Великие тени истории

7 049 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    (Часть-1)Розалия Самойловна Землячка, урожденная Залкинд, появилась на свет в 1876 году в весьма состоятельной еврейс...Розалия Землячка ...
  • Отари Хидирбегишвили
    Восстание декабристов — это первая крупная попытка «перестройки» России на западный лад, которая вела к смуте, гражда...Восстание декабри...
  • Виталий Кирпиченко
    Трудно быть военным -- обязательно подставят!Мигель Краснов: з...

Унизительный мир. Как Россия проиграла, а Япония не выиграла

Унизительный мир. Как Россия проиграла, а Япония не выиграла

    Поздним вечером 8 февраля 1904 года группа японских миноносцев без объявления войны торпедировала стоявшие на рейде у Порт-Артура русские корабли, в результате чего были серьёзно повреждены два лучших русских броненосца — "Ретвизан" и "Цесаревич". На следующий день России была официально объявлена война. В тот же день японская эскадра атаковала в корейском порту Чемульпо крейсер "Варяг" и канонерку "Кореец". Так началась Русско-японская война 1904–1905 годов, формально завершившаяся победой Японии, но на деле оставившая неудовлетворёнными обе стороны.

Причины войны

    Причиной войны послужили намерения обоих государств установить свой контроль над Кореей и Маньчжурией. Россия в последней четверти XIX века начала освоение Дальнего Востока, которое прежде тормозилось из-за слишком большой его удалённости от центра (путь из Петербурга до восточных окраин империи занимал три месяца в одном направлении). С началом строительства Транссибирской магистрали наконец стало возможным нормальное развитие края и включение Маньчжурии в российскую сферу влияния.

     Японцы, которые после реставрации Мэйдзи в 1868 году активно вестернизировались, претендовали на статус единственной великой азиатской державы, но великая держава того времени была немыслима без колоний и сфер влияния, поэтому японцы также рассчитывали на укрепление в Корее, Маньчжурии и части Китая.

     Интересы Японии и России столкнулись на Дальнем Востоке. Поначалу вопрос пытались решить дипломатическими методами, но они ни к чему не привели. Японцы соглашались признать за Россией только железнодорожные интересы в Маньчжурии, через которую проходила ветка КВЖД, но требовали полного вывода войск из Маньчжурии и отказа от ряда концессий в Корее, полученных за десять лет до этого русским предпринимателем Юлием Бриннером (к слову, дедом знаменитого голливудского актёра Юла Бриннера).

     В свою очередь, Россия соглашалась на отказ от корейских концессий и вообще от влияния на Корею, но только в обмен на признание японцами того факта, что Маньчжурия останется в сфере российского влияния.

      Продолжая дипломатические переговоры, японцы одновременно готовились к войне. У лучших в мире корабелов, англичан, под ключ был заказан новенький флот броненосцев. Японцам жизненно необходимо было добиться превосходства на море, чтобы организовать высадку десанта на материк.

     Кроме того, японцам удалось заручиться дипломатической поддержкой англичан, которые также не были заинтересованы в усилении влияния России на Дальнем Востоке. Англичане заключили с Японией союзный договор, который предусматривал, что Британия вступит в войну в том случае, если в войну Японии и какой-либо ещё державы вступит третий участник. Этот договор был заключён специально с расчётом на российско-французский союз, чтобы у Франции не было соблазна участвовать в войне.

     В итоге воевали стороны один на один, но японцы также пользовались дипломатической и пропагандистской поддержкой США и Британии, а Россия — Франции и Германии, которые, впрочем, активных действий не предпринимали.

Война

     6 февраля 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, а через сутки без объявления войны атаковала находившиеся на внешнем рейде у Порт-Артура корабли, в результате чего два лучших броненосца получили серьёзные повреждения. 9 февраля была официально объявлена война.

    Основное внимание японцев было сосредоточено на некогда китайской крепости Порт-Артур, ныне находившейся в руках Российской империи. Главной задачей японцев было запереть в порту, а при благоприятном стечении обстоятельств — уничтожить русскую эскадру, чтобы беспрепятственно провести высадку десанта в Маньчжурии.

     После нескольких неудачных попыток японцам удалось временно заблокировать эскадру в гавани и провести высадку войск в Маньчжурии. Русские войска не препятствовали осаде Порт-Артура, крепость была надёжно укреплена. По плану предполагалось, что Порт-Артур перетянет на себя значительную часть японских сил, что не позволит японцам с ходу овладеть Маньчжурией. Дело в том, что русская армия в Маньчжурии была незначительной и серьёзно уступала по количеству мобилизованной японской армии, к тому же большая часть армии была рассредоточена по гарнизонам. При этом японцы имели ощутимое преимущество: они действовали у себя под боком, а для России Дальний Восток был очень далёким и периферийным регионом. Даже если учитывать недавно заработавший Транссиб, всё равно из-за его невысокой пропускной способности на доставку всего лишь одного армейского корпуса до театра боевых действий уходил месяц, тогда как японцы доставляли десант до материка менее чем за сутки.

     Японцы также понимали всё это, поэтому делали ставку на стремительные атаки, не считаясь ни с какими потерями. Необходимо было разбить русские войска в Маньчжурии, пока к ним не пришли подкрепления из России.

     В начале мая началось вторжение японских сил в Маньчжурию и произошло первое сухопутное сражение войны — бой на реке Ялу, в котором 20-тысячный русский отряд противостоял троекратно превосходившим силам японцев. Командующий отрядом Засулич имел приказ провести разведку боем, выяснить численность японской армии и после этого отступить.

     Одновременно японцы начали высадку десанта неподалёку от Порт-Артура, чтобы захватить крепость и наконец уничтожить русскую эскадру. Высадившиеся силы перерезали железнодорожное сообщение крепости с Маньчжурией. Силами гарнизона снять осаду было невозможно из-за слишком большого превосходства японцев, поэтому на деблокирование крепости была отправлена часть сил маньчжурской армии. Однако снять блокаду не удалось.

     Возникла серьёзная угроза сдачи крепости, после чего японцы воевали бы уже не на двух направлениях, а могли сосредоточить все силы на одном. Маньчжурская армия предприняла попытку наступления, но в двух крупных сражениях, при Ляояне и Шахе, не удалось выявить победителя.

     После неудачи деблокирования крепости японцы получили возможность беспрепятственно осаждать и обстреливать Порт-Артур артиллерией. Началась осада крепости, длившаяся полгода. Японцы предприняли четыре попытки штурма, но все они обернулись огромными потерями для атаковавших. Тем не менее в ходе четвёртого штурма японцам удалось овладеть одной из стратегических высот и благодаря этому начать обстрел артиллерией заблокированной в гавани русской эскадры.

     После этого оборона крепости стала фактически бессмысленной, остатки гарнизона были слишком незначительны, чтобы противостоять многократно превосходившим японским силам. После полугодовой осады крепость капитулировала, а запертая в гавани эскадра была потоплена. Несколько раз она предпринимала попытки прорыва, но соотношение японской и русской эскадры (5 к 1) не позволило им завершиться удачно.

    Японцы получили возможность сосредоточить все силы для удара по Маньчжурии. В феврале произошло генеральное сухопутное сражение при Мукдене. Позднее оно очень активно использовалось в пропаганде российскими революционерами, кричавшими о "мукденской бойне", "мукденском избиении" и т.д. Однако именно японские войска понесли в этом сражении наиболее значительные потери. Хотя русские войска отступили и оставили Мукден, для японцев эта победа стала скорее пирровой. Локальную победу они одержали, но стратегически ситуация складывалась теперь не в их пользу. Потери японцев были слишком велики и пополнить их было нечем — и без того вся страна была мобилизована. Фактически японцы потеряли возможность проводить масштабные наступательные действия на суше и до самого конца войны больше не предпринимали их. Тогда как русские войска полностью сохранили боеспособность, отойдя на заранее подготовленные оборонительные рубежи и ожидая пополнений.

     Сухопутных сражений в этой войне больше не было, но на море японцам удалось одержать ощутимую победу в Цусимском сражении. Ещё осенью 1904 года эскадра под командованием вице-адмирала Рождественского была переброшена с Балтики на Дальний Восток для помощи блокированным в Порт-Артуре кораблям. Однако, пока эскадра находилась в пути, крепость пала, и её поход стал бессмысленным. Рождественский получил указание привести корабли во Владивосток. Для этого он избрал самый сомнительный путь: через Цусимский пролив. Японцы полагали, что русская эскадра не пойдёт через него, поскольку он слишком опасен и легко может превратиться в ловушку. Рождественский также подумал, что японцы решат, что он не направит через него свои суда, и выбрал этот путь.

    Японцы заранее знали состав эскадры и её численность, тогда как Рождественский даже не представлял, с какими силами он может вступить в бой. Он надеялся проскочить опасный участок и без боя довести корабли до порта. Поскольку он не представлял, с какими силами может столкнуться, адмирал не имел даже примерного плана возможного боя. К тому же он полностью отказался от разведки, надеясь поскорее дойти до порта, не привлекая внимания. Кроме того, личный состав кораблей после более чем полугодового путешествия был сильно измотан и пал духом, после того как выяснилось, что их поход бессмыслен.

     Японцы же вдобавок имели подавляющее преимущество над эскадрой: 117 кораблей против 36, не считая нескольких госпитальных кораблей и устаревших судов, бессмысленных в бою. В итоге русская эскадра попала в ловушку в Цусимском проливе и была уничтожена превосходящими японскими силами. И без того максимально неблагоприятное стечение обстоятельств усугубилось невнятным командованием Рождественского, который вскоре был ранен, после чего в эскадре воцарился командный хаос.

Военнопленные

    Русско-японская война стала едва ли не единственной войной в истории ХХ века, когда тщательно соблюдались все требования Гаагской конвенции (предшественница Женевской) об обращении с военнопленными. Обе стороны тщательно следовали букве закона, с пленными хорошо обращались, они получали достойное питание, не привлекались к работам и не подвергались издевательствам.

     В японских лагерях для военнопленных оказалось 70 тысяч русских солдат (в основном из гарнизона Порт-Артура), а также пленные моряки разбитой в Цусимском сражении эскадры. Эти военнопленные представляли определённый интерес для российских революционеров (в России к тому моменту началась революция 1905 года), которые активно сотрудничали с Японией.

     Первым приехал американец Джордж Кеннан, дедушка знаменитого американского дипломата Кеннана, ставшего одним из архитекторов холодной войны. Кеннан специализировался на России, имел тесные связи со многими революционерами и прославился в Америке тем, что разыгрывал театрализованные представления о невыносимых мучениях на царской каторге.

     Кеннан установил контакты с японцами и получил разрешение на пропагандистскую обработку пленных. Для этой цели он вызвал эмигранта-революционера Судзиловского (Русселя) — профессионального "Че Гевару", который успел поучаствовать в революционном движении половины стран мира, от России, Румынии и Англии до Америки.

    Судзиловский наладил в лагерях военнопленных выпуск еженедельной газеты "Япония и Россия", в которой пытался привить пленным революционный дух. Планировалось, что сразу после возвращения в Россию солдаты и матросы будут вступать в революционные партии и вести активную борьбу против правительства.

    Одним из сотрудников газеты был матрос Новиков, позднее ставший в СССР знаменитым писателем Новиковым-Прибоем, автором "Цусимы", печатавшейся многомиллионными тиражами. Правда, у товарищей по лагерю позиция Новикова, сотрудничавшего с японцами и вдобавок ставшего выпускать ещё более радикальную газету "Друг", не нашла понимания, его сочли предателем, и обитатели лагеря пытались расправиться с Новиковым и несколькими его соратниками.

     Спасло будущего писателя только то, что японцы, предвидевшие такой исход, выдали Новикову и его сотрудникам кинжалы, благодаря которым им удалось отбиться от нападавших и бежать под защиту администрации лагеря. После этого инцидента новиковцев переселили из лагеря в госпиталь, где их охраняла японская полиция.

     У Судзиловского были далекоидущие планы: он рассчитывал, что после захвата японцами Сахалина те передадут всех каторжников в его распоряжение и при поддержке японской армии эти отряды высадятся на российском Дальнем Востоке и начнут победоносное шествие к Петербургу, по пути освобождая каторги и пополняя свою армию. Однако этим планам не суждено было сбыться. Так же как и надеждам Юзефа Пилсудского (будущего лидера Польши), который приезжал в Японию просить денег на террористические акции и надеялся получить военнопленных-поляков для своих боевых отрядов. Денег японцы дали, а солдат нет. Предложение Пилсудского показалось им слишком авантюрным, к тому же война подходила к своему завершению.

Мирные переговоры

     К весне 1905 года сложилась ситуация, когда обе стороны были заинтересованы в мирных переговорах. В России шла революция с массовыми волнениями и ежедневным насилием на улицах, а Япония, добившись преимущества на море, за несколько локальных удач на суше заплатила огромными жертвами — потери японской армии вдвое превышали российские. При этом Россия действовала ограниченными силами маньчжурской армии, имевшей возможность для пополнения и только начавшей разворачиваться в 1905 году и выходить на "исходную мощность", тогда как японцы исчерпали резервы для пополнения — в боях на суше они потеряли каждого шестого солдата (около 80 тысяч из 450-тысячной армии). Японцы и без того вели войну с максимальным напряжением сил и после таких потерь не могли осуществлять крупномасштабные наступательные операции.

     Кроме того, на японцев давили поддерживавшие их американцы и англичане, которые настойчиво предлагали своё посредничество в мирных переговорах. Поскольку переговоры велись под патронажем американцев, Россия пошла на дипломатическую хитрость, назначив главой делегации Витте, имевшего репутацию либерала, что сразу же смягчило американцев, тем более что они не имели никакого интереса в усилении влияния Японии.

     Из-за этого японцам пришлось умерить свои амбиции, и в итоге Портсмутский мирный договор оказался скорее в пользу России. Она уступила Японии южную часть практически незаселённого Сахалина, передала аренду китайского Порт-Артура, но наотрез отказалась платить контрибуцию, поскольку не считала себя проигравшей стороной, тогда как японцы, практически разорённые войной, очень на неё надеялись.

     В итоге мирный договор был негативно воспринят в обеих странах. Но если в России были недовольны в основном тем, что Японию не стали дожимать, хотя могли бы, то в Японии по стране прокатились массовые беспорядки и погромы, вызванные яростью из-за унизительного мира. Японцы долго готовились к войне, стойко терпели все экономические невзгоды и тяготы, пожертвовали 80 тысячами солдат (в пропорциях населения нынешнего времени — примерно 250 тысяч человек), и всё это ради жалкого клочка пустынного Сахалина и аренды Порт-Артура. Негодование было столь велико, что беспорядки спонтанно вспыхивали в разных районах страны ещё несколько месяцев.

Причины неудачи

     Неудачному ходу русско-японской войны способствовало несколько факторов:

1. Театр военных действий располагался на далёкой периферии. Даже с учётом недавно построенного Транссиба Дальний Восток всё ещё был краем вселенной. Боевые действия велись не на российской территории, переброска войск и снаряжения туда была затруднена, всего лишь один армейский корпус добирался до театра боевых действий месяц. Японцы, наоборот, вели войну буквально у себя под боком.

2. Японцы делали ставку на стремительное и быстрое решение своих задач, поскольку бедность ресурсов и зависимость от поставок сырья делали их неспособными к длительной войне. Россия, наоборот, стремилась к затягиванию конфликта, осознавая эту слабость японцев. Маньчжурская армия вынуждена была беречь личный состав и отступать, когда потери становились ощутимыми. Ведь в случае серьёзных потерь пополнить армию сразу же было невозможно, этот процесс занял бы существенное время, что позволило бы японцам завладеть Маньчжурией. По этой причине маньчжурская армия действовала (как казалось со стороны) нерешительно, часто отступая, чтобы сохранить силы, что породило впечатление постоянных японских побед. Японцы же атаковали, не считаясь с жертвами, чтобы как можно скорее добиться преимущества и начать переговоры о мире. В 1905 году в связи со вспыхнувшей революцией в России затягивание и продолжение конфликта было признано нежелательным и в Петербурге, хотя фактически только к этому времени российские войска в Маньчжурии получили достаточно пополнений, чтобы действовать свободно.

3. Революция в России фактически открыла второй фронт внутри страны. Революционные события привели к тому, что японская война ушла на второй план. Многие революционеры, жившие в Европе, фактически открыто сотрудничали с японскими агентами, получая при их поддержке оружие для ведения городских боёв в России. При посредничестве японцев в Париже и Женеве были организованы две объединительных конференции российских революционеров, призванные создать широкую революционную коалицию для борьбы с правительством. В Женевской конференции принимал участие Ленин, вскоре покинувший её из-за преобладания на ней эсеров.

4. Отсутствие поддержки войны в России. Общественность в основном придерживалась революционных взглядов и с самого начала клеймила войну как империалистическую, видя в ней лишь дополнительную возможность для критики правительства. Любые неудачи многократно раздувались. Сражение при Мукдене называли исключительно мукденской катастрофой, бойней, мясорубкой и т.д., хотя японцы понесли почти вдвое большие потери и лишились возможности наступать до самого конца войны, тогда как большая часть маньчжурской армии уцелела и имела возможность для пополнений и дальнейших действий.

     Хотя Российская империя не была разгромлена в войне и вполне могла продолжать её и даже изменить её ход на материке (десант в Японию, разумеется, был невозможен), в Петербурге было принято решение не нести напрасных жертв ради эфемерной сферы влияния в Корее и кусочка Сахалина, а вместо этого сосредоточиться на революции внутри страны.

Евгений Антонюк

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх