Человек с «рубленым» лицом и рубцами на сердце. Памяти Николая Олялина

Настоящий народный артист, всенародный любимец, Николай Владимирович Олялин, родился ровно за месяц до 22 июня 1941 года в одной из деревень Вологодской области. Он не воевал, его семьи не коснулись горести войны, но его словно высеченное из мрамора лицо для нескольких советских поколений стало символом Великой Победы

Отец Николая Владимировича работал портным. Он прошёл финскую войну и вернулся домой инвалидом. Коля был младшим из трёх его сыновей. После окончания Великой Отечественной домой стали возвращаться фронтовики.

Они произвели на младшего Олялина огромное впечатление.

Повзрослев, он вспоминал: «Все шли через наш дом. Без ног, без рук, изуродованные войной люди. Я помню, у меня все время лезли глаза на лоб, когда вдруг они, выпив водки, начинали, вспоминая, плакать. Для меня это было непонятно, как это такие взрослые дяди, тети, и вдруг плачут. А потом, когда с годами пришел ко мне смысл этих слез, я сам уже начал плакать».

Первый раз мальчишка познакомился с искусством благодаря старшему брату. Тот посещал в Доме офицеров драмкружок и как-то раз взял младшего брата с собой за компанию. Там как раз требовались статисты, молчащие на сцене или произносящие всего одну фразу. В результате Коля увлёкся актёрством на всю оставшуюся жизнь.

Однажды на спектакль пришли ребята из Колиной школы. Увидев, что у него ничего не получается, они прямо из зала стали дразнить его и обстреливать из рогаток. Мальчик оказался не робкого десятка, он заиграл так, что опешил даже директор студии.

Отец увлечение сына «кривлянием» не одобрял. Он хотел, чтобы Николай стал офицером, и настоял на поступлении в Ленинградское военно-топографическое училище. Но Олялин-младший проявил характер, специально «завалил» экзамены и отнёс документы в Ленинградский государственный театральный институт.

Известный в то время советский актёр и сценарист Алексей Ян как раз набирал там свой курс. Окающий вологодский паренёк чем-то заинтересовал его. Затем Яну понадобилось три года, чтобы окончательно избавить Олялина от свойственного всем «вологодским» говора.

В 1964 году учёба закончилась, и молодого актёра распределили в недавно созданный в Красноярске ТЮЗ. Здесь юноша неосторожно сочинил на главного режиссёра театра Исаака Штокбанта колкую эпиграмму, за что тот невзлюбил «выскочку». Он не назначал Николая на главные роли, скрывал от него приглашения на кинопробы. Но даже в таких условиях Олялин играл так, что был признан лучшим комиком Красноярского края.

Однажды актёра пригласили на праздничный концерт, посвящённый очередной годовщине Октябрьской революции, на котором он читал стихи. Его устройством занималась симпатичная девушка Нелли, которая в райкоме комсомола отвечала за организацию культурно-массовых мероприятий. Молодые люди завязали знакомство, которое моментально переросло в пылкий роман. Уже на следующий день они пошли в загс и расписались. В 1966 году у пары родился первенец Владимир.

В 1965 году состоялся дебют Николая в кино. Его пригласили на кинопробы молодого лейтенанта, лётчика-истребителя Николая Болдырева в киноповести «Дни лётные».

Олялин первое время был зажат и растерян, да так, что второй режиссёр в сердцах выговорил ему: «Зачем тебя только пригласили?» Актёр вспомнил глаза жены Нельки (он так её называл) в Красноярском аэропорту и её напутственные слова: «Коля, ты только верь, что чудо свершится — ты будешь знаменитым!» Уже в следующем дубле Николай почувствовал, что «поймал» суть своего героя, да так удачно, что сцена прямо из проб вошла в фильм.

В этой ленте из уст героя Олялина впервые прозвучала фраза: «Будем жить!», которую несколько лет спустя сделал крылатой фильм Леонида Быкова «В бой идут одни старики».

Кинорежиссёры заметили фактурного актёра, посыпались предложения на съёмки в фильмах «Щит и меч», «Путь в Сатурн», «Майор Вихрь». Да только до Олялина они не доходили, администрация театра скрывала их от него.

Однажды симпатизировавшая актёру девушка, которая была в курсе событий, по секрету сообщила Николаю, что его пригласили на пробы в новую киноэпопею режиссёра Юрия Озерова «Освобождение». Понимая, что просто так его не отпустят, актёр оформил больничный и никому ничего не сказав, поехал в Москву. Почти сразу его приняли на роль одного из главных героев ленты капитана-артиллериста Сергея Цветаева.

 

После премьеры в 1969 году первого фильма эпопеи «Огненная дуга» Олялин проснулся знаменитым. Его лицо стало символом той «окопной правды», которая начала из книг и с экранов просачиваться к людям, несколько с другой стороны раскрывая бравурные генеральские и маршальские мемуары. На имя актёра стали приходить мешки писем.

Однажды в Киеве во время празднования Победы один из фронтовиков подбежал к Олялину и стал радостно обнимать его, совершенно серьёзно утверждая, что они вместе воевали на Курской дуге, и он считал его погибшим. Когда выяснилась правда, они оба плакали от переполнявших их чувств.

Вместе с популярностью пришла и большая проблема.

Часто ветераны хотели отблагодарить актёра, выпить с ним, а у него, на экране человека с мужественным «рубленым» лицом и характером, а в жизни — натуры тонкой и легко ранимой, не хватало духу отказать. В результате он стал часто выпивать, затем втянулся, и вскоре спиртное стало для него самого и его семьи большой проблемой.

Оставив неласковый Красноярск, Олялин отправился в Киев, где его с распростёртыми объятиями встретили на Киевской киностудии им. Довженко.

Уже в 1970 году Николай принял участие в съёмках ещё одной знаковой для советского кинематографа ленты о войне, «Обратной дороги нет». Он сыграл роль сбежавшего из немецкого плена седого 29-летнего майора, добровольно жертвующего собой и доверенной ему группой ради успешного восстания в лагере военнопленных.

Параллельно Олялин снялся в эпизодической роли в не менее знаковом фильме «Бег», снятом по мотивам произведений Михаила Булгакова о Гражданской войне и белой эмиграции. Обе роли принесли актёру невероятную популярность. Продолжились съёмки и в эпопее Озерова.

В 1971 году Николаю удалось сняться в эпизодической роли в легендарной советской комедии «Джентльмены удачи». Казалось бы, микроскопическая роль принесла Олялину больше популярности, чем многие последующие ленты с его участием.

В 1974 году Нелли родила дочку, и Николай на радостях ушёл в очередной пьяный загул. Жена настояла на прохождении мужем курса лечения в наркологической клинике, стоял вопрос об увольнении с киностудии Довженко. В дело вмешался один из поклонников актёра первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий.

Олялина чуть ли не в приказном порядке вызвали в 4-е управление Минздрава, к наркологу. Понимающий свою проблему актёр ради выздоровления был готов на всё, и в результате навсегда избавился от алкогольной зависимости. Больше его семью эта напасть не посещала.

 

Хотя Николая Олялина и прославили ленты, в которых он играл советских офицеров, сам он в армии никогда не служил. Сначала, во время учёбы, военком не хотел его отправлять, давал доучиться. Затем родился сын. А в 1974 году, когда в почтовом ящике обнаружился маленький жёлтый квадратик повестки, он сам не пошёл в военкомат.

Актёр потом вспоминал: «Нелька расстроенная вся идет в военкомат, говорит: «У нас только сын родился, давайте мы его на ноги поставим, потом возьмете». Говорят: «Да нет. Не хотим мы его в армию брать, нам стыдно — на экране он майор, а у нас солдат. Мы ему хотели сержанта дать…»

Олялин стал настолько популярным, что его без документов пускали даже в Кремль: «…Вот мы заходим в Кремль, все достают документы. Я подхожу, тоже достаю. А милиционеры почему-то отдают честь и пропускают меня». В 1979 году его, не имеющего украинских корней, удостоили звания Народный артист Украинской ССР.

После завершения эпопеи «Освобождение», Олялин снялся ещё в тридцати картинах, из которых зрителю более всего запомнились «Россия молодая», «Пропавшая экспедиция», «Золотая речка», «Бешеное золото», «Шёл четвёртый год войны». Но эти ленты не смогли повторить успех фильмов начала 70-х, а затем… затем начались «лихие 90-е».

Достойные роли актёру не предлагали. Он попытался самостоятельно снять добрые и человечные фильмы «Неотстрелянная музыка», «Тёплая мозаика ретро и чуть-чуть…», «Воля», в которых он выступил и режиссёром, и сценаристом, и актёром. Но времена изменились, вкусы зрителей, массово открывших для себя голливудское кино, требовали чего-то более динамичного, кровавого, высокобюджетного.

Провалы картин, отсутствие работы и вызванное ими безденежье тяжело сказались на здоровье. Олялин вспоминал: «Пришло уничтожение, то есть наше поколение взяли и выкинули из жизни. Наступил такой мрак, что все, даже ехать некуда, предел».

В этот же период времени семья узнала, что у Николая врождённый порок сердца, который до сих пор не давал о себе знать.

Когда Олялину делали первую операцию на сердце, пропал пульс. Врачи с трудом вывели его из состояния клинической смерти. Через пять лет приступ повторился. Сердце актёра снова остановилось, и его снова с трудом «запустили». Если бы не операция по аортокоронарному шунтированию, проведённая в 1997 году, Олялин ушёл бы из жизни ещё 20 лет назад. Необходимых, чтобы заплатить хирургам, пяти тысяч долларов у него не было. Деньги помог найти друг артиста главнокомандующий ВВС России Пётр Дейнекин.

Вместе с улучшением здоровья пошли в гору и дела актёра.

Ему стали предлагать роли в кино, пусть второго плана, но роли. Он сыграл Инквизитора в «Ночном» и «Дневном дозорах», снятых по фентезийным романам Сергея Лукьяненко, отметился в роли Самохина в сериале «Есенин» и деда Ильи во втором «Бумере». Однако проблемы с сердцем вернулись. После фильмов 2007 года «Медвежья охота» и «Презумпция вины» боли стали настолько сильными, что Олялин уже не мог играть.

Десять лет назад, 17 ноября 2009 года, в Киеве, он ушёл из жизни. Его большое, покрытое рубцами сердце остановилось во сне. Своего сына он попросил не ставить на могиле ни торжественных бюстов, ни воинских касок, ни автоматов. Как человек воцерковленный и глубоко верующий, Олялин попросил на могилу только православный крест. И его сын — Владимир Николаевич выполнил завещание отца.

Источник: https://ukraina.ru/history/201...

 

Источник ➝

Национально самоопределившаяся Русофобия. Итоги

Картинка беснований укроинфицированных в цвете и с качеством HD передаёт весь ужас стремительного одичания окраин СССР вне объятий так ненавидимого им "великорусского шовинизма".





Кто что, а я лично во всей этой бурной встрече "шумерами" своих сограждан, прибывших из китайского Уханя, вижу глубокий символизм закономерности развала СССР, в основу которого была заложена ленинская русофобия и ленинское презрение к "полуварварам русским", интернационализм которых "должен заключаться в таком неравенстве", которое будет компенсировать какое-то мифическое, выдуманное Ильичом, неравенство в повседневной жизни русских и украинцев, русских и поляков, русских и финов, русских и прибалтов.

Вот они - эти жуткие лица, столетиями угнетавшие остзейских баронов, польских шляхтичей, финских бюргеров, грузинских князей, азиатских баев ну и конечно же - украинских и белорусских соотечественников:




Простите, но на великороссов ни одна социальная группа и ни одно сословие в Российской империи не тянет абсолютно.

Не имеющая ни одной капли русской крови голштейн-готторопская династия Романовых, а также дворяне и купцы, среди которых русских было менее половины, не являются великороссами чисто по происхождению. Понимая это, современные ленинцы договорились уже до того, что царское самодержавие, само ни разу не являясь русским, угнетало другие народы "по поручению великороссов" - без комментариев....

Ну вот в 1917м свершилось и понеслось. Оставлю здесь ссылку, по которой вы можете зайти и сами оценить этот апофеоз укрофеерии в советское время:







Самоопределение укронации, заботливо построенное строго по заветам Ленина (с обязательным неравенством русских) и с перекликающимися с ними заветами Бжезинского (за счет России, против России на руинах России) выдало  потрясающий результат, который мы имеем возможность наблюдать онлайн и рассказывать как фанатам Маркса, так и фанатам либерализма: "Смотрите, дети, как выглядит цивилизация, стержнем своим избравшая русофобию".

А я ещё раз позволю себе напомнить, за чей счёт  творилось всё это торжество незамутненного разумом национальное самосознание Окраины:

Жизнерадостный разгром русской деревни, в котором было сосредоточено 85% "великорусских шовинистов", который шел непрерывно весь ХХ век с вывозом ресурсов небратским народам, особенно шустро рванул после смерти Сталина.

Начиная с 1953 года, хрущёвским руководством в СССР последовательно и неуклонно реализовывалась догма "а-ля Бжезинский" о мироустройстве за счёт России, против России и на обломках России. Первым делом были свёрнуты грандиозные проекты по преобразованию природы, в результате которой исторические территории России должны были стать образцово-показательными ареалами сельского хозяйства, обеспечивая продуктовую безопасность всей страны и являясь примером для подражания не только для других республик, но и для стран за рубежом.

Точно также были свёрнуты многочисленные программы по освоению Сибири и Крайнего Севера. Одна трансполярная магистраль чего стоит. А как бы они пригодилась она сейчас, при новом броске в Арктику! И главное - все эти проекты развивали территорию самой России, что, очевидно, в планы нового руководства СССР после 1953 не входило от слова "совсем". Планы были другие - ресурсы, предназначенные для развития исконно русских территорий, а также все остальные ресурсы, до которых получилось дотянуться, массово стали уходить куда угодно, только не в РСФСР. Поднимали Казахстан, Прибалтику, весь СЭВ, немереные средства уходили на африканских и арабских туземцев, одним словом, куда угодно, только не в Россию. Наоборот, из среднерусских деревень выкачивались люди, деньги, материально-технические ресурсы, оставляя после себя то, что мы наблюдаем сегодня - руины и запустение.




Небратья на халяву подсели быстро и конкретно. Одновременно с ростом халявы за счет России, росло и национальное самосознание советских окраин, медленно, но верно превращаясь в чувство национального превосходства. Небратские кадры Украины, Прибалтики, Азии стабильно получали преимущества при получении образования в самых престижных ВУЗах, преимущества при занятии руководящих постов, первоочередное снабжение дефицитом и закрытие глаз на откровенно националистические выходки.

С воцарением Горбачева I-го со всех небратских советских окраин, как по команде, зазвучали заунывные стоны о несчастных прибалтах, украинцах, кавказцах, вынужденных, оказывается, круглосуточно кормить прожорливую Россию. О том, как они хорошо жили бы, если бы не гадская Москва, я тогда услышал практически от всех, рвущихся в самостоятельную жизнь, националов. Ни один латыш сейчас предпочитает не вспоминать про то, как они орали в лицо, что за 2 года завалят беконом Европу, и не делают это только потому, что Центр не разрешает...

И вот в 1991м Центр разрешил. И тут на авансцену вышел большой такой, качественный и многосторонний ОБЛОМС.... Оказывается, "кормильцы" России на поверку оказались примитивными нахлебниками, качественно умеющими только жрать и срать, и ни на что более приниципиально не способными. Бросившиеся в объятия англосаксов, небратья с удивлением узнали, что их единственным товаром, востребованным у "цивилизованного мира" является русофобия, а во всём остальном они несостоятельны и несамостоятельны во всех смыслах этого слова. А центре ОБЛОМА (на мове - Зрады) оказался до сих пор не признаваемый факт - без российских ресурсов, дотаций и субсидий советские окраины обречены на угасание и забвение.

Укры дольше всего удерживались у русской "сиськи" пользуясь всеми возможными благами паразита, начиная с халявных углеводородов и заканчивая различными административными льготами - таможенными и миграционными. Халява - очень тяжёлый наркотик, и ломка, которую мы сейчас наблюдаем вна Украине - неизбежный результат неимоверно долгого и незаслуженного питания лучшими кусками со стола "клятых москалей". То же самое творится в Прибалтике, где за воплями о российской угрозе маячит привычная тень инфантила, требующего позолотить ручку. А единственный экспортный товар - русофобия, оказывается, хреново монтируется со льготами, субсидиями и инвестициями, которые небратья привыкли получать из России. Очень медленно, но Россия таки меняет привычку кормить с руки тех, кто в эту руку плюёт, да ещё и пытается укусить

Медленно, но верно меняется общественное мнение - заинтересованность и сопереживание "мриям" небратьев в России сменяется брезгливым равнодушием.  Последняя суицидальная выходка одичалых укров вообще воспринята примерно так:




Глядя, как беснуются национально самосознавшие и себя и национально самоопределившиеся небратья, имею всего один вопрос - дойдут ли они до каннибализма или каким-то другим способом удовлетворят свои позывы к самоуничтожению?

Популярное в

))}
Loading...
наверх