, то есть остовцы и военнопленные, не то что не любили немцев, а ненавидели их острой ненавистью. Да и было за что. Эти люди на собственной спине убедились, что немцы никогда не могут быть друзьями русских» [2] (с. 10–11); [3] (с. 62).

Эту явную враждебность к немцам со стороны власовцев подтверждает своими приказами и сам Адольф Гитлер, который:

«…в сентябре 1943 распорядился разоружить все добровольческие части и отправлять их в угольные шахты…» [4] (с. 181).

Впрочем, чуть позже, осознав полную невозможность без существенных потерь произвести это разоружение, он переменил свое решение, распорядившись:

«…перевести добровольческие части — на Атлантический Вал, против союзников» (там же).

И если кто-то думает, что в патологической враждебности немца к русскому человеку повинен лишь какой-то бывший ефрейтор, изобретший колоссальных размеров машину по истреблению людей, то слишком сильно в том заблуждается. Просто все то, что представляет собой извечно враждебный нам Запад, лишь повторилось в очередной раз. Ведь еще в первую мировую войну отношение именно к нашим пленным со стороны Запада было все тем же:

«Каторжный труд, издевательства, голод делали свое дело — русские пленные массами гибли… На неизменное кладбище около каждого лагеря постепенно “переселялись” его обитатели… На чужбине, в плену погибло около двухсот тысяч русских людей» [5] (с. 165).

И это все притом, что отношение к немецким военнопленным уже в наших лагерях было совершенно другим:

«…их смертность не превышала 4 процентов» (там же).

Вот что, например, сообщали газете «День» по болезни отпущенные из германского плена в Швейцарию французы и бельгийцы:

«Из их рассказов вырисовывалась ужасающая картина издевательств и насилий над русскими во вражеском плену. “Русские страшно голодали. Все, что получалось, было адресовано определенным пленным либо пленным определенных наций. Среди французов и самый круглый сирота имел свои получки: хлеб, сахар, книги, табак, шоколад. У русских почти ни у кого ничего не было. Очень, очень голодают они. В каждом лагере есть как будто люди двух рас: русские и все остальные”» [5] (с. 164–165).

Очень точно подмечено: западноевропейцы, на самом деле, людоеды. А потому и действительно: они иной с нами расы. За что мы и были всегда ненавидимы ими. Но такое между нами вопиющее различие прекрасно осознавали лишь они, а потому всегда и поступали соразмерно своим на эту тему знаниям. Их к нам ненависть всегда вырисовывалась с достаточной очевидностью. Мы же, как это ни выглядит странным, людоедства своих соседей всегда почему-то старались не замечать. За то как расплачивались ранее, так, если этого не поймем, предстоит нам расплачиваться и впредь. И перед третьей мировой войной эту странную ненависть к нам Запада хорошо бы намотать себе на ус. А в особенности тем, кто предполагает спасти себя предательством. Ведь все то, что происходило по отношению к русскому человеку в Майданеке и Освенциме, чем-то особо новым, что узнаем, вовсе не является, но было уже пройдено нами в 1-ю мировую войну. Понятно, большевики, интернационалисты до мозга костей, утаили от нас людоедство Запада: потому-то мы и не знали — с кем имеем дело. Потому-то и не встретили врага как положено его встречать еще в самые первые недели войны. А ведь незнание не освобождает от возможности повторения уже пройденного, но не усвоенного. А потому все кошмары нашествия к нам людоедов могут повториться вновь — уже теперь в третий раз.

Но и во второе на нас нашествие Запада пусть не сразу, но все же поняли русские люди, что не за комиссарскими тужурками и под ними обычно скрывающимися картавыми личностями пришли сюда охотиться немцы, но, как и в предыдущую войну, — лишь «за скальпом» русского человека. А потому сделали соответствующие выводы. Вот один из них:

«“Война сегодня — это ожесточенные схватки на снежных равнинах людей, привыкших к взаимным фокусам, не удирающих при виде танка. Люди обозлились, возненавидели врагов всем нутром, до зубного скрежета. Все чаще действуем штыком... Наш русский боец уже глубоко задет за живое и бьется с неимоверной яростью…” (Отправитель Кадановский, 545 арт. полк)» [3] (с. 214).

Немцам, судя уже по их письмам, наша такая по отношению к ним суровость выходила боком. О том они и сообщают друг другу в письмах:

«16 августа 1942 г…

Солдату Иосифу Енке от невесты: “…Все мужчины, которые еще выползают вечером погулять, или не достигли 18 лет, или старики, или безнадежные калеки

Ефрейтор Ганс Блюменгоф — Маркусу Люцембергеру (4/V-42г.): “…Если подумать, сколько уже убито товарищей из тех, которые вместе со мной начинали в 1939 г. военную карьеру, приходишь в ужас. Жаль, что гибнет такой полноценный человеческий материал, а слабосильные и больные остаются в живых. Что же будет с нашим народом!..”» [1] (с. 53–55).

Пусть не сокрушается, скоро Гитлер погонит под дула наших танков и больных, и хромых, и слепых, и вообще всех немцев, остающихся к тому периоду пока еще живыми. И за поголовье своего людоедского племени пусть не сокрушается также — необычайная похотливость немок, приученных не перечить прихотям завоевателей, не позволит сгинуть в небытие этому прирожденному народу-агрессору, в чьей крови теперь будет преизрядное количество крови: алжирцев и алеутов, американских негров и друзей степей…

А вот как немец оголяет свою природную низость, даже ни на секунду не задумываясь о том, что этим животным эгоизмом выказывает нам все свое отношение к попавшему в лапы его людоедской народности плененному и совершенно беззащитному человеку. Письмо:

«Солдату Рихарду Краузе от брата(23/V-42г.): “…Мне рассказал один солдат, который лежал здесь в госпитале, что они обычно забирают у пленных русских сапоги. Эти сапоги очень хорошего качества. Не сможешь ли ты мне выслать пару сапог…”» [1] (с. 55).

То есть снять с пленного самое последнее — сапоги, а потому обречь его на верную смерть от переохлаждения — для немца является нормой поведения. И о какой там совести может идти разговор? Такое чувство германскому культуртрегерству и изначально не присуще.

А вот где по-особому оголена необычайная прожорливость нагрянувшего к нам германца:

«Старшему ефрейтору Гансу Валлерусу от Августа Малькуша (10/V-42г.): “Во время всей кампании нам не было так скверно, как во время русского наступления. Когда мы продвигались, нам удавалось «организовывать» неплохое питание. Однажды, во время пятидневного отдыха я с приятелем сожрал 45 кур. Так было раньше, зато теперь мы должны изрядно голодать…” [1] (с. 55).

То есть это войско представляло собой гигантских размеров саранчу, выкашивающую все съестное на пути прохождения своих марширующих колонн, тем и обрекая местное русское население на верную гибель: куры являлись той единственной живностью, которую большевики у русского населения еще не успели к тому времени отобрать — их яйцами только-то и могло сдабривать свою постную пищу ограбленное еврейскими комиссарами население русских деревень. Что ж, это последнее теперь отбирали немцы…

Но не только все съестное, но и все живое они не прочь были выкосить на своем пути:

«Солдат Ганс — Эмили Цей (10/V-42г.): “…Это письмо я пишу тебе из окопа. Снаряды и пули свистят мимо ушей. Позади три тяжелых боя. Вили Бир уже погиб. Мы надеемся, что война в России когда-нибудь закончится, если же нет, то мы покажем русским, что такое немецкая метла. Там, где проходит немецкий солдат, даже трава уже больше не растет…”…

Селивановский

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, д. 943, л. 38–39 об.

(подлинник)» [1] (с. 55–56).

«Изголодавшиеся немки завидуют своим мужьям, грабящим плодородные советские земли, и подталкивают их к новым грабежам:

“Из твоего письма я увидела, что тебе теперь хорошо: идешь и берешь литр молока или еще что-нибудь — этого мы себе здесь не можем позволить. От всего сердца желаем Вам и дальше такой жизни”.

(Из письма от 20 июля 1942 г. Элизабет Шванцер из Бреслау, Линденштрассе-52-П унтер-офицеру Фрицу Деллаху, полевая почта № 31672).

“Скажи, есть ли там каракуль или другие меха. Я так бы хотела сделать для детей белые меховые пальто, а если меха не так хороши, то их можно применить вместо одеял. Пожалуйста, поищи там что-нибудь подходящее”.

(Из письма Кинцлер из Рид от 22 июля 1942 г. оберфельдфебелю Ганцу Кинцлеру, полевая почта № 31672)…

Михайлов

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, д. 326, л. 167–168 об.»[1] (с. 52).

А вот еще очередное свидетельство о том, что преступления нацизма не следует относить лишь к преступным приказам бонз третьего рейха. Гвидо Кнопп, производивший для своей книги опрос переживших войну немцев, приходит к неутешительному выводу о том, что и гражданское население Германии было прекрасно осведомлено о преступной деятельности нацизма, на который оно и работало все это время неустанноажданское ий для своей книги опрос переживших войну немцев, приходит к неутешительному выводу о том, что :

«Дорис Шмидер-Гевинер утверждает, что ей уже во время войны было известно об “абажурах для ламп из человеческой кожи и вырванных золотых зубах”» [6] (с. 107).

Так что очень зря немцы пытаются после своего поражения прикинуться теперь невинными овечками, свалив все с ними случившееся на кого-либо еще. Нация агрессора не брезговала ничем — ни вырванными у попавших к ним в лапы людей золотыми зубами, ни абажурами из человеческой кожи. Мало того, она, эта нация, просто настоятельно требовала сапог, снятых гитлеровцами с попавших к ним в лапы русских солдат, а также каракулевых мехов для шубок своим малюткам. То есть для подрастающих людоедиков. А так как в Германии с продовольствием было достаточно тяжело, «мирное» это самое население завидовало самим оккупантам, имеющим возможность в день сжирать до десятка кур, отобранных у русского мирного населения, на беду свою попавшего под пяту оккупантов, обрекая этим это население на голодную смерть.

Военнопленный Франц Хаммель, 1923 г.р., солдат 113 пехотной дивизии, сообщает о себе следующее:

«Впервые военнопленный принимал участие в боях 13 июля 1942 г., роты насчитывали к этому времени по 50–60 человек.

За месяц боев, т. е. до середины августа, дивизия понесла значительные потери. В середине августа прибыло новое пополнение, но численность рот могли довести только до 75 человек. В настоящее время они насчитывают по 35–40 человек. Нового пополнения не ожидается.

Говоря о настроении солдат германской армии, пленный указывает, что оно, главным образом, менялось в зависимости от питания… Всем солдатам надоело воевать, обещаниям командования они перестали верить. О взятии Сталинграда говорилось еще в августе, а бои продолжаются до сих пор и, по-видимому, германским войскам так и не удастся взять его. Приближается зима. Германские войска находятся в степи. Удобных зимних позиций построить не удастся, т.к. нет леса, а раз нет леса, то нет и топлива, придется мерзнуть» [1] (с. 83).

Но вот как захватчиками решаются проблемы отсутствия в этой местности леса:

«В тылу разрушаются деревни и лес подвозится к передовой линии» [1] (с. 84).

То есть жившие в этих домах люди обрекаются на холодную смерть в степи! Вот что значит для русских этот самый всеми ветвями интер-социализма (национал-; либерал-; интернационал) расхваленный «германский порядок». И вот как он осуществлялся социалистами национальными:

«Останавливаясь на обращении германских солдат с гражданским населением, пленный заявляет: “…Проходя через деревни, мы отбирали у крестьян молоко, яйца и птиц. Правда, это запрещено, но офицеры смотрели сквозь пальцы, да и сами посылали своих денщиков делать то же самое. Население встречало нас крайне недружелюбно. В одной из деревень, названия которой я не помню, мы остановились на ночь. Один солдат — Эрих Мюллер пошел ночевать в хату, а наутро его нашли на дворе заколотым вилами. Мы из деревни быстро ушли, но как потом рассказывали, отряд полевой жандармерии вел следствие и, несмотря на то, что зачинщиков не нашли, несколько жителей села было расстреляно”» [1] (с. 84).

Таким являлось немецкое «правосудие» на оккупированных землях.

А вот как они поступали с попавшими к ним в плен русскими людьми:

«Освободив х. Ново-Максимовский, Сталинградской области, наши бойцы обнаружили в двух кирпичных зданиях с замурованными окнами и забитыми дверями 76 советских военнопленных, 60 из них умерли от голода, часть трупов разложилась. Остальные военнопленные — полуживые, в большинстве не могущие от большого истощения подняться на ноги.

Как оказалось, пленные находились в замурованном здании около двух месяцев, — немцы постепенно морили их голодом, лишь изредка бросая куски гнилой конины и давая пить соленую воду.

Группа бойцов и командиров 25 гвардейского кав. полка составили акт в том, что при занятии полком 8 декабря 1942 года временно оставлявшихся им позиций, обнаружили 34 трупа зверски изуродованных красноармейцев и командиров, не эвакуированных с поля боя после ранения и попавших в руки немецко-фашистских оккупантов.

У замученных были изуродованы ножами лица, отрезаны носы, снята кожа с лица…

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, д. 1330, л. 17–17 об.

(подлинник)» [1] (с. 336–337).

То же творилось и в Сталинградском котле:

«В середине января 1943 года, сжимая кольцо окружения вокруг 6-й германской армии, наши войска захватили находившийся у села Алексеевка под Сталинградом пересыльный лагерь военнопленных, так называемый “Дулаг-205”.

На территории лагеря и близ него были обнаружены тысячи трупов военнопленных красноармейцев и командиров, умерших от истощения и холода, а также освобождено несколько сот истерзанных, истощенных от голода и до крайности измученных быв. военнослужащих Красной Армии.

В связи с этим Главным управлением “Смерш” было произведено расследование, в процессе которого выявлено, что немецкие офицеры и солдаты, выполняя установки германского военного командования, относились к военнопленным издевательски, зверски истребляли их путем массовых избиений и расстрелов, создавали невыносимые условия содержания в лагере и морили голодом.

Также установлено, что подобное зверское отношение немцев к военнопленным имело место и в лагерях для военнопленных в Дарнице под Киевом, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и Россоши…

Показаниями Куновского, Лянгхельда и Мердера установлено, что существовало прямое указание высшего командования германской армии об истреблении советских военнопленных…

Так, бывший офицер контрразведки при лагере капитан Лянгхельд на допросе 1 сентября 1943 года показал:

“…Зверства, которые мы чинили над военнопленными, были направлены на истребление их…

Кроме того, я должен сказать, что в своем поведении с русскими военнопленными мы исходили из особого отношения ко всем русским людям, существовавшего в немецкой армии.

В германской армии по отношению к русским существовало убеждение, являющееся для нас законом: «Русские — неполноценный народ, варвары, у которых нет никакой культуры. Немцы призваны установить новый порядок в России». Это убеждение было привито нам германским правительством.

Мы знали также, что русских людей много и их необходимо уничтожить как можно больше, с тем чтобы предотвратить возможность проявления какого-либо сопротивления немцам после установления нового порядка в России.

…Издевательства над русскими военнопленными чинились как солдатами, так и офицерами германской армии, имевшими какое-либо отношение к военнопленным”…

С 5 декабря 1942 года смертность среди военнопленных от голода достигала 50–60 человек в день, и к моменту освобождения лагеря войсками Красной армии погибло около 3 000 человек.

Бывший обер-квартермейстер 6 германской армии подполковник Куновский на допросе 25–26 августа 1943 года показал:

“Свыше 3 000 человек, которые могли в связи с разгромом 6-й германской армии выйти на свободу — нами истреблены.

Я думаю, что и те немногие военнопленные, что остались живы, никогда не смогут восстановить своего здоровья и останутся калеками на всю жизнь”.

Бывший комендант лагеря Керперт на допросе от 23 июля с.г. показал:

“Военнопленные были размещены в невероятной тесноте. Они лишены были совершенно возможности лежать и спали сидя…

С 5 декабря 1942 года среди военнопленных начался настоящий голод, на почве чего среди них наступила большая смертность.

С 10 декабря ежедневно умирало около 50 человек.

Трупы военнопленных, умерших за ночь, ежедневно утром выбрасывались из землянок, увозились за пределы лагеря…”

Кроме того, Керперт, Лянгельд и Медер показали, что германские офицеры и солдаты избивали советских военнопленных…

Военнопленных, доведенных голодом до сумасшествия, во время раздачи пищи, приготовленной из разной падали, травили собаками…

Лянгхельд рассказал, что, производя допросы военнопленных, он сам, его фельдфебель и переводчик, в целях получения у них военно-разведывательных данных, избивали русских военнопленных. Также систематически избивали военнопленных охрана лагеря — солдаты и офицеры.

Лянгхельд признался, что он провоцировал через свою агентуру попытки к бегству военнопленных, в результате чего они были расстреляны.

Подобная практика насилий, издевательств, убийств и провокаций широко применялась не только в Алексеевском лагере, но также, как это известно Куневскому, Лянгхельду и Медеру, — и в других лагерях военнопленных.

Лянгхельд показал:

“Обыкновенно я избивал военнопленных палками 40–50 см, но это было не только в Алексеевке.

Я работал в других лагерях военнопленных: в Дарнице близ Киева, Дергачах близ Харькова, в Полтаве и Россоши.

Во всех этих лагерях практиковалось избиение военнопленных. Избиение военнопленных являлось обычным в германской армии…”

…Куновский показал:

“Весной 1942 в Харькове, в лагерях военнопленных свирепствовал тиф. карантинные меры обезпечены не были, и в этих лагерях возникла высокая смертность. Об этом мне докладывали врачи…”

…быв. Военнослужащий Красной Армии Алексеев А.А. на допросе 10 августа показал:

“…В лагере была большая смертность, причиной этому было следующее: военнопленным за все время моего пребывания в лагере вовсе не выдавалось хлеба, воды… Вместо воды выгребали грязный окровавленный снег в зоне лагеря, после чего были массовые заболевания военнопленных.

Медицинская помощь отсутствовала. Я лично имел 4 раны и несмотря на мои неоднократные просьбы — помощь оказана не была, раны гноились.

Немецкие часовые стреляли в военнопленных без предупреждения. Я лично сам видел, как один военнопленный, фамилию его не знаю, во время раздачи пищи, пытался ножом отрезать клочок лошадиной шкуры — был замечен часовым, который в упор выстрелил в военнопленного и застрелил его. Таких случаев было много.

Спали на земле в грязи, от холода согреться абсолютно не было места. Валенки и теплую одежду у военнопленных отбирали, взамен давали рваную обувь и одежду, снятую с убитых и умерших…

Многие из военнопленных, не перенеся ужасов обстановки лагеря, сошли с ума.

Умирало в день по 150 человек, а в первых числах января в один день умерло 216 человек, о чем я узнал от работников санчасти лагеря.

Немецкое командование лагеря травило собаками — овчарками военнопленных. Собаки сбивали с ног ослабевших военнопленных и таскали их по снегу, а немцы стояли и над ними смеялись…”

Керпет, Куновский, Лянгельд и Медер в совершенных ими преступлениях виновными себя признали.

Следствие по делу продолжается…

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 5, д. 1, л. 228–235

(подлинник)» [1] (с. 363).

А вот как вели себя немцы с мирным населением, доверившимся германской пропаганде:

«С момента проникновения в город немецко-фашистские войска занялись разбоем и массовым ограблением населения. Это подтверждается свидетельскими показаниями, агентурными материалами и показаниями сотрудников комендатуры…

В городе подвергались ограблению музеи, общественные и культурные здания, заводы, квартиры и землянки. При этом отбирались ценные картины, ковры, предметы искусства, продукты питания, теплые вещи, обувь предметы домашнего обихода, даже детские платья и белье

Оказывавшие какое-либо сопротивление грабителям расстреливались или подвергались избиению и издевательствам…

Награбленные у населения вещи и ценности немцы отправляли посылками своим родственникам в Германию.

В северном поселке Баррикадного района немцы ограбили гр. Инину Е.Д., отобрали у нее шубу, сняли с ног чулки, а ее избили прикладами до безчувствия.

6-го октября 1942 г. два германских солдата ограбили женщину, шедшую с грудным ребенком на руках в сторону ст. Гумрак. После ограбления фашистские изверги ее расстреляли, вещи поделили между собою.

В октябре 1942 г. оккупанты ограбили дочиста квартиру рабочего завода “Красный Октябрь” — Зотова Георгия Федоровича. У него отобрали одежду, продукты питания, посуду и мебель, а его вместе с матерью, женой и двумя детьми 3-х и 7-и лет за оказание сопротивления расстреляли.

У семьи Киреевой, состоящей из 6 человек, немцы забрали последние остатки продуктов…

Особо широкие размеры приняли грабежи с момента окружения немецких войск под Сталинградом…

Разграбив квартиры, грабители занялись выявлением и откопкой ям, в которых население укрывало свои вещи и остатки продуктов.

Основной пищей ограбленного до предела населения в этот период было мясо и кожа убитых и павших животных, что приводило к массовым смертным случаям, заболеваниям и опуханию на почве голода и истощения…

После изгнания оккупантов, в подвалах главной конторы завода № 221 обнаружено до десятка трупов зверски замученных военнослужащих Красной Армии, среди них труп девушки, которой изверги выкололи глаза и отрезали правую грудь.

Отмечены так же факты зверских изнасилований немцами советских женщин:

В ноябре 1942 года три немецких солдата в присутствии мужа и детей изнасиловали жену шофера 25-го стройучастка…

В одной из землянок, в поселке завода № 221, на глазах у детей были изнасилованы две женщины, эвакуированные из Ворошиловграда. После изнасилования их обеих расстреляли» [1] (с. 422–423).

И вот что осталось от жителей города, из числа поверивших пропаганде оккупантов:

«После очистки города Сталинграда от немецко-фашистских войск, в городе (без Кировского района и не оккупировавшейся части Краснооктябрьского района) учтено гражданского населения всего 7 655 человек…

В результате ограбления их немцами, систематического недоедания, употребления в пищу мяса павших животных, кошек, собак, жители доведены до истощения. Многие из них опухли и подверглись различным заболеваниям» [1] (с. 431).

Но почему же так удивительно легкомысленно поступило население города, вверив свои жизни в волю пришельцев с запада?

Эти люди имели хорошую память. А потому помнили — что творили большевики у них в стране (см.: [8]). Потому, хоть прошло к тому времени уже более года войны, им не верилось, что описание зверств немцев, которыми были переполнены газеты той поры, соответствуют действительности. Они продолжали считать немцев, как им было внушено все теми же большевиками-интернационалистами, культурной нацией. А потому ждали с их приходом освобождения от антинародной власти еврейских комиссаров, о чем как раз и твердили немецкие листовки. Им и в голову не приходило, что на этот раз большевики вовсе не врут в своих газетах.

Но война, которая в то время шла, оказалась вовсе не той, о чем твердила пропаганда и одной, и другой стороны: одни призывали к защите государства труда (читай подстрочно — защите государства, медленно но верно переходящего в ГУЛАГ), а другие к защите населения от власти еврейских большевиков и, следовательно, от их ГУЛАГа, которым они опутали страну еще с 1918 года. Пресловутыми ценностями большевиков, эдаких интернационалистов до мозга костей, была некая поставленная для властвования в стране каста (о ее национальном составе см.: [9]). Ценностями же национальных социалистов, в отличие от социалистов интер-национальных, являлась уже более радикальная политика по отношению к туземному населению России. Собственно, жители Сталинграда, не разобравшиеся — кто из социалистов больше врет, именно ее и испробовали на себе после прихода в город немцев.

А не поняли они самой простой истины, что война эта велась не партией, сдавшей к тому времени врагу пол страны, но народом. И тем самым, который немцами был приговорен к тотальному истреблению. И это факт, а не смелая догадка лишь теоретического плана.

Вот и еще очередное подтверждение все на ту же тему:

«Работавший слесарем треста водоканализации Белоглазов (безпартийный), в беседе с нашим источником заявил:

“Я раньше плохо верил тому, что писали в газетах о зверствах немцев, а теперь испытал их на себе. Ноги целовал бы каждому красноармейцу за то, что они не дали умереть от рук немецких разбойников”.

Работница завода № 221 Кобликова О.И. (безпартийная) говорила:

“Я согласна еще много дней питаться кониной, только бы не быть больше у немцев”.

Копылова Любовь Тимофеевна, б. работница завода “Красный Октябрь”, в группе женщин заявила:

“Пусть будем жить в самых плохих условиях (имея в виду разрушения, произведенные оккупантами в городе), работать согласна круглые сутки, только бы не попасть больше к немцам”…

Власова В.С… среди жителей говорила:

“После того, как мы увидели немцев, румын и всю фашистскую свору, издевавшуюся над русскими людьми… Мы будем работать вдесятеро больше, чтобы скорей стереть с лица земли фашистских гадов”…

Отдельные профашистски настроенные элементы, хотя и ведут антисоветскую агитацию, но уже не встречают поддержки у населения города. Период временной оккупации, грабежи, насилия и зверства… заставили многих, ранее враждебно настроенных к Советской власти, пересмотреть и изменить свои взгляды и стать настоящими патриотами…»

ЦА ФСБ РФ, ф. 3, оп. 10, д. 136, л. 45–73

(подлинник) [1] (с. 417–435).

Таково было русскому человеку попасть в лапы ко вторгнувшемуся в его страну зверю: после всего испытанного та же борьба большевиков за «колоски» покажется детской забавой. А потому вот какие письма писали солдатам на фронт:

«“Сынок родной! Если на твою долю выпало участвовать в освобождении Сталинградской области от фашистского зверья, пусть рука твоя не дрогнет… Бей сынок… эту сволочь запоганившую нашу любимую… Родину.

Гнать без оглядки эту зверообразную орду, чтобы… зиму 1942–43 гг. сделать последней для Гитлера и его клики…”

“…Клянусь тебе родной отец и мать! Что в грядущих боях с немецко-фашистскими стервятниками буду драться так, чтобы запомнили навсегда фашисты, как дерутся русские”»

ЦА ФСБ РФ, ф. 40, оп. 22, д. 102, л. 94, 106, 207 (подлинник)» [1] (с. 367).

Библиография

1. Жадобин А.Т., Маркович В.В., Сигачев Ю.В. Сталинградская эпопея. «Звонница-МГ». М., 2000.

2. Алданов А.Г. Армия обреченных. Изд. Архив РОА. Нью-Йорк, 1969.

3. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том II. «Август-Принт». М., 2006.

4. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛаг. ИНКОМ НВ. М., 1991.

5. Яковлев Н. 1 августа 1914. «Молодая гвардия». М., 1974.

6. Кнопп Г. «Дети» Гитлера. ОЛМА-ПРЕСС. М., 2004.

7. Гарт Б.Л., Ширер У.Л., Кларк А., Карел П., Крейг У., Орджилл Д., Стеттиниус Э., Джюкс Д., Питт Б. От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. Политическая литература. М., 1988.

8. http://www.proza.ru/2017/03/20/967

9. http://www.proza.ru/2017/01/23/1256

 


Источник →

Опубликовано 20.03.2017 в 20:41
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
100 лет вины перед русским солдатом

100 лет вины перед русским солдатом

14 окт 17, 11:02
+13 8
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
100 лет Ледовому походу Балт…

100 лет Ледовому походу Балтийского флота

13 мар, 12:20
+3 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
100 лет назад. "Честное офиц…

100 лет назад. "Честное офицерское слово"

20 ноя 17, 11:00
+3 9
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Читать

Последние комментарии

Григорий Калинин
Владимир Алексеев
Алексей Горшков
АС
Долбоёбы в экономике не менее страшны!
АС Как Хрущёв ломал Сталинскую экономику
АС
МалоКтоЗнает после каких соб…

МалоКтоЗнает после каких событий военные корабли США не заходят «без спроса» в воды РФ. В 80-е годы прошлого…

24 фев 17, 17:30
+192 91
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
РАССКАЗ О СТАЛИНЕ, ОТ ЧЕЛОВЕ…

РАССКАЗ О СТАЛИНЕ, ОТ ЧЕЛОВЕКА, ЖИВШЕГО В ТО ВРЕМЯ

12 мар 17, 22:55
+60 102
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Жестокая месть княгини Ольги

Жестокая месть княгини Ольги

23 апр 17, 17:12
+58 54
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
РАНЕННЫЙ В ГОЛОВУ СОВЕТСКИЙ …

РАНЕННЫЙ В ГОЛОВУ СОВЕТСКИЙ ЛЁТЧИК ПОКАЗАЛ НЕМЦАМ «КУЗЬКИНУ МАТЬ» В ВОЗДУХЕ

21 мар 17, 10:00
+51 13
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Сталин вышел на первое место…

Сталин вышел на первое место в списке самых великих людей человечества

21 фев 17, 11:21
+45 134
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Что нужно знать русскому чел…

Что нужно знать русскому человеку про Ивана IV Грозного?

6 май 17, 11:00
+43 21
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
«А ты погляди в их глаза»

«А ты погляди в их глаза»

22 фев 17, 07:32
+39 17
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Семейные тайны Антона Макаре…

Семейные тайны Антона Макаренко: о чем молчали потомки легендарного педагога

14 мар 17, 17:30
+31 9
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Американская тайна реки Каддафи

Американская тайна реки Каддафи

9 мар 17, 18:00
+29 8
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Гвардии рядовой Серёженька -…

Гвардии рядовой Серёженька - самый молодой солдат Великой Отечественной войны

5 май 17, 11:44
+29 5
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0