Последние комментарии

  • Сергей Поливода
    50*50Взлет и забвение Алексея Стаханова
  • Серж Прологов
    Был ли смысл маскировать аэродромы? БЫЛ!  Да еще какой!  Как ты думаешь добежал бы Гудериан до Минска за неделю если ...Напомним сталинистам должности казненных советских полководцев
  • Горский Виктор
    Теперь для общей информации. Я уже говорил, что у Павлова было самое не благоприятное соотношения сил - 1:1!Привожу п...Напомним сталинистам должности казненных советских полководцев

Ленин против пролетариата

По материалам книги доктора исторических наук, Профессора Пыжикова: "Корни сталинского большевизма"

"Основу идеологических конструкций любой организации, претендующей на роль политической, определяет то, к кому она апеллирует: к народу, какому-либо конкретному социальному слою и т. д. Большевики не были исключением.

Рождение партии сопровождали славословия в адрес человека труда." 

Букетно-конфетный период рабочих и ленинской партии закончился сразу после окончания гражданской войны, когда для Совнаркома исчезла угроза низложения и можно было начинать ставить в стойло расслабившегося гегемона.

"X съезд РКП(б) стал интереснейшей страницей советской истории. На нем произошло открытое столкновение лидеров «рабочей оппозиции» (не путать с левой оппозицией Троцкого) с высшим партийным руководством. 

Гром грянул, когда один из лидеров рабочей оппозиции Шляпников описал растущее недовольство, корни которого уходят не в рабочую оппозицию, а в Кремль. И открыто потребовал «предания кое-кого суду, самому настоящему суду революционного трибунала», посетовав, что эти «кое– кто» пользуются уважением в верхах. 

Запал Шляпникова подействовал на делегатов, а ленинское стремление сгладить острые углы не прошло незамеченным. Общее внимание привлекло то обстоятельство, что вождь, подробно остановившись на опасности мелкобуржуазной стихии, почти ничего не сказал о проблемах пролетариата, интересы которого представляла партия. Как справедливо заметил один оратор, рабочий класс индустриальных центров являлся главной опорой в Гражданской войне. Теперь же в случае какого-либо военного конфликта рассчитывать на его безоговорочную поддержку советской власти было бы опрометчиво.

 

Другой лидер рабочей оппозиции, выражая возмущение пролетариата "новыми дворянами", Игнатов предложил каждого члена партии направлять на некоторое время на фабрику, завод или рудник заниматься физическим трудом . Его поддержал С. П. Медведев, определивший такую трудовую повинность тремя месяцами в году . Кроме этой меры лидеры «рабочей оппозиции» ратовали за отказ от практики назначения на руководящие должности и за введение выборности.

Если  реакцию ленинской гвардии во главе с вождём выразить в одной фразе, получится что-то вроде:  "Вы! Чернь!! Бунтовать?!!"

Осинский назвал рабочую оппозицию «крикливой, цепляющейся за недовольство на заводах» . Д. Б. Рязанов выступил с критическим разбором брошюры А. Коллонтай, иронизируя под смех зала над тем, как она «пошла в народ»

Бухарин недоумевал:

«Получается, что Чичерина (наркома иностранных дел – авт.) надо отправить на завод… где он проведет три месяца у станка … после этого, несомненно, три месяца в санатории, когда же он будет заниматься дипломатической работой?»

В словах Бухарина содержится вся соль реального отношения партии к пролетариату и весь ужас ленинской гвардии при одной только мысли о реальной работе на производстве. Для Бухарина является несомненным, что после трех месяцев у станка любому его соратнику понадобится столько же месяцев восстанавливать своё здоровье в санатории. Какая тонкая душевная организация, оказывается, была у ленинских "гвардейцев"....

Но, пожалуй, наиболее раздраженным выглядел сам Ленин. Его до глубины души возмутил призыв Шляпникова судить наркома Цюрупу. В ответ он предложил судить самого Шляпникова и добавил: если речь зайдет о предании суду Цюрупы, то судите тогда весь Центральный комитет . От вождя досталось и Коллонтай: «Кто под видом помощи преподносит вот такие брошюры, того надо разоблачать и отсеивать» , – сказал он. На что Коллонтай заметила: «Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав» .

Идя на прямой конфликт с Лениным и не получив ожидаемой поддержки на съезде, рабочая оппозиция попыталась перехватить управление в стране явочным порядком:

"Сразу после Х съезда по инициативе ее лидеров была устроена так называемая «неделя профдвижения». Ее девизом стал лозунг: «От станка – в центры управления». Газета «Труд» призывала отнестись к мероприятию не как к празднику, а как к штурму косности и бюрократизма . Одна из передовиц констатировала:

 

«Мы постоянно жалуемся на недостаток опытных руководителей, администраторов. А между тем они есть, они стоят у станков, творят свою работу по специальности, и большинство из них даже не подозревает, что они могли бы сделать гораздо больше, если бы перешли от станка в центры управления. Профсоюзы помогут отыскать этих затерянных работников» 

Летом 1921 года профсоюз металлистов выработал также тезисы по организации производства в условиях, когда над диктатурой пролетариата нависла величайшая опасность. Их главная мысль: при новой экономической политике повышается эксплуатация рабочих

"Бюрократия из подчиненного при капитализме слоя превратилась теперь в главного распорядителя ресурсов, экономического управителя . Ее постановления святы и неприкосновенны, они неизменно одобряются вселенскими и поместными соборами, именуемыми партийными съездами"

Вид партийных бонз, споро занявших места в новых "дворянских собраниях под красными флагами" и, как и подобает "хозяевам жизни", пребывающих в неге и безделье, настолько вызверил пролетариат, что снизу пошли и более радикальные предложения:

На городской конференции рабочих-металлистов г. Казани раздавались требования «поставить на работу шалопаев, гуляющих по улице», поскольку пролетариат несет непосильное бремя, обслуживая нетрудовые элементы . В ходе IV Всероссийского съезда профсоюзов от делегатов с мест даже звучали предложения установить обязательное рабочее время (с 8 часов утра до 4 часов дня), когда никто, кроме детей и нетрудоспособных, не имел права появляться на улицах

Вот тут то вождь и показал, где он хотел видеть весь этот пролетариат со всей его диктатурой:

Ознакомившись с выступлениями Шляпникова перед коммунистами ряда предприятий Москвы, Ленин потребовал вывести его из состава Центрального комитета и изгнать из партийных рядов. На объединенном пленуме ЦК и ЦКК в августе 1921 года для принятия решения об исключении не хватило лишь одного голоса. Пленум ограничился последним предупреждением Шляпникову прекратить антипартийные действия . Репрессии обрушились и на Г. И. Мясникова, который призывал к свержению партийной бюрократии, поработившей пролетариат...

И всё же не мытьём, так катанием, к началу 1922 года всю «рабочую оппозицию» основательно прошерстили, и она приняла гораздо более скромный формат «рабочей группы». Входившие в нее коммунисты вместе с А. Коллонтай 26 февраля 1922 года направили в Коминтерн письмо, жалуясь на давление, которое оказывает на них руководство РКП(б). (Обращаем внимание на тот факт, что среди 22 подписантов от рабочей оппозиции значится лишь одна нерусская фамилия.) Специальная комиссия Коминтерна во главе с К. Цеткин, Кашеном и др. рассмотрела это заявление и пришла к выводу о неправомерности обвинений со стороны группы, пытающейся вести фракционную антипартийную работу

 

«Лебединая песня» лидеров «рабочей группы» прозвучала на XI съезде РКП(б) в апреле 1922 года, где они пытались оправдать свое обращение в Коминтерн . Выступая с трибуны высшего партийного форума, Шляпников предупреждал об опасности поиска другой опоры, кроме пролетариата: других, «лучших» рабочих, чем те, которых они представляют, нет и не будет, и нужно этим удовлетвориться...

Но Ленину и его гвардии было на это уже глубоко и качественно наплевать. Над Совнаркомом уже не висел дамоклов меч гражданской войны. В Советах не осталось ни единой оппозиционной силы. То есть за свою власть в стране можно было не волноваться. Пролетариат сделал своё дело - пролетариат может уходить...

Черту под этим оппозиционным направлением подводил Г. Е. Зиновьев. Как он заявил на XII съезде РКП(б):

«Чтобы этот итог был окончательным, следовало бы ликвидировать и само название, по крайне мере, в нашем партийном обиходе. Это не была «рабочая оппозиция». Это, объективно говоря, была антирабочая оппозиция, это была ликвидаторская оппозиция, которая шла в одну дверь, а попала в другую» 

Зиновьев, кстати, проговорился строго по Фрейду - партия Ленина действительно убрала из своего названия слово "рабочая" ибо оно уже не соответствовало ни стратегическим целям, ни тактическим задачам.

Рабочая оппозиция еще вернётся в тридцатых и предметно расскажет товарищу Зиновьеву, Бухарину, и остальной "ленинской гвардии", кто попал не в ту дверь. Реванш рабочей оппозиции нам известен под именем "Сталинских репрессий". Но это уже другая история...

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх