Свежие комментарии

Дело Елисеевского магазина: сколько человек расстреляли за коррупцию

Дело Елисеевского магазина: сколько человек расстреляли за коррупцию

Дело Елисеевского магазина: сколько человек расстреляли за коррупцию

14 декабря 1984 года был расстрелян Юрий Константинович Соколов – директор крупнейшего московского гастронома №1, по старинке носившего название «Елисеевский». Он был приговорен к высшей мере наказания, несмотря на героическое прошлое – храбро сражался в годы Великой Отечественной, был не раз ранен, награжден орденом Красной Звезды. Не помогло и активное сотрудничество со следствием – Соколов раскрыл одну из крупнейших за все годы существования советской власти коррупционных схем. Статьи, по которым был осужден Соколов – 173 и 174 УК СССР (Получение и дача взятки) – предусматривали наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. Впрочем, имелась оговорка: смертная казнь при наличии «особых обстоятельств». Какие же особые обстоятельства привели Юрия Соколова к смертному приговору?

Елисеевское дело – трагедия эпохи дефицита

Людям, не жившим при советской власти, довольно сложно понять, в чем же заключалась вина Юрия Константиновича. Он обеспечил великолепный ассортимент в своем гастрономе, который в то время выглядел островком «настоящей» жизни, заграничной или дореволюционной. У него в магазине можно было купить все: конфеты, сыры, колбасу, иной раз даже икру, да не кабачковую, а красную или черную.

В СССР голода не было. Но было унылое однообразие продуктов. В любом магазине можно было найти крупы, плохонькие макароны, рыбные и овощные консервы, маргарин и кое-какую выпечку. Вот, собственно, и все. А в «Елисеевском», отстояв немалую очередь, можно было купить вожделенный дефицит. Что же до представителей партийной элиты, крупных чиновников, а также известных артистов, ученых и иной привилегированной публики, то они получали икру, сыры, балыки и прочие ананасы и вовсе без очередей, а в виде продуктовых наборов через служебный вход. Некоторые даже и бесплатно.

Обеспечить своему магазину подобное товарное изобилие в эпоху тотального дефицита Юрий Соколов смог благодаря отличному умению ладить с людьми, редкой оборотистости, энергии и административному таланту. Сейчас про таких людей говорят «эффективный менеджер». Но важнейшим инструментом Соколова были взятки. Он давал взятки поставщикам дефицита. Он получал взятки от руководителей, подчиненных ему подразделений. Львиная доля этих регулярных поборов шла «наверх», чиновникам, руководящим торговлей, чтобы не слишком вникали в елисеевскую «кухню». Полученный дефицит Соколов распределял среди гастрономов, подчиненных «Елисеевскому», оставляя и для своих торговых залов. Но большая часть уходила «налево» -- в продуктовых наборах и презентах для «нужных людей». Проданный помимо прилавка дефицит умелые торгаши времен СССР списывали на «усушку, утруску» и другую естественную убыль. Таким образом, довольны были все: поставщики, начальство, работники гастронома №1, получавшие к праздникам премии в конвертах, и даже рядовые покупатели – в «Елисеевском» всегда можно было отовариться дефицитом к праздничному столу. Директор «Елисеевского» был ходячей иллюстрацией лозунга эпохи: «Живи сам и давай жить другим».

Все рухнуло 30 октября 1982 года. Соколов был задержан на своем рабочем месте и препровожден в Лефортово. В его кабинете было обнаружено 50 тысяч рублей, разложенных по конвертам – весьма немалая по тем временам сумма.

Новый НЭП

Вначале Соколов был, как рассказывают, совершенно спокоен и даже отказывался давать показания. Он надеялся на своих покровителей, в числе которых были зять Брежнева, заместитель министра МВД Чурбанов, его жена Галина Брежнева, а также первый секретарь Московского горкома партии Гришин, министр МВД Щелоков, председатель Мосгорисполкома Промыслов, начальник главка торговли Мосгорисполкома Трегубов, второй секретарь Московского горкома партии Дементьев. Однако, через несколько дней после ареста Соколова, в ноябре 1982 года умер Л.И. Брежнев, и большая часть высокопоставленных заступников Соколова потеряла всякое значение. Генеральным секретарем был избран Андропов. Соколов узнав об этом, немедленно начал сотрудничать со следствием.

Андропов провозгласил начало борьбы с коррупцией. В газетах замелькала аббревиатура «новый НЭП» — наведение элементарного порядка. Новой власти нужно было дискредитировать прежний партийный аппарат, в том числе и Гришина, которого прочили в преемники Брежневу еще при жизни дряхлеющего генсека. И Соколов стал одной из первых «пешек», принесенных в жертву в этой кампании.

Говорят, что Соколову обещали мягкий приговор – 5 или 6 лет – если он сдаст всех своих заступников и подельников. Он так и поступил. Судебные заседания не случайно шли в закрытом режиме: Соколов раскрывал тетрадку и зачитывал фамилии и суммы, от которых даже бывалые судейские хватались за сердце.

Сколько человек были осуждены вместе с Соколовым

Непосредственно вместе с Соколовым фигурантами уголовного дела стали его заместитель Немцев, заведующие отделами Свежинский, Яковлев, Коньков и Григорьев. По мере того, как Соколов давал показания, арестовывали директоров столичных торговых предприятий, таких, как гастрономы «Новоарбатский», «Смоленский», ГУМ, директоров Мосплодовощпрома, плодоовощных баз, Диетторга, райпищеторга и т.д. Всего в системе Главторга к уголовной ответственности было привлечено больше 15 тысяч человек.

Помимо Соколова смертный приговор был вынесен директору плодоовощной базы Амбарцумяну. Суд не счел смягчающим обстоятельством даже тот факт, что Амбарцумян участвовал в штурме Рейхстага.

Остальные фигуранты дела оказались за решеткой на сроки больше 10 лет. Директор гастронома «Смоленский» Нониев застрелился, не дожидаясь суда и приговора.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх