КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК ОКАЯННЫЙ

КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК ОКАЯННЫЙ

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус.Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу«Окая́нный», ок. 9791019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей),

Святополк Владимирович

(Ту́ров (белор.Тураў) — город в Житковичском районеГомельской области, один из древнейших городов Белоруссии и столица Туровского княжества в X-XII—XIII вв.

Kievan Rus in 1237 (ru).svg

Карта Киевской Руси в 1237 г.

Ту́рово-Пи́нское кня́жество (Туровское княжество) — древнерусское княжество в XXIV веках, расположенное в Полесье по среднему и нижнему течению Припяти. Бо́льшая часть лежала на территории, заселённой дреговичами, меньшая — древлянами. Главным городом княжества был Туров, упоминаемый в первый раз в летописи под 980 годом.

«Рогволод же пришел был из-за моря и имел волость свою в Полоцке.

А Тур (сел) в Турове, от него же и туровцы прозвались».[1]

великий князь киевский в 10151016 и 10181019. Сын или племянник-пасынок Владимира Святославича, пришёл к власти после его смерти. По преданию, приказал умертвить своих братьев Бориса и Глеба, а потом ещё одного брата Святослава, за что в истории получил прозвище «Окаянный». Боролся со своим братом Ярославом за власть с помощью польского князя Болеслава, на дочери которого был женат. Потерпел поражение и бежал на Запад, где и умер.

 

Печать Святополка

Происхождение

По рассказу «Повести временных лет», рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

С другой стороны, исследователи антропонимики обращают внимание на то, что имена практически всех остальных сыновей «второго» отца Владимира по принципу варьирования родового имени построены на корне «-слав» на 2-м месте в честь их деда Святослава (ВышеславИзяславЯрославМстислав и проч.). А вот имя «Святополк», построенное по тому же принципу, хотя и показывает, что дедом ребёнка действительно был Святослав, но во 2-й части является варьированием имени своего «первого» отца Ярополка, то есть различие между этими детьми (либо сомнения Владимира) чувствовалось ещё при выборе имени для младенца[1].

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н. Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

БРАК.

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго 

Болеслав I Храбрый

Болеслав I Храбрый

(польск.Bolesław I Chrobry, с 1025 король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 9911001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 10131014 гг., считая, что он был следствием мира, заключённого с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остаётся миссия цистерцианца Бруно 

в 1008 г., которая могла закончиться миром, скреплённым браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., после смерти Всеволода и Позвизда волынских его земли стали граничить с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

 Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго

Княжение и убийство братьев

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский(кольбергский) епископ Рейнберн,

Файл:Reinbern, bp Kolobrzeg.jpg

Епископ Колобжегский
1000 год — ок. 1007 года

который умер в тюрьме. Источники сообщают, что Святополк был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским),

после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу. Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники 

(известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015—1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение того же года были убиты три единокровных брата Святополка — Борисмуромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его единокровными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде[3] 

Flateyjarbok Haraldr Halfdan.jpg

Flateyjarbok Haraldr Halfdan

упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности,

Бегство Святополка на картине Бориса Чорикова

так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса — «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Исследователи антропонимики приводят косвенное доказательство его невиновности, указывая[4], что хотя у Рюриковичей имелся четко ограниченный набор родовых имен, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века. «Можно предположить, вслед за А. Поппэ, что в княжеской традиции на протяжении всего XI-начала XII столетия Святополк не считался прямым виновником гибели свв. Бориса и Глеба. Лишь позднее, когда агиографическая версия вытесняет родовое предание, это имя постепенно уходит из именослова правящей династии».

Борьба с Ярославом

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска[5].

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева (картина Яна Матейко)

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где», образ же пустыни, скорее всего, имеет библейское происхождение.

Междоусобная война на Руси (1015—1019), междоусобная война сыновей Владимира Святого, вторая междоусобица на Руси[1] — борьба за власть после смерти Владимира Святого между Святополком Владимировичем (или Ярополчичем) и Ярославом Владимировичем, завершившаяся в пользу последнего.

Rus-1015-1113.png

Kievan Rus in 1015-1113. Киевская Русь в 1015-1113 гг. Половецкий город Шарукань показан у правого притока Северского Донца реки Донец (ныне Уды), в районе неуказанной реки Лопань.

В 1013 году Святополк I Окаянный туровский, пользуясь близостью своих владений к Польше, составил заговор со своим тестем польским князем Болеславом I против Владимира Святославича, но заговор был раскрыт, Святополк заточён в Киеве.

В 1014 году Ярослав отказался от ежегодной переправки в Киев 2000 гривен (2/3 новгородских даней) и нанял два отряда варягов во главе с Эймундом и Рагнаром, в ответ на что Владимир Святой начал подготовку к большому карательному походу на Новгород.

После смерти в 1015 году Владимира Борис Владимирович, возвращавшийся с войском из похода на печенегов, отказался от борьбы против Святополка, признал его киевским князем и вскоре погиб (по различным версиям, был убит людьми Святополка или варяжскими наёмниками Ярослава). Также был убит Глеб Владимирович, а Святослав Владимировичбежал в Чехию, на родину своей матери, но также был настигнут убийцами.

Сражение под Любечем


 
Битва под Любечем (1016). Радзивилловская летопись.

В 1016 году Ярослав во главе 3-тысячного новгородского войска и наёмных варяжских отрядов двинулся против Святополка, позвавшего на помощь печенегов. Два войска встретились на Днепре вблизи Любеча и на протяжении трёх месяцев, до поздней осени, ни одна из сторон не рисковала перейти реку. Наконец это сделали новгородцы, которым и досталась победа. Печенеги были отрезаны от войск Святополка озером и не смогли прийти к нему на помощь. Ярослав стал великим князем Киевским, наградил новгородцев (по гривне смердам, по 10 гривен старейшинам и горожанам). Однако, Святополк не отказался от борьбы.

Осада Киева печенегами

Уже в 1017 году Киев испытал печенежскую осаду. Она упоминается академиком Рыбаковым Б.А. и подробно описана в «Саге об Эймунде»[2]. Святополк с печенегами подошёл к Киеву, на стенах которого были укреплены кроны деревьев для защиты от стрел, а вокруг города был выкопан ров с водой, прикрытый сверху брёвнами и землёй. Часть осаждавших попала в ловушку. Двое ворот Киева были оставлены открытыми, и в них расположились соответственно дружинники Ярослава и варяги Эймунда. В ходе сражения печенегам даже удалось проникнуть внутрь города, но потом они были выбиты. Осаждённые предприняли вылазку и в ходе преследования захватили стяг Святополка.

Сражение на Буге

В 1018 году на помощь Святополку двинулся его тесть, польский король Болеслав I Храбрый. Ярослав вывел войска навстречу на реку Буг, где произошла новая битва. Два войска встретились на Западном Буге и некоторое время не решались перейти реку. Это неожиданно сделал Болеслав, увлекая за собой своих воинов. Ярослав потерпел сокрушительное поражение.

Святополк вошёл в Киев и разместил польские войска в городах, где стало назревать недовольство, а затем и по приказу самого Святополка стали организовываться убийства поляков. В награду за помощь в отвоевании киевского престола Святополк отдал Болеславу завоёванные Владимиром Святым червенские грады на левом берегу Западного Буга, и польские войска покинули Русь.

После поражения Ярослав бежал в Новгород и хотел бежать в Швецию, но был удержан новгородцами, опасающимися мести Святополка. В 1019 году было собрано новое войско, причём на его оснащение был произведён сбор средств в размере 4 кун с мужей, по 10 гривен со старейшин и по 18 гривен с бояр. Святополк оказался не готов к противостоянию и сразу бежал к печенегам, уступив киевский престол Ярославу.

Битва на Альте


 
Битва на Альте (1019). Радзивилловская летопись.

В том же году Святополк сразился с Ярославом в решающей битвена реке Альте. Летопись не сохранила точного места и подробностей битвы. Известно только, что битва произошла в месте убийства Бориса Владимировича, протекала весь день и носила крайне ожесточённый характер. Святополк бежал через Берестье и Польшу в Чехию. В пути, страдая от болезни, умер.

 

Источник ➝

Почему марш пленных в Москве получил название «Большой вальс»

 

В скрижалях истории шествие немецких военнопленных по московским улицам в июле 1944 года навсегда осталось как «Парад побежденных». Однако на самом деле эта операция носила и другое название – «Большой вальс». И виной тому увлечение Сталина кинематографом.

Марш военнопленных и его причины

Как утверждает Андрей Мерников, автор энциклопедии «Вторая Мировая война», к 11 июля 1944 года в ходе одной из самых крупномасштабных наступательных операций Великой Отечественной войны, получившей название «Багратион», Советскому Союзу удалось заполучить в качестве пленных более 100 тысяч солдат и офицеров противника.

Однако, по словам Мерникова, власти государств-союзников выразили сомнение в количестве немецких военнопленных, захваченных советскими войсками. В доказательство по московским улицам решено было провести несколько тысяч немецких пленных.

Как указано в издании Владимира Долматова «Сталин. Главные документы», провести по улицам Москвы и Киева пленных немцев, от рядовых до генералов, велел сам Иосиф Сталин. В шествии, которое состоялось 17 июля 1944 года и которое контролировалось сотрудниками НКВД, приняли участие 57600 военнопленных, в том числе 1200 гитлеровских офицеров и 12 генералов. Это уникальное событие вошло в историю как «Парад побежденных», так как в свое время нацисты планировали организовать в Москве парад победителей. Однако данная операция носила и еще одно название - «Большой вальс».

 

Американская лента о «короле вальса»

Такое название, если верить авторам издания «22 июня – 9 мая. Великая Отечественная война» Алексею Исаеву и Артему Драбкину, операция НКВД получила благодаря американской музыкальной кинокартине «Большой вальс». Сценарий фильма, который вышел на экраны в США в 1938 году, был посвящен жизни и творческому пути известного австрийского композитора Иоганна Штрауса. Штраус-младший, скончавшийся еще в 1899 году, считался настоящим «королем вальса». Впрочем, в то время вальсы писали многие композиторы, так как этот танец находился тогда на пике своей популярности. Большой же вальс, состоящий из нескольких маленьких, изобрел тоже уроженец Австрии Йозеф Ланнер.

Но фильм не остался незамеченным не только благодаря музыке. Во-первых, лента «Большой вальс» в 1939 году завоевала «Оскар» за лучшую операторскую работу. Во-вторых, сценарий картины отражал один из самых трагических периодов жизни Иоганна Штрауса, когда тот, будучи уже женатым человеком, влюбился в оперную певицу. В-третьих, роль этой самой певицы исполняла Милица Корьюс, эмигрировавшая из Советского Союза. Все перечисленные обстоятельства и многие другие способствовали успеху кинофильма в СССР. Мало того, как утверждает Александр Колесников, автор книги «Евгения Белоусова: судьба актрисы – судьба жанра», «Большой вальс» буквально поразил отечественных зрителей.

Сталин и кинематограф

Не остался равнодушен к музыкальной ленте и Иосиф Сталин. Вождь вообще очень уважал кинематограф. Как пишет Александр Костин в своей книге «Убийство Сталина. Все версии и еще одна», еще до войны в Большом Кремлевском Дворце специально для Сталина был оборудован зал, где вождь вместе с другими членами Правительства смотрел и обсуждал кинокартины, причем как советские, так и зарубежные. Если верить Рою Медведеву, автору книги «К суду истории. О Сталине и сталинизме», режиссер Михаил Ромм утверждал, что в число любимых лент Сталина входили: «Огни большого города», «Ленин в Октябре», «Волга-Волга», «Кубанские казаки» и «Большой вальс».

По некоторым свидетельствам, которые приводит в издании «Сталин в жизни. Систематизированный свод воспоминания современников, документов эпохи, версий историков», однажды Иосиф Виссарионович отклонил список советских кинематографистов, представленных к наградам, сказав, что пусть те сначала научатся работать так же профессионально, как работают создатели американской картины «Большой вальс». Возможно, эта история – всего лишь байка. Однако тот факт, что Сталину действительно понравилась картина про Штрауса, не поддается никакому сомнению. Недаром вождь окрестил «Большим вальсом» даже операцию 1944 года.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх