Последние комментарии

  • ДругТатьяна
    Ну и  к чему призывает эта статья?! Нравится в Америке - ну и флаг тебе в руки... Герой...Судьба 12-летнего перебежчика из СССР Владимира Половчака
  • Наталья Пудякова
    Детский лагерь Саласпилс Кто увидит, не забудет! В мире нет страшней могил Здесь  когда -то лагерь был, Лагерь смерти...У малюток кровь брали, как у взрослых: детский лагерь смерти Саласпилс
  • Виктор
    Тема концлагерей не изучена до настоящего времени!У малюток кровь брали, как у взрослых: детский лагерь смерти Саласпилс

Дорогой дядя Котя

Константин Гагаси перед войной работал районным агрономом Джанкойского района. Семьей он пока не обзавелся. По брони не был призван в армию и занимался практическим всем сельским хозяйством Джанкойского района. Мотаясь на казенной бричке от татарских к армянским, болгарским, или еврейским поселениям, он исправно служил новой власти.

В сентябре 1941 года на Константина свалилась огромная проблема по эвакуации сельхозпредприятий района. Приказ один: ни грамма зерна врагу, ни килограмма мяса. Организовав эвакуацию всего, что можно было вывести, Константин в конце октября отправил последние гурты скота в направлении Колай–Сейтлер–Ак-Манай и дальше на Керчь.
Все. Теперь можно и домой. Бричку он оставил во дворе, пошел пешком. Со стороны улицы Розы Люксембург уже грохотала какая-то техника. Немцы. Опоздал, теперь из города не выбраться.
Его арестовали на третий день. Совершенно случайно. Он просто вышел осмотреться, что же все-таки происходит в городе. Его, высокого и статного мужчину, с шикарной копной темных, как смоль, волос, с орлиным носом и грустными миндалевидными глазами, арестовали во время еврейской облавы.
- Константин Гагаси, грек, районный агроном, - представился он.
- Где твои доказательства? Ты очень похож на жида.
- В городе меня многие знают, в еврейской общине - тоже, - ответил грек.
- Иди и приведи свидетелей, не евреев. С тобой пойдут два полицая, вздумаешь бежать, пристрелят.
- Вот эти люди могу подтвердить, что я грек.
- Тогда поступим так. Вот ваш транспорт, - он указал на его бричку, - идите и работайте, зайдите к бургомистру и сообщите, что прислал вас я.
Странно, но работа была точно такой же, как и раньше. Единственное, что изменилось, - это население. Исчезла еврейская община, людей стало меньше, румыны, сменившие немецкие части, хозяйничали, как хотели. Проезжая по знакомым деревням и аулам, Константин видел, как бывшие хозяева перебирались из своих домов в сараи, а их жилье занимали румынские офицеры или солдаты.
Грек знал, что рано или поздно война закончится, и вот тогда наступит расплата. Но делать было нечего: получить пулю сейчас или еще пожить какое-то время. Он выбрал второй вариант. А там, что будет, то будет. Возможно, ему зачтется все то, что он сделал для эвакуации, но это была та соломинка, за которую всегда хватается утопающий, чтобы не утонуть совсем.
11 апреля 1944 года в город вошли части Красной Армии. Шло освобождение Крыма. Кто тогда знал, что приветствуя своих освободителей, ровно через месяц большинство из людей навсегда покинут эти места.
Константина арестовали задолго до депортации татар.
Грека осудили по статье 58-1а «Измена Родине». Константин, наверно, перекрестился бы, услышав приговор: «Десять лет лагерей с конфискацией имущества».
Отсидев от звонка до звонка полученную им десятку, грек, узнал, что его родных выслали, куда-то на Урал. Из Крыма тогда выслали всех: татар, греков, армян, болгар, немцев. Говорят, даже с фронта снимали солдат и офицеров и отправляли в ссылку.
Выйдя за ворота лагеря, грек, знал одно: он не имеет права возвращаться в Крым. Теперь его домом должен стать Урал. Как там устроились мама и тетя? Неизвестность стояла перед глазами.
- Дядя Котя, но ты же каждый год ездишь в гости, - мальчишка удивленно раскрыл глаза и уставился на своего рассказчика.
- Да, ты прав, Игрушка, но я могу пробыть там только пятнадцать дней, после этого мне нужно уезжать, чтоб не было проблем.
Повзрослев, мальчишка, стал юношей, мужчиной, и тогда он прочитал то самое произведение, о котором говорил ему, когда-то дядя Котя - «Один день Ивана Денисовича». Читая страницу за страницей, он частенько шептал губами: «Так вот через что ты прошел, дорогой дядя Котя».
P.S. До конца своих дней Константин Гагаси прожил в Красновишерске. Работал в совхозе "Бумажник", был бригадиром, учётчиком и агрономом.

(ГРЕК, Игорь Яковлев)



Атмосфера Красновишерска создана людьми особой биографии и особой судьбы.
Основную массу составляют потомки «врагов народа». Но и те, кого миновала эта участь, счастливы тем, что имели возможность в своем детстве и юности общаться с этими людьми.
Один из них — учитель истории Игорь Яковлев. Он запомнил многих, но особую роль в его жизни сыграл грек Константин Гагаси. Образованнейший человек, отменный агроном. После десятилетнего срока не имел права вернуться в Крым. Работал в совхозе экономистом.
— Я у него научился многому. Ну, например, я усвоил: как бы ты ни ненавидел человека, первым именно ты должен сказать «Здравствуйте!». О! Я теперь знаю, что такое аристократическая холодная вежливость.
— Усвоил я с детства одну истину: враг — это тот, кто убил, ограбил, изнасиловал. Мы знали, что заключенные по 58-й статье никого не убивали, не грабили. В народе в ходу было суждение: «Сидит не по делу». Вот это «сидит не по делу» и определяло наше отношение к ним.

(Эльвира Горюхина. "Красновишерск. Город, который себе ничего не простил". Новая Газета.)

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх