Великие тени истории

7 052 подписчика

Свежие комментарии

  • Андрей
    Эх....Как США предлагал...
  • владимир ковалев
    Кто забывает легендарное прошлое, тот не может иметь светлое будущее.Ковпака на вас нет!
  • Александр Дерюгин
    Где-то кони пляшут в такт, Нехотя и плавно. Вдоль дороги все не так, А в конце - подавно. И ни церковь, ни кабак - Ни...Почему Маленков м...

Большевиков, сынов диавола, мы не победим иначе, как с Богом.

Большевиков, сынов диавола, мы не победим иначе, как с Богом.

Фото Петра Щедровицкого.

Д. С. Мережковский воспринял события Октябрьской революции как личную трагедию. Он истолковал происшедшее как разгул «хамства», воцарение «народа-Зверя», смертельно опасного для всей мировой цивилизации, торжество «надмирного зла». В результате 24 декабря 1919 г. он покинул Россию и отправился в Польшу. Представляют интерес его рассуждения о большевизме, опубликованные в виде интервью и небольших заметок в польской газете «Свобода» (июль-сентябрь 1920 г.). Приводим выдержки оттуда:

«- Еще "Свобода"? Нет, довольно. Не свобода нужна нам сейчас, а власть. Большевики - умницы: ни с какими "свободами" не церемонятся и создали власть, - это вы у них не отнимете. Может быть, не только в России, но и во всей Европе это сейчас единственная крепкая власть.
- Завидуете?
- Во всяком случае, не презираю. Есть чему поучиться. И уже поверьте, никакой "Свободою" их не проймешь. Никого не соберете вы под этим знаменем…
Я не сомневаюсь, что здесь, за рубежом, таких разговоров было и будет много. Но именно здесь. А там, в России? Ведь все, что здесь, так непохоже на все то, что там. Здесь и там - "этот" свет и "тот". Свобода, слово, уже заглохшее здесь, как прозвучало бы там?
Глубочайшая метафизика большевизма, не отвлеченная, а воплощаемая в действии реальнейшем, небывалом по своим размерам всемирно-историческим, есть отрицание свободы.

Можно сказать, что большевизм существует в той мере, в какой отрицает свободу. В этом смысле учителя и пророки большевизма даже не считают нужным лицемерить.
Ленин начал с того, что объявил со свойственной ему арифметическою точностью: "социализм (большевизм) есть учет". Абсолютная мера учета - равенство - равенство человеческих личностей, превращенных не в рабов, не в скотов, даже не в зерна "паюсной икры", а в частицы серой пыли, молекулы бездушной материи, атомы тех не человеческих, а только физических "масс", которые служат предметом большевистских "опытов". Абсолютная величина - равенство, а свобода - нуль, ничто, "буржуазный предрассудок", та ложь, на которой весь старый мир, как на оси своей, вертится. Выдернуть из него эту ось и значит - уничтожить старый мир и создать мир новый.
"Свобода, Равенство, Братство", - из этих трех заветов Великой революции большевизм сохраняет одно только "равенство" - без свободы и без братства: вместо свободы - рабство, какого никогда на земле не бывало, вместо братства - братоубийство, какого тоже никогда на земле не бывало, вплоть до антропофагии (это сейчас, в России, уже не легенда).
Что в тайне совести своей думает Ленин о Великой революции французской? Считает ли ее только малым началом великого конца революции русской или таким же нулем, "буржуазным предрассудком", как и самое понятие свободы? Но в обоих случаях, Свобода и Равенство - два понятия, взаимно друг друга исключающие - такова метафизика, повторяю, не отвлеченная, а реальнейшая, вошедшая в плоть и кровь большевизма. Начало большевизма - конец свободы; убить свободу - родить большевизм, и наоборот. Вот почему большевики - свободоубийцы изначальные.
Великая революция французская открыла человечеству небо свободы, под которым мы все еще ходим; дало человечеству воздух свободы, которым мы все еще дышим. Великая реакция русская - большевизм - хочет заменить небо стеклянным колпаком, и воздух - безвоздушным пространством. В России они это уже сделали; сделают ли и во всем мире? Вот вопрос.
Мы здесь, под вольным небом, дышащие, не понимаем, что значит воздух. Но это понимают все, кто там, в России, под стеклянным колпаком, задыхаются. И если скажут им: "Воздух!" - разве могут они не ответить?
О, только бы туда, в Россию, долетел этот крик: "Свобода!" - и Россия ответит, и расточится большевизм, как дьявольская нечисть - от крика петуха…

Большевизм и Европа - молодой негодяй и старая влюбленная распутница: он может с ней делать все, что угодно - ей это нравится. Она говорит, что "это ужасно", но про себя ужасно любит. "Милые большевики, шалуны, проказники!"
Страшны не победные красные полчища, не похабный мир с советским правительством, не признание его великими державами; страшно это тихое просачивание большевистского яда в самое сердце Европы.
Кажется иногда, что "нравственное помешательство", moral insanity, овладело всем человечеством и что внезапный "Демон Превратности" внушает ему восторг саморазрушения. Кажется иногда, что "бесы" вошли не только в русский народ, но и во все человечество, и стремят его как стадо свиней, с крутизны в море.
Да, страшно, но не надо терять надежды, что Исцеливший одного бесноватого исцелит и все человечество. Надо помнить, что наглость большевиков равна их трусости: молодец на овец, а на молодца и сама овца. После Божьего чуда под Вислой есть надежда, что молодец скоро явится, и тогда большевизм превратится в овцу.
Только бы понял он, что не все это любят! …

Истина людей соединяет, потому что истина для всех одна. Люди любят друга в истине. Ложь разъединяет, потому что ложь многообразна и бесчисленна. Люди во лжи ненавидят друг друга. Предел разъединения - предел ненависти - человекоубийства. Кто начинает ложью - кончает убийством.
Большевики - сыны диавола, лжецы и человекоубийцы от начала. Лгут и убивают, убивают и лгут. Покрывают ложь убийством, убийство - ложью. Чем больше лгут, тем больше убивают. Бесконечная ложь - человекоубийство бесконечное.
От начала солгали: "Мир, хлеб, свобода". И вот - война, голод, рабство. Такое рабство, такой голод, такая война, каких еще никогда на земле не бывало.
Лгут о русской и всемирной революции - освобождении русском и всемирном, а свободу называют "буржуазным предрассудком" (Ленин). Но если надо буржуазные предрассудки уничтожить, то надо уничтожить и свободу. Большевики это и делают: убивают свободу и покрывают убийство ложью. Лгут, что убивают свободу только "на время", пока не восторжествует коммунизм - равенство. Но нельзя убить свободу на время. Убитая свобода не воскресает, пока живы свободоубийцы. Пока жив большевизм, - свобода мертва; когда он умрет, - она воскреснет.
Да, воистину, такого рабства никогда еще на земле не бывало. Доныне всякое человеческое насилие, порабощение было только частичным, условным и относительным, именно потому, что было только человеческим. Всякий поработитель знал, что делает зло. Большевики этого не знают. Так извратили понятия, что зло считают добром, добро - злом "по совести", по своей нечеловеческой, дьявольской совести. И впервые на земле явилось рабство безграничное, абсолютное, нечеловеческое, дьявольское.
Лгут и о хлебе. Не хлеб им нужен, а голод. Не борются с голодом, а голодом держатся: вся власть их зиждется на голоде. По дьявольскому чуду не хлебом сыты, а голодом. Давно уже поняли, что сытый народ бунтует, ищет свободы; а голодный - покоряется; чем голоднее, тем покорнее. Давно уже поняли, что цепь голода - из всех цепей крепчайшая. Все человеческие страхи мгновенны и частны по сравнению со страхом голода, общим и вечным. Огнем и железом пытается один человек, а человеческие множества - "массы" - голодом. Много смертей человеческих; у каждого человека своя; но голодная смерть для всех одна. Когда и мать - земля не родит, то человек - сын, проклятый матерью. Проклятье земли - тягчайшее.
Так сейчас в России, так будет и во всей Европе, если пройдет по ней большевизм. Где конь этот ступит копытом, там трава не растет; где саранча эта сядет на землю, там уже ни былинки, ни колоса. Съели Россию - съедят и Европу, весь мир съедят. Вот для чего идут с Востока на Запад красные полчища. Не Троцкий ведет их, а полководец иной - апокалипсический всадник на черном коне с черным знаменьем - Голод. И пулеметного огня в спину не нужно, когда гонит людей страх голода: если позади смерть, а впереди хлеб, то люди идут вперед и пройдут весь мир - не остановятся. Вот в чем тайна красных "побед", этих чудес дьявольских. Большевики и это давно уже поняли. Как победили Россию, так победят весь мир голодом. Исполнилось над нами слово пророка: "Умерщвляемые мечом счастливее умерщвляемых голодом. Руки мягкосердных жен варят детей своих, чтобы они были им пищею. Кожа наша почернела, как печь, от жгучего голода". Погодите, народы Европы, слово это и над вами исполнится: если не обратитесь и не покаитесь, - будет и у вас царство голода - царство диавола.
Лгут о хлебе, лгут о свободе, но больше всего лгут о мире».

Петр Щедровицкий

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх