Великие тени истории

7 052 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Моргунов27 февраля, 10:00
    ВОТ С КОГО БРАТЬ ПРИМЕР СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ, О КОМ МНОГО ПИСАТЬ И РАССКАЗЫВАТЬ. СЛАВА ПОБЕДИТЕЛЯМ !!!«Бандит Катя»: ка...
  • Виктор Томилин27 февраля, 9:55
    До того, как он стал "шефом" ЧК, работал на должности министра путей сообщения. Привел в порядок путевое хозяйство и ...Что делал Дзержин...
  • Владимир Сабакарь27 февраля, 6:11
    Пушкин знал историю и в своих сочинениях и стихах её использовал. Возможно за это и пострадал.Другой А.В. Суворов

Евгений Шапошников: что последний советский маршал предлагал сделать с путчистами в августе 1991-го

Евгений Шапошников: что последний советский маршал предлагал сделать с путчистами в августе 1991-го

Евгений Шапошников: что последний советский маршал предлагал сделать с путчистами в августе 1991-го

Пик карьеры маршала Шапошникова совпал с развалом Советского Союза. Тогда ему пришлось принимать судьбоносное решение, которое не позволило путчистам взять в свои руки власть и, главное, не допустило кровопролития.

Момент истины

Евгений Шапошников прошел все ступени службы в ВВС СССР: от летчика-истребителя до главкома ВВС. В 1963 году он вступил в ряды КПСС, без чего в советское время невозможно было рассчитывать на серьезное продвижение по службе. А в 1990 году его даже включили в ЦК партии. Правда убежденным коммунистом будущего маршала было назвать сложно. Возможно, это и повлияло на его поведение в роковой для Советского Союза год.

С 17 августа 1991 года Евгений Шапошников должен был находиться в отпуске, однако служебные дела вынудили его остаться в Москве на выходные. В итоге в отпуск он так и не поехал, так как 19 августа в 6 часов утра по телевидению объявили о введении в стране чрезвычайного положения. Для Шапошникова это стало полной неожиданностью, как и для главы ВМФ Владимира Чернавина, и для главкома ВДВ Павла Грачева.

По словам Шапошникова, он сразу понял, что предложенный ГКЧП путь для него неприемлем. Однако этого мнения не разделял заместитель министра обороны СССР Владислав Ачалов, который отдал приказ перебросить воздушно-десантные части поближе к Москве.

Тогда глава ВВС созвонился с Павлом Грачевым и оба договорились «тянуть резину», оправдывая задержку нелетной погодой. Президенту РСФСР Борису Ельцину он заявил, что воздушные силы «не пойдут против народа».

20 августа Шапошникова вызвал министр обороны маршал Дмитрий Язов, который к тому времени, по словам Евгения Ивановича, еще не отдал ни одного вразумительного приказа. Маршал был очень растерян и не понимал, что ему в этой ситуации делать. За советом он и обратился к главкому ВВС. Шапошников прямо заявил, что с ГКЧП нужно заканчивать. Для этого необходимо отменить чрезвычайное положение в стране и передать все полномочия власти Верховному Совету СССР.

«А что же делать с путчистами?», – продолжал допытываться Язов. Шапошников ответил резко: «Послать на … и объявить вне закона!». Нужно понимать, что именно по приказу министра обороны, примкнувшего к ГКЧП, в столицу были введены танки и тяжелая военная техника. Пойти на разрыв с путчистами Язов не решился, но сообщил Шапошникову, что не допустит кровопролития.

Тем временем поползли слухи, что КГБ силами спецназа «Альфа» попытается взять штурмом Верховный Совет. Шапошников в ответ открыто заявил, что пустит на бреющем полете над Белым домом несколько истребителей, чтобы рев их моторов остудил горячие головы нападающих. Неизвестно, напугали ли его слова главу КГБ Владимира Крючкова, но штурма в итоге так и не последовало.

После встречи с Язовым Шапошников провел телефонные переговоры со всеми командующими ВВС в округах, чтобы убедиться в их преданности. Решительность главкома ВВС во многом предопределила поведение командиров армейских подразделений, которые так и не рискнули пойти по сценарию силовой поддержки ГКЧП.

Текущие события стали точкой кипения нелюбви Евгения Ивановича к КПСС. Он был раздосадован: на наших глазах происходит госпереворот, а партийные боссы даже и не думают собирать внеочередной пленум, чтобы принимать неотложные решения и спасать страну. После того, как Михаил Горбачев вернулся из Фороса, Шапошников заявил что выходит из партии. «Это не самая страшная беда», — такова была реакция президента. На следующий день после возвращения Горбачева, 23 августа 1991 года Шапошникова назначают министром обороны СССР и присваивают ему звание маршала авиации. Новоиспеченный маршал публично заявил о своем выходе из КПСС и провозгласил курс армии на деполитизацию.

В новых реалиях

8 декабря 1991 года перестал существовать Советский Союз, появилось новое межгосударственное образование – СНГ, но общие вооруженные силы, которые объединяли бывшие союзные республики (кроме Прибалтики и Грузии), формально никто не упразднял. На Шапошникова и были возложены обязанности главнокомандующего до принятия постановления об их расформировании.

Еще до наступления нового 1992 года прекратились полномочия первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева. Теперь нужно было решать вопрос передачи «ядерного чемоданчика». По протоколу его должны были принять президент Российской Федерации Борис Ельцин и действующий министр обороны. Однако накануне визита в Кремль Борис Николаевич неожиданно позвонил Шапошникову и сообщил, что приехать к Горбачеву не сможет. Маршал выразил сомнение, что без Ельцина эта процедура может состояться. Однако все прошло успешно: «терминал автоматизированной системы управления стратегическими ядерными силами» оказался в руках у главнокомандующего.

По словам Шапошникова, Горбачев попытался убедить его предпринять решительные действия против тех, кто поспособствовал развалу Союза, в первую очередь, имелся в виду Борис Ельцин. Однако маршал помнил, чем закончилась судьба «спасителей СССР» в августе 1991 года. Перспектива провести месяцы, а может быть и годы в «Матросской тишине» его никак не прельщала. Он вежливо отказал Михаилу Сергеевичу, после чего их отношения были навсегда испорчены.

14 февраля 1992 года были окончательно расформированы вооруженные силы СССР – вместо них появились объединенные вооруженные силы (ОВС) СНГ, во главе которых и встал Евгений Шапошников. Эта структура многими воспринималась как эфемерная, хотя она имела свой офис на Ленинском проспекте. Но скоро и сам главком осознал всю зыбкость своего положения, так как бывшие советские республики взяли отчетливый курс на построение национальных вооруженных сил.

Еще в конце 1991 года президент Грузии Звиад Гамсахурдиа объявил о национализации имущества советской армии и построении собственных вооруженных сил, его примеру последовал президент Молдавии Мирча Снегур. Позднее собственные военные ведомства появились в России, Казахстане и Украине. Аналогичные решения были приняты в других бывших союзных республиках. Впрочем, ОВС СНГ, как и их глава, все же сыграли свою положительную роль на постсоветском пространстве, так как стали необходимым механизмом координации раздела Вооруженных Сил СССР.

Дальнейший жизненный путь Евгения Шапошникова не был наполнен значимыми событиями. В 1993 году он вместе с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком в качестве члена вновь созданной партии – Российского движения демократических реформ (РДДР) – пытался баллотироваться в Госдуму, однако пройти пятипроцентный барьер новому политическому движению не удалось.

Через год Евгений Иванович был назначен на должность представителя Президента России в госкомпании по экспорту и импорту продукции, технологий и услуг военного и двойного назначения «Росвооружение», параллельно вновь пробуя себя на политическом поприще. Однако на посту заместителя председателя Единого движения социал-демократии (его возглавлял Александр Яковлев) он славы не снискал.

Неудачей закончилась его работа на посту генерального директора авиакомпании «Аэрофлот – российские международные авиалинии». В 1997 году там грянул скандал, связанный с незаконным переводом средств авиакомпании в размере 252 миллионов долларов в швейцарскую фирму «Андава», акционерами которой являлись топ-менеджеры «Аэрофлота». Шапошников был косвенно причастен к этой истории, так как принимал окончательное решение о переводе денег, однако под правосудие маршал не попал: по версии следствия, он был введен мошенниками в заблуждение.

Впрочем, авиацию Борис Шапошников не оставил. Сначала он работал помощником Президента России по вопросам развития космоса и авиации, затем был советником Гендиректора в компании «Сухой», позднее снова вернулся в «Аэрофлот» в качестве члена совета директоров. По словам коллег Евгения Ивановича, он, как никто другой, целиком посвящал себя делу развития отечественной авиации и повышения ее конкурентоспособности.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх