И один в поле воин!

И один в поле воин!В российской истории сохранились тысячи свидетельств невиданной храбрости и несгибаемой стойкости русских солдат. Но среди этого множества примеров самоотверженного подвига во имя Отчизны особо впечатляют факты противостояния русских воинов врагу в безнадежном бою фактическив одиночку.

В своей статье я приведу лишь часть из этих примеров, что, безусловно, пойдет на пользу читателям в их духовной подготовке к будущим испытаниям, которые, как я уверен, уже не за горами.

Чтобы отвести войска, необходимо было прикрытие, именно потому на позиции и остался Сиротинин.

По одной из многочисленных версий солдата поддержал его командир и тоже остался, но в бою он был ранен и отошел к основному составу. Сиротинин должен был создать пробку на мосту и присоединиться к своим, однако этот юноша решил стоять до конца, чтобы дать максимум времени однополчанам на отступление. Цель молодого бойца была проста, он желал унести как можно больше жизней вражеской армии и вывести из строя всю технику.

Расположение единственного 76-мм орудия, из которого велся огонь по наступавшим, было хорошо продумано. Артиллерист был окружен густым полем ржи, и пушку не было заметно. Танки и бронемашины в сопровождении вооруженной пехоты быстро продвигались по территории под руководством талантливого Хайнца Гудериана. Это был еще тот период, когда немцы надеялись на осуществление молниеносного захвата страны и разгрома советских войск.

Задача Сиротинина заключалась в том, чтобы воспрепятствовать продвижению танковой дивизии на максимальный срок. Планом старшего сержанта было блокирование первого и замыкающего звена колонны и нанесение по возможности больших потерь противнику. Расчет оказался верным. Когда загорелся первый танк, немцы попытались отступить от линии огня. Однако Сиротинин ударил по замыкающей машине, и колонна оказалась обездвиженной мишенью.

Фашисты в панике кидались на землю, не понимая, откуда идет стрельба. Вражеская разведка предоставила данные, что ни одной батареи в этой местности нет, поэтому дивизия продвигалась без особых предосторожностей. Пятьдесят семь снарядов были израсходованы советским солдатом не зря. Танковая дивизия оказалась остановлена и разгромлена одним советским человеком. Бронемашины пытались перебраться через речушку вброд, но накрепко увязли в прибрежном иле.

Немцы во всё время боя даже не подозревали, что столкнулись всего лишь с одним защитником СССР. Позиция Сиротинина, располагавшаяся у колхозного коровника, была взята лишь после того, как осталась всего 3 снаряда. Однако даже лишенный боеприпасов для орудия и возможности продолжать огонь, Николай Владимирович расстреливал неприятеля из карабина. Только после своей смерти Сиротинин сдал позицию.

Немецкое командование и солдаты были в ужасе, когда поняли, что противостоял им лишь один русский солдат. Поведение Сиротинина вызвало неподдельный восторг и уважение у немцев, в том числе и у Гудериана, несмотря на то что потери дивизии были огромны.

Неприятель потерял одиннадцать танков и семь бронетранспортеров. В результате обстрела из строя врага выбыло 57 военных.

Один человек стоил целой танковой дивизии, неудивительно, что даже враги дали три залпа на его могиле в знак высшего признания храбрости.

Шёл июль 1941 года.

Части нашего Южного фронта успешно сдерживали немецко-румынское наступление в Бессарабии. Оборона советских войск в Молдавии, в отличие от Прибалтики и Белоруссии, сохраняла устойчивость. Действия ВВС Южного фронта отличались высокой активностью: удары наносились по переправам и скоплениям войск врага.

13 июля года ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта красноармеец Дмитрий Романович Овчаренко вёз боеприпасы для своего подразделения. Находясь в пяти километрах от передовых позиций, он повстречал взвод немецких солдат, ехавший на двух грузовиках Opel Blitz. Такая встреча в глубоком тылу оказалось для Овчаренко неожиданной, и он тут же лишился винтовки. Подошедший к Овчаренко немецкий офицер начал его допрашивать на предмет местоположения его части и состава перевозимого груза.

Однако немцы, осматривая повозку, на которой ехал Овчаренко, не обратили внимание на находящийся в ней топор.

Малый сапёрный топор образца 1889 года. Длина топорища – 445 мм. Высота топора – 229 мм. Ширина лезвия – 177,8 мм.

Дождавшись, пока немцы успокоятся и потеряют бдительность, Овчаренко воспользовался этим топором и отрубил голову допрашивавшему его офицеру, а затем бросил в солдат противника три гранаты M-24, торчавшие у офицера из-за пояса. Взрывами гранат убило 21 солдата. Остальные в панике разбежались. Затем Овчаренко погнался за убегавшими немцами, догнал ещё одного офицера и также отрубил ему голову, после чего собрал у убитых документы и карты и вместе с грузом прибыл в роту. Сначала бойцу никто не поверил, но политрук роты, прибыв на место действия, убедился в правдивости показаний Овчаренко. «Грудь в крестах, а голова в кустах», – пошутил политрук гладя на труп немецкого офицера. Обратно из инспекционной поездки красноармейцы, сопровождавшие политрука, привели и оба брошенных немцами грузовика.

После этого случая красноармейцу доверили пулемёт – до этого Овчаренко, 32-летний колхозник из Троицкого района Луганской области, считался годным лишь к нестроевой службе, из-за чего и попал в ездовые. Сейчас кое-кто утверждает, что на самом деле это были не храбрые немцы, а трусливые румыны, но документы, изъятые нашим красноармейцем, однозначно свидетельствуют о том, что это были именно немцы.

27 числа того же месяца, обороняя высоту 239,8 Дмитрий Овчаренко уничтожил из пулемёта роту противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 ноября 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

До победы Дмитрий Романович не дожил: во время Будапештской операции в районе станции Шерегейеш пулемётчик 3-й танковой бригады рядовой Овчаренко получил тяжёлое ранение, от которого скончался в госпитале 28 января 1945 года.

Повар 91-го танкового полка (46-я танковая дивизия, 21-й механизированный корпус, Северо-Западный фронт) красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия).

Он готовил обед в лесочке, когда услышал гул мотора фашистского танка. Вооружившись винтовкой и топором он подкрался к остановившемуся гитлеровскому танку, прыгнул на броню и со всей силы рубанул топором по стволу пулемёта. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне, громко приказывая мнимым бойцам приготовить гранаты к бою. Когда на подмогу прибежали бойцы стрелкового подразделения. На земле уже стояли сдавшиеся в плен 4 вражеских танкиста.

Вот еще одно свидетельство времен Великой Отечественной , когда, правда, экипаж из четырех человек одного танка фактически,можно сказать, повлиял на ход войны.

Эрхард Раус, полковник, командир кампфгруппы «Раус» о танке КВ-1, расстрелявшем и раздавившем колонну грузовиков и танков и артиллерийскую батарею немцев; в общей сложности экипаж танка (4 советских воина) сдерживал продвижение боевой группы «Раус» (примерно полдивизии) двое суток, 24 и 25 июня: «…Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны. После того, как единственный тяжелый танк в течение 2 дней блокировал дорогу, она начала-таки действовать…»

Но не стоит считать, что лишь советские воины были способны в одиночку противостоять врагу.

Среди русских солдат во все времена было достаточно героев, своим подвигом олицетворявших слова Христа «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» ( Иоанн, 15.13)

В кампании 1915 года на Русском фронте Первой мировой войны применение броневых сил, особенно во время маневренной войны, имело особое тактическое значение. Так, в начале июля 1915 года пушечное отделение 14-го автопулеметного взвода (1 бронемашина Гарфорд без заднего руля) находилось в район г. Красностав (Польша).

Броневик вошел в состав Гвардейского корпуса 3-й армии Юго-Западного фронта и был придан лейб-гвардии Измайловскому Его Величества полку 1-й гвардейской пехотной дивизии. Ему довелось отличиться во время упорного боя русских гвардейцев с германской пехотой у Красностава.

К утру 5-го июля германцы заняли город, и в 13 часов, после сильной артиллерийской подготовки, начали наступление - двигаясь из дер. Гуры, они значительно превосходящими силами атаковали 3-й батальон лейб-гвардии Измайловского полка. Русский бронеавтомобиль получил боевую задачу - содействовать отражению германского наступления.

Он немедленно пошел в атаку. Дойдя до передовых окопов измайловцев, бронеавтомобиль остановился и открыл огонь по наступающим цепям германской пехоты. Под воздействием его огня германская пехота подалась назад. Гвардейцы перешли в контратаку и отбросили противника в дер. Гуры. Сосредоточенный огонь германской артиллерии вынудил бронеавтомобиль отойти на выжидательную позицию.

Несмотря на то, что весь бой продолжался лишь 15 - 20 минут, единственный бронеавтомобиль русского Гвардейского корпуса сыграл важную тактическую роль - он не только нейтрализовал атаку пехоты противника, но и отвлек на себя огонь германской артиллерии, ожидавшей появления и других бронированных машин.

После отхода русских войск на позиции к югу от посада Савин (шоссе Холм - Влодава) бронеавтомобиль вновь отличился в бою – на этот раз у Лысой Горы. В ночь с 21-го на 22-е июля бронеавтомобиль Гарфорд, занявший выжидательную позицию на перекрестке шоссе и дороги в Савин, также получил задачу содействовать пехоте в отражении германской атаки.

Машина вышла к Лысой Горе, но, т. к. слабый лунный свет не позволял отличить своих от немцев, огня не открыла и, простояв около часа на позиции, вернулась назад.

Но на этом действия броневика не закончились. По данным разведки, в деревне у Лысой Горы находилась неприятельская кавалерия. Бронеавтомобиль получил задачу: продвинуться к деревне и обстрелять кавалерию противника. Для выполнения задачи машине были приданы 2 казачьих сотни.

К 1 часу 23-го июля бронеавтомобиль выдвинулся по шоссе и, заняв позицию напротив деревни, открыл огонь с дистанции 400 – 500 м. После первых же орудийных выстрелов в деревне поднялась паника. Расстреляв боекомплект, бронеавтомобиль спокойно ушел к своим.

Впоследствии разведкой было установлено, что под влиянием огня русского бронеавтомобиля неприятельская кавалерия кинулась из деревни назад и наткнулась на свою пехоту. Германская пехота, приняв свою кавалерию за казаков, встретила ее огнем и загнала в болото.

Боевой опыт этих боев показал, что и один в поле воин. Единственный пушечный бронеавтомобиль Гарфорд дважды в течение месяца оказал важное влияние на тактическую обстановку. В бою под Красноставом он сорвал атаку германской пехоты и содействовал успеху русской контратаки. А в бою у Лысой горы рейд русского броневика привел к тому, что конница противника была выбита из деревни.

И в наши дни есть примеры беспримерного героизма.

После разгрома Грузинской армии в Пятидневной войне 2008 года., её отступившие части перегруппировались и решили вернуться в Гори, но наткнулись на Российский блокпост. На фотографии видно, как солдат ВС РФ наперевес с пулемётом противостоит мотопехоте ВС Грузии, офицеры колонны угрожали пулемётчику дабы тот отошел с дороги и пропустил их, на что они услышали в ответ "Идите на...б....". Затем с пулемётчиком пытались поговорить СМИ, которые двигались с колонной и на что получили такой же ответ. В итоге колонна развернулась и двинулась туда, откуда приехала.

А вот и совсем недавнее свидетельство того, что русский дух продолжает жить в сердцах современных российских воинов.

16 человек — бойцы Сил специальных операций — почти двое суток сдерживали натиск сотен боевиков. В итоге отстояли стратегически важный рубеж, обратив исламистов в бегство. Все это — без единой потери. Детали операции, естественно, засекречены.

В тот день, рассказывают офицеры, все было, как обычно: скрытно вышли на передовой рубеж в провинции Алеппо, закрепились, начали передавать координаты целей, как внезапно их атаковали боевики.

«Начался массированный артобстрел наших позиций, применялись установки «Град», артиллерия, минометы, танковый обстрел», — рассказывает офицер.

Это был настоящий огненный шквал, вспоминают военные. Из-за внутренней несогласованности действий сирийские подразделения отошли. На то, чтобы принять решение, у командира нашей группы оставалось несколько секунд.

«Из-за того, что рельеф местности, укрытия, позволял вести бой, и данный участок местности имел стратегическое значение, мы заняли оборону и приняли бой. Первую атаку мы отразили, в течение дня были 3-4 атаки. Плотность огня была высокая, но, как говорится, страшно только на первых минутах, а потом уже банальная рутина начинается», — рассказывает военный.

16 наших бойцов почти двое суток сдерживали натиск около 300 боевиков. Точным огнем был уничтожен танк противника, две боевые машины пехоты и начиненной взрывчаткой так называемый «шахид-мобиль» с террористом-смертником внутри.

«Впереди идет бульдозер бронированный, за ним идет начиненный взрывчаткой БМП. Оператор первой ракетой попал в БМП, взрыв был очень сильный. В результате и шедший впереди бульдозер вышел из строя», — рассказывает военный.

Потери среди боевиков были настолько серьезными, что после десятка безуспешных атак они отступили. Потерь среди наших военных нет. После осмотра поля боя выяснилось, что это были террористы из запрещенной в нашей стране «Джабхат ан-Нусры». Скорее всего, профессиональные наемники.

«Они были очень тщательно экипированы. Имущество, медицина, одежда - все иностранного производства. Темнокожие военнослужащие. Как они вели себя на поле боя, говорило о том, что они хорошо подготовлены. Гоу-про на касках. Они, видимо, отчеты куда-то подают о проделанной работе», — рассказывает военный.

После командировки в Сирию офицеры получили краткосрочный отпуск, и сбылась их мечта — побывали на параде в честь Дня Победы на Красной площади. О подвиге российских военных в наши дни говорил и Владимир Путин.

В. Путин: «Мы чувствуем кровное, пронзительное родство с поколением героев и победителей, и, обращаясь к ним, скажу, вам никогда не будет стыдно за нас. Русский, российский солдат и сегодня, как во все времена, проявляя мужество и героизм, готов на любой подвиг, на любую жертву ради своей родины, ради своего народа».

Источники:

http://fishki.net/1456559-kak-...

http://statehistory.ru/970/Kak...

https://pikabu.ru/story/i_odin...

https://pikabu.ru/story/odin_r...

https://zelv.ru/v-mire/47561-1...

https://cont.ws/@lovejoy7777777/675873

 

Источник ➝

Барон Роман Унгерн: взлет и падение монгольского «бога войны»

Барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был потомком древнего германского рыцарского рода. Несмотря на это, барон всеми фибрами души презирал западную цивилизацию и считал европейцев вырожденцами. Мечтой Унгерна было установление всемирного господства «желтой расы» и Гражданская война в России позволила ему начать воплощать свои безумные идеи в жизнь.

В монгольских степях Романа Федоровича боготворили и считали реинкарнацией Чингисхана, а буддийские ламы воспевали его как божество войны. Унгерну удалось захватить власть в Монголии и собрать армию для завоевания Европы.

Этот «крестовый поход» стал одним из наиболее ярких и абсурдных эпизодов, которыми богата история России в первые годы после Октябрьского переворота.

Родился Роман Унгерн, настоящее имя которого было Николай-Роберт-Максимилиан фон Унгерн-Штернберг, в Австрии. Детство будущего повелителя монголов прошло в Прибалтике, где жило несколько поколений его предков, остзейских немцев. Когда мальчику было 6 лет, его родители развелись и отца ему заменил отчим, с которым у Романа были отличные отношения.

В юные годы Унгерн не отличался примерным поведением и тягой к учебе, поэтому старания родителей дать ему хорошее военное образование закончилось провалом. Юношу отчислили из Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге за своевольное поведение и морской офицер из него не получился.

Как только грянула Русско-японская война, Унгерн записался вольноопределяющимся в пехотный полк и отправился на фронт. Но судьбе было угодно, чтобы потомок немецких рыцарей избежал японской шрапнели: воинское подразделение Унгерна не участвовало в боевых действиях, а находилось в резерве.

Юный барон настоял, чтобы его перевели ближе к театру боевых действий и его просьба была удовлетворена. К огорчению Романа, пока происходил его перевод, война завершилась поражением Российской империи. Но в действующей армии Унгерн получил погоны ефрейтора и, главное, желание стать офицером.

Уже без приключений остепенившийся Унгерн окончил Павловское пехотное училище и в чине хорунжего был зачислен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Именно с этого момента и начинается самое интересное в его насыщенной событиями жизни.

Среди сослуживцев Роман Унгерн имел не слишком хорошую репутацию. Сослуживцы барона вспоминали о нем как о вспыльчивом, агрессивном человеке, к тому же злоупотребляющим алкоголем. Напившись, хорунжий становился обидчивым и неуправляемым, устраивая ссоры и отчаянные драки.

Унгерн в мундире Нерчинского казачьего полка

Во время одной из потасовок он получил саблей по голове, из-за чего всю оставшуюся жизнь мучился головными болями. Иван Кряжев, один из сослуживцев Унгерна по 1-му Аргунскому полку позднее вспоминал о нем так:

Барон вел себя так отчужденно и с такими странностями, что офицерское общество хотело даже исключить его из своего состава… Унгерн жил совершенно наособицу, ни с кем не водился, всегда пребывал в одиночестве. А вдруг, ни с того ни с сего, в иную пору и ночью, соберет казаков и через город с гиканьем мчится с ними куда-то в степь – волков гонять, что ли. Толком не поймешь. Потом вернется, запрется у себя и сидит один, как сыч.

Но, несмотря на неуживчивый характер и странности, Унгерна в полку уважали. Этого человека отличала настойчивость, прямолинейность и необычное, плохо объяснимое, с точки зрения логики, чутье. Однажды Роман Унгерн поспорил с офицерами, что, не зная дороги и без сопровождения проводников, проедет от Даурии до Благовещенска. Свое слово барон сдержал и все 600 верст дикой тайги преодолел за оговоренное время.

В 1913 году Роман Федорович внезапно охладел к военной службе и уволился из армии. Но его не привлекала ни яркая столичная жизнь, ни размеренные будни прибалтийского помещика. Барон отправился в путешествие по Монголии и вернулся из него, лишь получив известия о начале Первой мировой войны.

Атаман Леонид Пунин

В 1915 году, не имевший боевого опыта Унгерн, каким-то образом сумел попасть в Отряд особой важности атамана Леонида Пунина, который в имперской армии считался подразделением специального назначения. Основной задачей отряда было ведение партизанской подрывной деятельности в тылу врага.

Но Унгерн полностью оправдал доверие Пунина и в 1916 году за проведение эффективных боевых операций получил звание есаула. Барон Петр Врангель, которому предстояло вскоре возглавить белое движение, столкнулся с Унгерном в полевых условиях и оставил о нем такое воспоминание:

Оборванный и грязный, он спит всегда на полу среди казаков своей сотни, ест из общего котла и, будучи воспитанным в условиях культурного достатка, производит впечатление человека, совершенно от них оторвавшегося. Оригинальный, острый ум, и рядом с ним поразительное отсутствие культуры и узкий до чрезвычайности кругозор. Поразительная застенчивость, не знающая пределов расточительность…

Но застенчивость есаула Унгерна была обманчивой. Вскоре после встречи с Врангелем казачий офицер был приговорен к двум месяцам тюрьмы за драку с дежурным офицером военной комендатуры города Черновицы (ныне Черновцы, Украина).

Как водится барон был пьян и, не желая подчиняться требованию находившегося при исполнении офицера, ударил того по голове. Для военного времени это был более чем серьезный проступок, но есаула решили строго не наказывать. К тому времени Унгерн уже имел пять боевых наград и столько же ранений. После освобождения из-под ареста барон был уволен из полка за недостойное поведение.

Но все только начиналось, ведь вскоре грянула сперва Февральская, а затем и Октябрьская революция. Такие люди, как Роман Федорович Унгерн стали на вес золота, ведь именно бесшабашные авантюристы стали движущей силой Белой гвардии.

В первые же послереволюционные дни Унгерн с группой казачьих офицеров отправился к Байкалу, где формировал свою армию Григорий Семенов. Хорошо знакомый с бароном казачий атаман принял его с распростертыми объятьями и тут же выдал погоны генерал-лейтенанта. Перед Унгерном поставили серьезную задачу — сформировать Азиатскую конную дивизию, способную эффективно противостоять большевикам.

Неплохо ориентировавшийся в местном населении барон сделал костяком своей дивизии монголов и бурят, которых знал как отличных воинов и искусных наездников. Кроме них в отряде служили башкиры, тибетцы, корейцы, татары, поляки, казаки и даже сорок японцев. Все командные должности в дивизии занимали русские офицеры.

Желтый халат-мундир барона Романа Унгерна

От своих подчиненных Унгерн требовал совсем немного — отчаянной храбрости и беспрекословного подчинения. Ротмистр Николай Князев, служивший в дивизии с первых дней ее основания, рассказывал, что генерал Унгерн говорил о своих бойцах так:

Мне нужны лишь слепые исполнители моей воли, которые выполнят без рассуждения любое мое приказание, к примеру, не дрогнув, убьют даже родного отца.

И, нужно сказать, Роману Федоровичу удалось набрать достаточно таких головорезов. Когда в конной дивизии было 2400 бойцов, барон, с минимальными припасами выдвинулся в военный поход и за небольшой промежуток времени захватил всю Даурию. По сути, Унгерн стал правителем Забайкалья и единственной властью в регионе.

Уже упомянутый нами Князев в своих воспоминаниях писал, что дисциплина в 1-й Азиатской дивизии была железной, чему немало способствовала атмосфера недоверия. Унгерн поощрял наушничество, поэтому его подчиненные без зазрения совести доносили друг на друга. Самого барона боялись, так как считали, что он водится с нечистой силой. Монголы были уверены, что их командир неуязвимый «бог войны» и дорогу в даурской степи ему помогают отыскать дикие волки.

За мелкие грехи в дивизии наказывали бамбуковыми палками, а за более серьезные — смертью. Унгерн славился своей изобретательностью в придумывании казней и редко повторялся. Людей расстреливали, четвертовали, разрывали лошадьми, сажали на кол или сжигали живьем. С пленными генерал также не церемонился и оставлял их трупы на видном месте для устрашения.

Дивизию барона повсюду сопровождали стаи шакалов, волков и птиц-падальщиков, что лишь укрепляло веру людей в сверхъестественную силу генерала. Немало поспособствовал усилению авторитета барона его брак с маньчжурской принцессой, заключенный в 1919 году — после этого он стал «своим» в монгольских стойбищах.

В перерывах между боями и казнями Унгерн обдумывал свою идею «крестового похода» на Европу, которая, по его мнению, осквернила себя роскошью и торгашеством. В планах мечтателя было создание новой монгольской империи от Тихого и Индийского океана до последнего моря, к которому так и не сумел дойти Чингисхан.

Урга начала XX века

Загоревшись своей идеей, генерал бросает борьбу с большевиками и вместе со своей дивизией отправляется штурмовать захваченную китайцами столицу Монголии Ургу (сейчас Улан-Батор). Этот город, напоминавший огромное стойбище, был резиденцией Богдо-Гэгэна — теократического руководителя страны и главы монгольских буддистов.

В отряде Унгерна было всего 1460 человек, в то время как в Урге расположился 10-тысячный китайский гарнизон с пулеметами и артиллерией. Совершив две тщетные попытки захватить город, барон перешел к партизанской войне. Его поддержали буддийские ламы, приславшие на подмогу отряд тибетцев, а также монгольские князья-нойоны, объявившие мобилизацию среди своих подданных.

За день до решающего штурма Роман Федорович отправился на разведку лично, верхом и переодевшись в монгольскую одежду. Барон беспрепятственно въехал в город, пообщался со слугами китайского губернатора и осмотрел снаружи его дом. Напоследок он ударил тростью заснувшего на посту китайского часового, объяснив ему на его же языке, что так делать нельзя. После этих отчаянных приключений Унгерн спокойно покинул Ургу и вернулся к своему небольшому войску.

Богдо-Гэгэн VIII

4 февраля 1921 года отряд Унгерна снова пошел на штурм Урги и после кровопролитных уличных боев овладел городом. Первым делом в столице вырезали всех евреев, а их имущество разграбили. 22 февраля произошла коронация Богдо-Гэгэна VIII, которого барон сделал повелителем Монголии. Разумеется, Роман Унгерн получил фактическое право управления страной от имени марионеточного правителя.

К весне армии Унгерна удалось полностью выбить китайцев из Монголии и пришло время воплотить в жизнь основной замысел — поход на Европу. 15 мая 1921 года Роман Федорович издает «Указ №15», объявляющий начало похода в Россию.

В подчинении у барона, которого к тому времени уже считали великим полководцем и воплощением Чингисхана, было более 11 тысяч вооруженных всадников 15 разных национальностей. Первоначальной целью Унгерна была организация антибольшевистского восстания в Иркутской губернии и Забайкалье, а затем и на Алтае.

Бойцы армии Унгерна

Барона обещали поддержать японцы и его старый друг атаман Семенов, поэтому он чувствовал себя непобедимым. Но союзники не сдержали своего слова и большая, но абсолютно дикая орда «нового Чингисхана» потерпела сокрушительное поражение от Красной армии.

В августе 1921 года барон, разделив остатки своих войск на две части, начал пробираться из Восточной Сибири в горы Тибета. В пути Унгерн дал волю своей ярости, казня направо и налево своих подчиненных, начавших терять веру в его божественную сущность. Из-за этого в отряде вспыхнул мятеж, но Роман Федорович бежал в степь.

Карьера неудавшегося владыки мира закончилась неожиданно прозаично — он попал в плен к красным партизанам, которыми командовал Петр Щетинкин. 15 сентября 1921 года состоялся короткий суд, в ходе которого барона вполне справедливо обвинили в антисоветчине и массовых убийствах мирного населения.

Арестованный красноармейцами Унгерн

Наказание в то время у большевиков было одно — расстрел. Приговор привели в исполнение сразу же после оглашения, а тело потомка немецких рыцарей зарыли в неизвестном месте. Имя барона Унгерна недолго будоражило умы монголов и вскоре «демона войны» вспоминали лишь в связи с поисками мифической казны Азиатской дивизии, которую он перед пленением, если верить слухам, успел надежно спрятать.

Нужно сказать, что клады эти в Забайкалье и Монголии энтузиасты ищут и в наши дни, а личность самого барона окружили ореолом мистики, сделав знаковой фигурой восточной эзотерики.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх