Интроверт на троне Самый тихий диктатор Европы отказывался жить во дворце и считал себя простым профессором

Фото: ullstein bild / ullstein bild via Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох, а также членов их семей. В предыдущей статье мы рассказывали о возлюбленной фюрера Третьего рейха Еве Браун. Их отношения были окутаны тайной, как и другие стороны личной жизни нацистского лидера. Сожительница, а затем и жена Гитлера носила одежду темных цветов, красную помаду и бриллианты, она меняла наряды шесть-семь раз в течение дня. На этот раз речь пойдет о самом тихом диктаторе своего времени — португальце Антониу Салазаре.

Он любил скромность во всем, единственной его слабостью были шикарные автомобили. Для правителя печатали газету в единственном экземпляре, скрывая от него плохие новости о происходящем в стране.

Диктатор-клерк

«Он был настолько тихим диктатором, что большинство европейцев даже не подозревало, что в Португалии вообще была диктатура», — обычно шутили об Антониу Салазаре. Он не был ни военным, ни лидером массового движения, ни революционером.

Это не мешало правителю иметь тайную полицию, которая преследовала противников режима, установить авторитаризм и заполучить неограниченные права. Впрочем, в отличие от современных государств с диктатурой, в Португалии не было смертной казни и массовых репрессий. Всего за время правления Салазара были арестованы около 15 тысяч человек.

Антониу Салазар — величайший португалец со времен Генриха Мореплавателя

Журнал Life, 1940 год

Председатель Совета министров, профессор Коимбрского университета — образованный, начитанный, привлекательный и расчетливый — он легко входил в доверие. В окружении Салазара признавали, что секретом его обаяния были обезоруживающая улыбка, безупречная прическа и идеально сидящий костюм-тройка. Из-за этой одежды его даже прозвали диктатором-клерком.

Несостоявшийся священник

Антониу Салазар родился на севере Португалии в семье мелких землевладельцев. Его родители были людьми очень набожными, юношей он даже мечтал стать священником. Однако потом передумал и подал документы на юридический факультет одного из старейших университетов страны, который окончил с отличием. Через несколько лет Салазар стал там преподавать. Впрочем, хорошего лектора из него не получилось — уж слишком скучным он казался многим студентам.

В окружении Антониу шептались, что он ведет себя довольно странно. Мужчина и правда был интровертом: довольно молчаливый, закрытый, скромный, не курил, не любил алкоголь, был равнодушен к танцам и музыке, избегал романтических отношений с женщинами. При этом ему нравилась их компания, и он восхищался их красотой.

Говорили, что у Салазара был печальный опыт любви. Будучи молодым преподавателем, он стал обучать дочь одного помещика. Между ними вспыхнули чувства, молодые даже собирались пожениться. Однако мать девушки, заметив странности в поведении педагога и ученицы, выставила Салазара за дверь.

Ходили слухи о его теплых отношениях с собственной экономкой по имени Мария. Но это были скорее отношения двух друзей или же матери и сына, хотя женщина не теряла надежды, что когда-нибудь они перерастут в нечто большее.

Придя к власти, Салазар стал еще более закрытым — он старался избегать любой публичности. Жители страны шутили, что даже если под окнами его кабинета устроят демонстрацию в его поддержку, он просто задернет штору.

Салазар осматривает войска перед их отправлением в африканские колонии Португалии, 1950 год
Салазар осматривает войска перед их отправлением в африканские колонии Португалии, 1950 год
Фото: Evans / Three Lions/Hulton Archive / Getty Images
1/3

В 1926 году в Португалии произошел военный переворот. Пришедшие к власти мятежные генералы не знали, как помочь экономике, устремившейся в бездну. Для этого им не хватало знаний. Салазар в то время считался одним из лучших специалистов-гуманитариев. Неудивительно, что армия сразу обратилась к нему.

В результате генерал Антониу ди Кармона и Салазар почти 20 лет правили страной как президент и премьер-министр.

Салазар смог довольно быстро обуздать коррупцию на местах, победить инфляцию и навести порядок с бюджетом. Постепенно в руках бывшего профессора сосредоточилась вся полнота власти. По факту Салазар был лишь председателем правительства, на деле — президентами становились лояльные ему военные. На власть диктатора они не покушались и лишь продлевали его полномочия. В их обязанности входило только выступление на официальных мероприятиях, за что одного из номинальных правителей прозвали «разрезателем лент».

Во времена гражданской войны в Испании Салазар поддержал Франко, отправив к нему несколько тысяч добровольцев, а также открыв португальские порты для немецких и итальянских кораблей с грузами для мятежников. За это в подарок от Адольфа Гитлера он получил новейшие самолеты «Юнкерс»

После начала Второй мировой войны португальский лидер стал вести себя аккуратнее: хотя его режим и был близок к фашизму, страна являлась традиционным союзником Англии. Тогда Салазар сделал ход конем: объявил, что Лиссабон остается союзником Лондона, но при этом в войне будет придерживаться нейтралитета. Это решение принесло государству не только мир, но и большой доход.

Португалия неплохо жила, продавая редкий металл вольфрам как антигитлеровской коалиции, так и Третьему рейху и его союзникам. Но не только это помогло стране обогатиться. По воспоминаниям современников, Португалия в те годы превратилась в гигантский черный рынок. «Для путешественников из воюющих стран это государство выглядело как великолепный оазис мира и процветания. Здесь было электричество, еду не распределяли по карточкам, магазины ломились от продовольствия и предметов роскоши для тех, у кого водились деньги», — описывал страну один из англичан.

Беленский дворец — официальная резиденция президента Португалии
Беленский дворец — официальная резиденция президента Португалии
Фото: Depositphotos
1/2

Сам глава государства не стал перенимать привычки европейских коллег-диктаторов. Ему был чужд культ личности — португальскому правителю не возводили памятники, в его честь не переименовывали улицы и города. По сравнению с другими вождями он жил довольно скромно. Его официальной резиденцией с 1912 года считался дворец Белен. Однако за проживание правителям было необходимо ежемесячно платить по 100 тысяч реалов. Придя к власти, Салазар отменил этот закон, однако переселяться в пышную резиденцию не стал. Предпочтение он отдавал скромной съемной квартире в Лиссабоне.

Единственной слабостью вождя были шикарные автомобили. За руль он любил садиться сам. Так, в 1955 году ему доставили две новые машины — Rolls-Royce Silver Cloud и Bentley S-Series, которые, по словам очевидцев, привели его в восторг.

Мы делаем только хорошие новости

В остальном Салазар был довольно неэмоционален. В окружении главы государства рассказывали, что он по-прежнему считал себя преподавателем университета, а свой руководящий пост воспринимал как затянувшуюся командировку, поэтому каждый год исправно писал в университет письмо с просьбой предоставить ему очередной академический отпуск.

После войны заядлый консерватор Салазар казался многим несовременным. Он искренне не понимал, зачем стране нужны свободные выборы, обязательное образование, медицинская система и многопартийность.

Довольно жесткой была его позиция в отношении португальских колоний. К 1961 году у страны было восемь зависимых территорий в Азии и Африке, которым она наотрез отказывалась предоставлять независимость. Не помогало даже давление со стороны международного сообщества

Сам Салазар за 36 лет правления ни разу не побывал там лично, отрицая, что у Португалии вообще есть колонии. По его словам, речь шла лишь о «заморских территориях». Впоследствии там начались восстания, на подавление которых тратилось около трети бюджета страны.

Молодые португальцы, вместо того чтобы сражаться за сохранение власти в колониях, предпочитали бежать из страны в поисках лучшей жизни. Правительство едва ли могло что-то предложить своим гражданам, продолжая навязывать им лишь религиозность и военную службу в колониях. Режим фактически держался на личном авторитете Салазара.

Летом 1968 года Салазар, качаясь в кресле, неудачно упал и сильно ударился головой. Обширное кровоизлияние в мозг не оставило ему шансов. Еще месяц, находясь в больнице, он оставался главой государства. Однако впоследствии было решено назначить нового премьер-министра. Им стал либеральный профессор Марселу Каэтану.

Похороны Антониу Салазара в монастыре Жеронимуш, Белен, предместье Лиссабона, 1970 год
Похороны Антониу Салазара в монастыре Жеронимуш, Белен, предместье Лиссабона, 1970 год
Фото: Michel Le Tac / Paris Match via Getty Images

Сподвижники Салазара не стали расстраивать его — до самой смерти он так и не узнал, что уже больше не возглавляет государство. Врачей и медсестер предупредили, чтобы они ничего не говорили пациенту о реальном положении дел в стране. Ежедневно Салазар проводил совещания «кабинета министров», подписывал приносимые ему документы и раздавал поручения подчиненным.

Для 79-летнего старика печатали даже особый вариант правительственной газеты — в единственном экземпляре. В ней не было новостей, которые могли бы его опечалить. Так, Салазару, не любившему США, решили не рассказывать, что американские астронавты высадились на Луне.

В 1970-м португальский диктатор скончался. До последней минуты жизни он был убежден, что остается премьер-министром страны. Согласно опросам общественного мнения, Салазар считается одним из самых популярных лидеров Португалии.

Константин Дворецкий

 

Источник ➝

Где советских солдат-освободителей встречали хуже всего

Далеко не на всех территориях, очищенных от немецко-фашистских войск, местное население встречало войска Красной Армии с распростертыми объятиями: освободителей считали «красными оккупантами», пришедшими навязывать свой, чуждый аборигенам, миропорядок.

Спектр неприязненных отношений со стороны коренных жителей в таких случаях варьировался от хмурой недоброжелательности до открытого вооруженного противостояния советским воинским подразделениям.

Как вредили западноукраинские бандеровцы

Осенью 1944 года Украина была освобождена от гитлеровцев частями Красной Армии.

Однако советским войскам практически сразу пришлось столкнуться с враждебными настроениями со стороны местного населения, особенно ярко проявлявшимися на территории Западной Украины. Местные саботировали приказы освободителей, военнообязанные отказывались проходить мобилизацию, массово уходя в леса и зачастую присоединяясь там к коллаборационистским группировкам.

Начальник организационно-конструкторского отдела ГлавПУРа РККА В. Золотухин, в частности, сообщал в секретной докладной записке на имя руководителя Главполитуправления Красной Армии генерал-полковника А. Щербакова, датированной 15 сентября 1944 года, что в Львовской и Дрогобычской областях Западной Украины часть населения воспринимает в штыки распоряжения советского командования и зачастую оказывает организованное вооруженное сопротивление красноармейским соединениям.

Западноукраинские националисты из Украинской повстанческой армии (УПА), состоящей в основном из представителей местного населения, срывали мобилизацию, мешали убирать урожай, осуществляли постоянные вылазки по нападению на подразделения Красной Армии. Семьи, в которых мужчины скрывались в лесах Западной Украины, активно поддерживали бандеровцев и помогали им. Остальная часть населения была запугана и не шла на контакт с красноармейцами, опасаясь мести со стороны УПА.

Ликвидация бандформирований, поначалу поддерживаемых гитлеровцами, а с крушением Третьего Рейха и западными спецслужбами, продолжалась вплоть до 50 годов. Только по официальным данным, бандиты УПА с 1944 по 1956 годы убили более 30 тысяч человек, из них больше половины – колхозники, свыше 800 – дети, старики и домохозяйки. Потери военнослужащих Красной Армии составили 6476 человек.

«Лесные братья» в Прибалтике активизировались к концу войны

Советизация Прибалтики (Эстонии, Латвии и Литвы) в 1940 году не вызвала такого повстанческого движения, как с начала лета 1944 года, когда прибалтийские республики СССР освободили от гитлеровцев. До этого момента существенных стычек вооруженных групп местного населения с частями Красной Армии зафиксировано не было.

Большей частью организованные отряды прибалтийских коллаборационистов состояли из местного населения, преимущественно сельского. В 1944 – 1945 годах среди «лесных братьев» преобладали «уклонисты» – местные жители, ушедшие в леса, скрываясь от мобилизации в советские войска.

За 1945 год в Литве насчитывалось свыше 50 тысяч таких «улонистов», в Латвии – более 40 тысяч, в Эстонии – немногим более 20 тысяч. Литовские «лесные братья» были самыми организованными, это движение активно поддерживалось не только значительной частью местного населения, но и католической церковью.

В Латвии и Эстонии «лесные братья» проявляли меньшую активность и были хуже организованы. В процентном соотношении в это прибалтийское коллаборационистское движение входило до 1% всего местного населения, в Литве – порядка 30 тысяч человек, в Латвии и Эстонии – до 10 тысяч в каждой республике. В общей сложности сопротивление «лесных» братьев» официальным властям в Прибалтике продолжалось до 60-х годов. За это время националистами были уничтожены десятки тысяч человек, включая женщин и детей.

Западная Европа не всегда радовалась освободителямПринято считать, что жители западных стран, освобожденных Советской Армией от фашистов, поголовно были несказанно рады избавителям от гитлеровцев. Но такие радужные настроения царили не везде.

По воспоминаниям поэта-фронтовика Давида Самойлова, в восточной Польше жители смотрели на советских солдат «с настороженностью и полувраждебностью», по возможности старались нажиться на военнослужащих Красной Армии. Советские женщины не ходили по улицам польских городов поодиночке, чтобы не рисковать нарваться на неприятности.

В Венгрии местное население очень часто наносило советским военнослужащим-освободителям коварные удары в спину. Как вспоминали ветераны Великой Отечественной войны, в частности, поэт Борис Слуцкий, хмельных солдат и офицеров хуторяне-венгры отлавливали по одному и топили в ямах с силосом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх