Свежие комментарии

  • владимир ковалев
    Кто забывает легендарное прошлое, тот не может иметь светлое будущее.Ковпака на вас нет!
  • Александр Дерюгин
    Где-то кони пляшут в такт, Нехотя и плавно. Вдоль дороги все не так, А в конце - подавно. И ни церковь, ни кабак - Ни...Почему Маленков м...
  • Мюмзик
    Молодец!Анна Монтес: сама...

Крещение Владимира Святославича

Крещение Владимира Святославича

Крещение Владимира Святославича

Летописное повествование о «выборе вер» («испытании вер») Владимиром носит легендарный характер.

Крещение Владимира Святославича

Dark vignette Al-Masjid AL-Nabawi Door800x600x300.jpg

«Мухаммед — посланник Бога» — надпись на воротах Мечети Пророка в Медине

Муха́ммед[1][2] (араб. مُحَمَّدْ‎ [muˈħammad] Информация о файле слушать, в русском языке также употребляется передача Магоме́т[2] (искажённое турецкое слово[2]) или Магоме́д[3] (галлицизм, распространённый в русской литературе), Моха́ммед[3] и Муха́ммад[2][3]22 апреля 571[2][4]Мекка — 8 июня632[2]Медина) — арабский религиозный и политический деятель, проповедник единобожия и центральная фигура ислама[2]. Согласно исламскому вероучению он является последним пророком и посланником Аллаха, которому также было ниспослано священное писание — Коран[2]. Мухаммед был основателем и главой мусульманской общины (уммы), которая в ходе его непосредственного правления составила сильное и достаточно крупное государство на Аравийском полуострове[2].

Крещение Владимира Святославича

Ко двору вызывались проповедники исламаиудаизма, западного «латинского» христианства (католицизма), но Владимир после беседы с «греческим философом» остановился на православии. Несмотря на агиографический трафарет, в повествовании есть историческое зерно. Так, Владимир говорит «немцам» (то есть проповедникам католицизма): «Иде́те опять, яко отцы наши сего не прияли суть» («Ступайте назад, ибо наши отцы этого не приняли»). В этом можно видеть отзвуки событий 962 года, когда германский император присылал в Киев епископа и священников по просьбе княгини Ольги. Не принятые на Руси, они «еле спаслись»[38].

Сведения о посольстве в Хорезм русского правителя второй половины X века (имя с арабского восстанавливается как Владимир), желавшего, чтоб его страна приняла ислам, сохранились в арабских и персидских источниках. Так среднеазиатский врач и историк аль-Марвази (начало XII века) сообщает:

И когда они обратились в христианство, религия притупила их мечи, и вера закрыла им двери занятия, и вернулись они к трудной жизни и бедности, и сократились у них средства существования. Тогда захотели они стать мусульманами, чтобы позволен был им набег и священная война и возвращение к тому, что было ранее. Тогда послали они послов к правителю Хорезма, четырёх человек из приближённых их царя, потому что у них независимый царь и именуется их царь Владимир — подобно тому, как царь тюрков называется хакан

Крещение Владимира Святославича

[…] И пришли послы их в Хорезм и сообщили послание их. И обрадовался Хорезмшах решению их обратиться в ислам, и послал к ним обучить их законам ислама. И обратились они в ислам[39][40].

В X веке начинается новый расцвет городской жизни Хорезма. Арабские источники рисуют картину исключительной экономической активности Хорезма в X веке, причём ареной деятельности хорезмийских купцов становятся окружающие степи Туркменистана, западного Казахстана, а также Поволжье — Хазария и Булгария, и обширный славянский мир Восточной Европы. Рост роли торговли с Восточной Европой выдвигал на первое место в Хорезме город Гургандж, сделавшийся естественным центром этой торговли. В 995 году последний афригид Абу-Абдаллах Мухаммад был взят в плен и убит эмиром Гурганджа Мамуном ибн-Мухаммадом. Хорезм был объединён под властью Гурганджа.

Хорезм в эту эпоху был страной высокой учёности. Выходцами из Хорезма были такие выдающиеся учёные, как Мухаммад ибн Муса аль-ХорезмиИбн Ирак, Абу Рейхан аль-Бируниаль-Чагмини.

В 1017 году Хорезм был подчинён султану Махмуду Газневи, а в 1043 году завоёван туркменами-сельджуками [5].

Среди основного тюркоязычного населения Хорезма начиная с IX века были (огузы)[6][7].

Крещение Владимира Святославича
 
Беседа князя Владимира с греческим философом о христианской вере. Радзивилловская летопись, л. 49 об., XV век

Согласно летописи, в 987 году Владимир на совете бояр принял решение о крещении «по закону греческому».

Многие историки относят крещение Владимира к 987 или 988 годам. По византийским и арабским источникам, в это время византийские императоры Василий II и Константин VIII заключили с Русью союз для подавления мятежа Варды Фоки, который в августе 987 года провозгласил себя императором.

Сирийский историк XI века Яхъя Антиохийский излагает историю крещения таким образом. Против византийского императора Василия взбунтовался его военачальник Варда Фока Младший, который одержал несколько побед.

… и побудила его [императора Василия] нужда послать к царю русов — а они его враги, — чтобы просить их помочь ему в настоящем его положении. И согласился он на это. И заключили они между собою договор о свойстве и женился царь русов на сестре царя Василия, после того как он поставил ему условие, чтобы он крестился и весь народ его стран, а они народ великий […] И послал к нему царь Василий впоследствии митрополитов и епископов и они окрестили царя […] И когда было решено между ними дело о браке, прибыли войска русов также и соединились с войсками греков, которые были у царя Василия, и отправились все вместе на борьбу с Вардою Фокою морем и сушей[41].

По Яхъе соединённые силы русов и греков разгромили войска Фоки под Хрисополем[42] в конце 988 года, а в апреле 989 года союзники в сражении под Абидосом[43] покончили с Вардой Фокой. Арабский историк начала XIII века Ибн аль-Асир также сообщил о крещении русов в версии, близкой к Яхъе Антиохийскому, но отнеся событие к 986 году, причём царь русов в его изложении сначала крестился, потом женился и тогда пошёл воевать с Вардой Фокой.

О размере русской военной помощи Византии и крещении сообщал также армянский историк Стефан Таронский, современник князя Владимира:

Тогда весь народ Рузов [русов], бывший там [в Армении, около 1000 года] поднялся на бой; их было 6000 человек — пеших, вооружённых копьями и щитами, — которых просил царь Василий у царя Рузов в то время, когда он выдал сестру свою замуж за последнего. В это же самое время рузы уверовали в Христа[40].

«Весной или летом 988 года русский 6-тысячный отряд прибыл в Константинополь и, обеспечив в решающих сражениях у Хрисополя и Абидоса 13 апреля 989 года перевес в пользу Василия II, спас его трон»[44]. В это же время Владимир осадил Корсунь (Херсонес в Крыму). К этому времени, по мнению польского историка Анджея Поппэ, вопрос о женитьбе Владимира на сестре императоров Анне был уже решён, хотя такой брак и мог встретить возражения Ромейских василевсов, поскольку противоречил византийским традициям:

Владимиров поход на Корсунь не был направлен против Византийской империи. Наоборот, русский князь предпринял поход, чтобы поддержать своего шурина — законного византийского императора, — в подавлении внутреннего мятежа.

И утверждение о том, что «в разгар войны с Вардой Фокой Владимир напал на Корсунь, овладел им и, угрожая Царьграду потребовал отдать Анну себе в жёны», не только несостоятельно, но и абсурдно, поскольку невозможно представить, что «одно войско Руси спасает императора Василия II, а другое в то же время агрессивно захватывает столицу его крымских владений»[45]. Также, согласно монаху Иакову Черноризцу[46], более раннему источнику, чем «Повесть временных лет», князь Владимир крестился в 988 году, взял Корсунь на 3-й год после крещения с целью захвата христианских святынь и только потом вытребовал себе жену от византийских императоров. Вполне естественным было требование к князю Владимиру принять крещение, при котором он был наречён именем Василия — в честь императора Василия II. В Корсунь была прислана Анна со священниками и Владимир вместе со своей дружиной прошёл обряд крещения, после чего совершил церемонию бракосочетания и вернулся в Киев, где сразу же повелел опрокинуть языческие идолы[47][48].

 

Детали хронологии — на каком этапе описываемых событий Владимир принял крещение, произошло ли это в Киеве, в городе Василеве или Корсуне — были утеряны в Киевской Руси ещё в начале XII века, во времена составления «Повести временных лет», о чём летописец прямо сообщает[49]. Датой Крещения Киевской Руси традиционно считается летописный 988 год, хотя исторические свидетельства указывают на 987 как год крещения самого князя Владимира и 989 как год Крещения Киевской Руси.

В Киеве крещение народа прошло сравнительно мирно, в то время как в Новгороде, где крещением руководил Добрыня, оно сопровождалось восстаниями народа и подавлением их силой. В Ростовско-Суздальской земле, где местные славянские и финно-угорские племена сохраняли в силу отдалённости определённую автономию, христиане оставались меньшинством и после Владимира (вплоть до XIII века язычество господствовало у вятичей).

Крещение сопровождалось учреждением церковной иерархии. Киевская Русь стала одной из митрополий (Киевской) Константинопольского патриархата. Епархия была создана также в Новгороде, а по некоторым данным — в Белгороде Киевском (не путать с современным Белгородом), Переяславле и Чернигове. Не препятствовал Владимир и деятельности западных проповедников. Когда его сын Святополк взял жену из Польши, вместе с ней в около 1000 года прибыл Рейнберн, епископ Кольберга (Колобжега), позднее окончивший жизнь в темнице[50]. При помощи немецкого миссионера Бруно Кверфуртского, лично встречавшегося с Владимиром, в 1007 году была учреждена епархия у печенегов, по-видимому недолговечная.

 

Вот что говорит о киевлянах XII века (как мы знаем — славянах, точнее, уже русских) Абу Хамид ибн абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалузи [Гарнати, 1971], побывавший в Киеве в 1131–1153 годах:

Крещение Владимира Святославича

«И прибыл я в город страны славян, который называется Киев. А в нем тысячи магрибинцев, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке. А известны они в той стране под именем печенеги.

Крещение Владимира Святославича

И встретил я человека из багдадцев, которого зовут Карим ибн Файруз ал-Джау-хари, он был женат на дочери одного из этих мусульман. Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе, а они не знали пятничной молитвы».

Крещение Владимира Святославича

Интересно, однако! Не видит он христиан в Киеве, а мусульман — печенегов, какой считает — тысячи. Правда, мусульман довольно странных, не знающих пятничной молитвы, но все-таки — мусульман! Как это он ухитрился не заметить, что находится в христианском городе? Он — что, попал в какой-то мусульманский квартал?

А, между прочим, западный автор — мерзенбургский епископ Титмар (XI век), в своей хронике говорит[Древняя Русь в свете зарубежных источников. 1999, с. 328]:

Крещение Владимира Святославича

«В этом большом городе [Киеве], столице того королевства, имеется более 400 церквей и 8 рынков, народу же — неведомое множество. До сих пор ему, как и всему тому краю, силами спасавшихся бегством рабов, стекавшихся сюда со всех сторон, а более всего — [силами] стремительных данов (скандинавов — Авт.) [удавалось] противостоять весьма разорительным набегам печенегов, а также побеждать другие [народы]».

 
Вот ведь как интересно: в XI веке Киев со своими четырьмястами церквами и населением в основном скандинавским — вроде бы христианский город, а в XII веке — там уже тысячи мусульман — печенегов! Это что — результат «оседания» на землю подчинившихся Киеву бывших степняков-кочевников, «наших поганых», как звали их на Руси? Или просто каждый путешественник видит, что хочет?

Но обратимся в более глубокую древность. Как известно из русских летописей, Киев основан Кием, первым князем Киевским. Что же нам известно о нем? А есть подозрение, что Кий был выходцем из Хорезма (настоящее его имя — Куйя), после переселения части хорезмийцев-мусульман в Хазарию, где они были расселены по границам государства, Куйя стал вазиром Хазарии, его должность после его смерти досталась его сыну — Ахмаду бен Куйя.

Кстати, восточным авторам известен не только Аскольд, но и славянский государь Дир. Тот же ал-Масуди пишет:

то все имущество отдают дочери, а сыну не дают ничего, кроме меча, говоря ему: «Твой отец добыл имущество себе мечом». Так было до тех пор, пока они не сделались христианами в 300 году хиджры. Приняв христианство, они вложили те мечи в ножны. Но так как они не знали другого способа добывать себе пропитание, а прежний теперь был для них закрыт, то их дера пришли теперь в упадок, и жить стало им трудно. Поэтому они почувствовали склонность к религии ислама и сделались мусульманами. Их побуждало к этому желание получить право вести войну за веру. Они отправили послов к хорезмшаху. Послов было четверо, из родственников царя, правившего вполне самостоятельно и носившего титул БУЛАДМИР, как туркестанский царь носит титул ХАКАН, а булгарский — титул ВЛАДАВАЦ-. Когда послы пришли к хорезмшаху, он очень обрадовался их желанию принять ислам, пожаловал им почетные подарки и отправил одного из имамов, чтобы научить их правилам ислама. После этого все они сделались мусульманами. Они совершают походы на отдаленные земли, постоянно странствуют по морю на судах, нападают на каждое встречное судно и грабят его».

Вот такой разворот событий: все, что мы знаем из русских летописей о выборе веры Владимиром, оказывается, может излагаться и «с точностью до наоборот»! И ведь есть в этом логика. Действительно, христианство — религия миролюбивая в основе своей, религия, призывающая к покаянию. Мусульманство, как бы оно ни прикрывалось миролюбивыми лозунгами, на практике одобряет джихад — войну за распространение веры. И историческая практика первых веков распространения ислама доказала именно это.

А теперь вспомним: с кем же постоянно воевали русы? С христианскими странами, конечно. Мы это хорошо знаем. И византийские источники, и русские летописи сообщают о войнах с греками и болгарами, с крымскими христианскими городами, с поляками.

В этом для нас нет ничего нового. Да и вообще, кто только в мире и с кем не воевал! И христиане воевали с христианами, и мусульмане с мусульманами, и христиане с мусульманами… И викинги постоянно воевали со всей Европой, пока были язычниками, но отнюдь не стали мирными людьми, приняв христианство. Но нельзя не согласиться, что вышеприведенный текст дает весьма любопытное объяснение тому, что Русь на каком-то этапе своей истории воевала именно с христианскими странами, но не с Хазарией!

Мощнейший удар Хазарии нанес язычник Святослав Игоревич, но он же воевал и с Византией. То есть понятно, что в своих действиях он вообще не руководствовался вопросами веры. Святослав, кстати, в целом выглядит достаточно архаичной фигурой, воплощением духа древней героики, который воевал только потому, что никакого другого занятия, достойного истинного мужчины, не признавал. Но до него русы/росы, в том числе и Киевская Русь, воевала именно с Византией, а после него, начиная с его внука Ярослава Мудрого, Русь Византию почти не трогала — если не считать инцидента 1043 года [Древняя Русь в свете зарубежных источников, 1999, с. 127–132], быстро улаженного.

Более того, в Византии существовал, по крайней мере' с IX века, свой «иностранный легион» — корпус наемников, этнически весьма разнородный, но, судя по документам, еще в XII веке в значительной степени состоявший из скандинавов-варягов и русов. Да и раньше, судя по византийским документам конца IX — начала X века («Тактика» Льва VI, Псевдо-Симеон) росы участвовали в морских сражениях византийцев с арабами. Но вот на чьей стороне? Это вопрос сложный.

О том, что славяне выступали иногда союзниками арабов против Византии еще в VII веке, сообщают некоторые ранние византийские писатели. Так, Феофан под 675 годом сообщает: «20 000 славян из войска императора Юстиниана II перешли к арабскому полководцу Мухаммеду, который при их помощи через три года берет в плен многих византийцев». Об этом же говорят и Никифор, и Леон, и Кедрин. Однако в дальнейшем, по крайней мере, с начала X века, то есть уже во времена ранних киевских князей Рюриковичей, русы выступали в составе византийских войск против арабов, что отмечают хронисты того времени (Продолжатель Феофана и др.). Впрочем, как известно, это не мешало русам воевать и с самой Византией — здесь нет нужды подробно перечислять все походы Олега, Игоря и Святослава. Надо ли объяснять такие неустойчивые отношения Руси с Византией тем, что Русь до конца X века если и не исповедывала ислам, то, по крайней мере, находилась под сильным мусульманским влиянием своих юго-восточных и восточных соседей, или даже степной части своего собственного населения? Утверждать это не беремся, но предположение такое сделать можно.

И еще одна любопытная деталь. Аль-Ауфи в приведенной выше цитате трактует имя Владимир (Буладмир) как титул государя русов, а не имя собственное! Так, может быть, именно этим объясняется странное смещение Владимира Святого во времена патриарха Фотия в византийских, да и в русских источниках? Может быть, это просто не тот Владимир? А ко времени написания «Повести временных лет» на Руси уже забыли, что когда-то Владимир было не именем, а почетным прозвищем, так же как и то, что Олег был почетным же прозвищем Хельги (мудрый, вещий) на Руси, хотя и был обычным именем в Скандинавии, где уже забыли его смысловое значение. То есть с ними произошла та же трансформация, что и с греческим титулом Базилевс, который постепенно превратился в имя Василий? А может быть, и в  до Киевской Руси в Приднепровье и в Причерноморье существовали племенные объединения аланов — росов, может быть, в какой-то степени ославяненных, известных другим народам под именем Русь или Рос, о чем мы неоднократно говорили выше. Это — носители салтово-маяцкой археологической культуры, чья территория в итоге оказалась занятой Хазарским каганатом, а население в значительной степени тюркизированным. Каганат же, как известно, был не только полиэтничен, но и многоконфессионален. И Русь Причерноморская, позже вошедшая в его состав, а до этого ходившая в морские походы по всему Черному морю и успешно грабившая византийские города, вполне могла испытать влияние мусульманства еще на ранних стадиях его распространения в Малой Азии и Закавказье. Возможно даже, что она приняла мусульманство «организованным порядком», например, через специальное приглашение вероучителей из Хорезма, как это сделала волжская Болгария во времена Ибн Фадлана. А после падения Хазарского каганата в X веке это же мусульманизированное население достается «в наследство» Руси Киевской и как-то влияет на выбор веры Владимиром.

Понятно, что окончательный его выбор — христианство. Но определенный отпечаток  мусульманской культуры, привнесенный на Русь населением степей и даже лесостепей Подонья и Поволжья, возможно, еще долго оставался на Руси и выливался в разные формы.

Заметим, что и современным русским исследователям была не чужда мысль о том, что Владимир мог принять ислам.  Заметьте, Византия — давнишний враг русов! Зачем же принимать веру врага?

Конечно, стоит задаться вопросом: каких именно русов? Киевской Руси времен Дома Рюрика? Да ведь не Византия нападала на Русь, и не только Киевскую, но и более древнюю, «дикую» — Приднепровскую или Причерноморскую.

Это Русь житья не давала Византии и в VII, и в VIII, и в IX, и в X веках регулярно нападала на нее с грабительскими целями. И Византия со времен Василия I и патриарха Фотия старалась смягчить нрав этих варваров, крестив их в православие! И, если верить византийским источникам и русским летописям (написанным, правда, в русских православных монастырях не раньше XIII века — не будем об этом забывать!), ей это, в конце концов, удалось. А вот если верить восточным источникам, то не очень-то!

Да и западноевропейские источники со странным подозрением относятся к христианской Руси.

Письмо Матфея, краковского епископа, к святому Бернарду, аббату Клервоскому, об обращении русских, которое следует предпринять [Щавелева Н. И., 1990]:

«Народ же тот русский, множеству ли бесчисленному, небу ли звездному подобный, и правила веры православной и религии истинной установления не блюдет… Христа лишь по имени признает, делами же совершенно отрицает. Не желает упомянутый народ ни с греческой, пи с латинской церковью быть единообразным. Но, отличный от той и от другой, таинства ни одной из них не разделяет».

Да, русские — странные какие-то христиане. Имя Христа чтут, а заветы религии христианской не блюдут.

«Старшая рифмованная ливонская хроника» (XIII век) сообщает:

«Дерптский епископ Герман в это время начал враждовать с русскими. Те хотели подняться против христианства, как прежде».

«Как прежде» — это когда? Во времена язычества на Руси? Но для XIII века трудно себе представить, что в Европе помнят «Русь языческую». Или имеется в виду, что Русь православная «как прежде» поднимается против католической Европы, каковая для западноевропейцев только и является собственно христианской!Или они знают еще какую-то, чуждую христианству Русь, мусульманскую, например?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх