Свежие комментарии

  • Мюмзик6 марта, 14:54
    ужасТамара Иванютина:...
  • Мюмзик6 марта, 14:49
    очень интересная статья! Спасибо ! Впервые узнала о столь значимых для России дипломатах!Мужество и стойко...
  • Отари Хидирбегишвили4 марта, 18:50
    (Часть-2)Ведь именно поэтому кровавый диктатор и авантюрист Сталин в 1950 году приказал полностью уничтожить учетные ...Кронштадтский мят...

Октябрь 1993-го… путь от «Советского смутьяна» до «Власть имеющего»

Октябрь 1993-го… путь от «Советского смутьяна» до «Власть имеющего»

Октябрь 1993-го… путь от «Советского смутьяна» до «Власть имеющего»

Если бы Ельцин не оказался в решающий момент таким жёстким, который плевать хотел на ваш парламентаризм, очень многих сегодня просто не было бы в живых. В гражданской войне в любом случае кто-то должен победить. Ельцин в октябре 93-го победил в ней блицкригом… Нам повезло…

3–4 октября 1993 года, конфликт между президентом России Борисом Ельциным и руководством Верховного Совета завершился вооруженным противостоянием на улицах Москвы. Одни считают эти события «расстрелом парламента», другие – подавлением «красно- коричневого» путча…

В принятом значительной частью российской оппозиции нарративе новейшей отечественной истории, кризис сентября-октября 1993 года – роспуск президентом Ельциным Съезда народных депутатов и Верховного Совета – стал отправной точкой перехода России от народовластия и демократии к авторитаризму, который логически завершился путинским термидором.

Что говорить, нарратив привлекательный, по-своему логичный (если, подогнать прошлые события под нужную политическую аргументацию), простой в объяснении, в том числе для международных аудиторий, и к тому же эмоционально окрашенный.

Однако нарратив этот ложный, игнорирующий не только исторический контекст, но и саму хронологию кризиса и события, предшествовавшие и последовавшие за драматической развязкой 3–4 октября 1993-го.

Предыстория конфликта чаще всего преподносится как противостояние президента и парламента по ключевым вопросам экономической политики 1991–1993 годов. В этом, безусловно, часть правды: съезд и Верховный Совет, руководимые «красными директорами» и недавней партноменклатурой, и вправду блокировали, саботировали либо до неузнаваемости искажали суть проводимых президентской командой реформ.

Парламент саботирует работу правительства, наплевав на тот факт, что самые дурные меры все же лучше, чем никаких. Пока парламент топит предложения по спасению дел в стране, население стремительно скатывается в абсолютную нищету, зато происходит правильное перераспределение средств производства и накопленных национальных богатств.

Но разногласия между парламентом и исполнительной властью – нормальное явление для демократической системы. Суть была в другом: тогдашний съезд был не символом парламентаризма и демократии, как любят представлять его сегодняшние апологеты, а последним рудиментом советской власти. Мало кто вспоминает, что выборы народных депутатов РСФСР в марте 1990-го проходили еще при действующей 6-й статье советской Конституции, институционально закреплявшей однопартийную систему и фиксировавшей роль КПСС как «руководящей и направляющей силы советского общества».

86% избранных в 1990 году нардепов были членами КПСС.

Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Виталий Воротников не без удовлетворения констатировал, что никогда еще коммунисты не добивались столь внушительного перевеса над «беспартийными» в высшем законодательном органе республики.

На фоне мощной демократической протестной волны 1990–1991 годов народные депутаты влились в общее движение – избрали (с перевесом в четыре голоса) своим председателем Бориса Ельцина, одобрили Декларацию о государственном суверенитете России, выступили против ГКЧП, предоставили Ельцину полномочия для проведения реформ, приняли ряд законов о разгосударствлении экономики.

Сам по себе конфликт наметился уже давно, жизнь обычных людей в стране ухудшалась с каждым днем, а исполнительная и законодательная власть в стране не могли найти общий язык.

Конституция к тому времени окончательно устарела (принята в 1978 году), поэтому требовались решительные действия.

Главной задачей правительства по преодолению политического кризиса в этот период стало сохранение территориальной целостности России. Автономные республики и области друг за другом объявляли о независимости. Татарстан, Башкирия, Якутия составили планы самостоятельного внутреннего развития при выходе из состава России.

Чечня заявила не только о выходе, но и о готовности защищать свой суверенитет с помощью оружия. 31 марта 1992 года 89 субъектов РФ подписали Федеративный Договор. Документ отказалась подписывать Чечня. Власти Татарстана выставили особые условия для присоединения.

Но избежать межнациональных проблем все-таки не удалось. В том же 1992 г. начались вооруженные конфликты на Северном Кавказе. Чечено-Ингушская республика разделилась на Чечню и Ингушетию. Для пресечения конфликта между Северной Осетией и Ингушетией федеральный центр вынужден был использовать вооруженные силы.

Антирусские настроения разрослись в Туве. Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев из республик Средней Азии, Казахстана, Закавказья приходилось решать в срочном порядке. Выезд граждан России в ближнее и дальнее зарубежье на постоянное место жительства увеличился в несколько раз. Политический кризис в Чечне требовал принятия особых мер.

Многие историки склонны считать, что фактическим началом конституционного кризиса в России 1992-1993 годов является VII Съезд народных депутатов. Он начал свою работу в декабре 1992-го. Именно на нем конфликт властей перешел в публичную плоскость, стал открытым и очевидным.

С самого начала Съезда его участники начали подвергать резкой критике правительство Егора Гайдара. Несмотря на это 9 декабря Ельцин выдвинул Гайдара на место председателя своего правительства, но Съезд отверг его кандидатуру.

На следующий день Ельцин выступил на Съезде, раскритиковав работу депутатов. Он предложил провести всероссийский референдум о доверии к нему народа. 11 декабря глава Конституционного суда Валерий Зорькин инициировал переговоры между Ельциным и Хасбулатовым. Был найден компромисс.

Стороны решили, что Съезд заморозит часть поправок к конституции, которые должны были существенно ограничить полномочия президента, а также договорились о проведении референдума весной 1993 года.

12 декабря было принято постановление, которое регламентировало стабилизацию существующего конституционного строя. Было решено, что народные депутаты выберут три кандидатуры на место председателя правительства, а 11 апреля состоится референдум, который должен утвердить ключевые положения конституции.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС, дал о себе знать в начале 1992 года, буквально через пару недель после того, как правительство Егора Гайдара (он — в статусе зампреда правительства, министра экономики и финансов), преодолевая тотальный товарный дефицит, резко отпустило цены на продукты. Товары появляются на прилавках, но их, как правило, невозможно купить: за первый месяц реформы цены взлетают в среднем в 3,5 раза, а по итогам нескольких месяцев — почти в 20 раз. Накопления граждан, как и оборотные средства предприятий, обесцениваются.

Уже в апреле 1992-го, на VI Съезде народных депутатов, происходит первая публичная схватка двух лагерей: парламентарии выносят работе правительства неудовлетворительную оценку. В результате по факту гайдаровские реформы начинают вязнуть и проваливаться. Парламентарии противоречиво настаивают на снижении налогового бремени и в то же время на увеличении бюджетных расходов, на индексации зарплат и пенсий, дополнительной поддержке образования, здравоохранения, науки, культуры, ВПК и армии.

К тому же новый председатель Центробанка Виктор Геращенко, подотчетный парламенту, в обход позиции правительства щедро кредитует промышленность — на 1 триллион рублей. Придушенная было инфляция, вновь подскакивает до двухзначных показателей.

В целом видение и требования Бориса Ельцина продолжать курс быстрых и радикальных изменений постоянно наталкиваются на сопротивление депутатского корпуса, который регулярно переписывает Конституцию (по данным Тимоти Колтона, на декабрь 1992 года было подготовлено 180 поправок) и блокирует указы президента: для этого достаточно всего лишь простого большинства депутатских мандатов.

Ельцину становится ясно, что эту силу необходимо устранить. Единственный мирный и правовой способ — принятие новой Конституции, создание президентской республики.

«Этот Съезд надо разогнать к чертовой матери, в новой Конституции такого института власти быть недолжно», — вырывается у Ельцина.

Депутаты с «властью Советов» расставаться, естественно, не желают: с формально-юридической точки зрения, действующая Конституция 1978 года на их стороне. Никто, кроме самого Съезда, распустить его не вправе, а до истечения сроков депутатских полномочий еще три года.

26 марта 1993 г народные депутаты собрались на очередной чрезвычайный Съезд.

На нем было принято решение о назначении досрочных президентских выборов, было организовано голосование по отрешению Ельцина от должности. Но попытка импичмента оказалась провальной.

После провала импичмента было объявлено о проведении референдума. Референдум назначается на 25 апреля. Многим россиянам он запомнился по формуле "ДА-ДА-НЕТ-ДА". Именно так предлагали отвечать на поставленные вопросы сторонники Ельцина. Вопросы в бюллетенях были такими (приводим дословно):

1. Доверяете ли Вы президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину?

2. Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и правительством Российской Федерации с 1992 года?

3. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?

4. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?

В референдуме приняли участие 64% избирателей. Доверие Ельцину высказали 58,7% голосовавших, социально-экономическую политику одобрили 53%. За досрочные выборы президента высказались только 49,5%.

Решение принято не было, также не были поддержаны досрочное голосование за депутатов, хоть за этот вопрос и высказались 67,2%, но по действовавшему тогда законодательству для принятия решения о досрочных выборах необходимо было заручиться на референдуме поддержкой половины всех зарегистрированных избирателей, а не только тех, которые пришли на участки…

Бориса Ельцина часто называли волевым и решительным лидером. Однако в почти двухлетнем противостоянии с Верховным Советом президент проявил себя с обратной стороны, постоянно стремясь к компромиссам и избегая конфликтных решений. В декабре 1992-го Кремль и Белый дом при посредничестве председателя Конституционного суда Валерия Зорькина достигли соглашения: отставка Егора Гайдара в обмен на проведение референдума об основных принципах новой Конституции.

Ельцин свою часть выполнил: Гайдара во главе кабинета сменил ставленник «красных директоров» Виктор Черномырдин. А вот съезд намеченный было на 11 апреля 1993 года конституционный референдум отменил. Народных депутатов вполне устраивал статус-кво: сохранение брежневской Конституции 1978 года, которую, как лоскутное одеяло, можно было латать голосованиями на съезде.

В президентской библиотеке на Старой площади шутили, что у них никогда не было последнего варианта Основного закона – так часто в 1992–1993 годах вносились в него поправки ( около 180 штук). Шутка была несмешной. К правовому государству и демократии все это имело весьма отдаленное отношение.Однако результаты общероссийского референдума фактически проигнорировали обе стороны.

Ельцин – потому что вновь предпочел компромиссы, не пошел на решительные меры и отказался, вопреки требованиям многих его сторонников, распускать советский парламент, на что после апрельского плебисцита имел безусловное моральное и политическое право. (Половине, всех зарегистрированных избирателей, было всё равно, кто будет рулить, лишь бы быстрее закончился бардак. Ну а из другой половины, пришедшей на референдум, большая часть поддерживала Ельцина и была настроена против Верховного Совета).

Съезд – потому что объявил голосование по третьему и четвертому вопросам несостоявшимся (в интерпретации нардепов и лояльного им Конституционного суда для принятия решений по этим вопросам требовалось большинство не от проголосовавших, а от списочного состава избирателей), а голосование по первому и второму вопросам – не имеющим политического значения.

Разрубить гордиев узел губительного для страны двоевластия Борис Ельцин решился только 21 сентября 1993 года с подписанием Указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Ошибка президента была не в том, что этот указ был подписан, а в том, что он опоздал на пять месяцев.

Распространенный миф – указ от 21 сентября привел к стрельбе по Белому дому 4 октября… Эту версию можно поддерживать либо по незнанию, либо с намерением ввести в заблуждение. Даже после, казалось бы, принятия окончательного решения Ельцин продолжал искать компромиссы со своими противниками.

Сила с президентской стороны не была применена даже после того, как «защитники Белого дома» пролили первую кровь …

Ни после 23 сентября, когда члены «Союза офицеров» Станислава Терехова («помощника министра обороны» по версии Белого дома) совершили вооруженное нападение на штаб Объединенного командования Вооруженных сил СНГ, убив милиционера и случайную пенсионерку…

Ни после того, как в Белом доме началась бесконтрольная раздача оружия (в том числе автоматического) сторонникам Хасбулатова и Руцкого.

Романтический образ «защитников парламента» мало сочетается с реальным контингентом людей, собравшихся в те дни в Доме Советов и устраивавших стычки с милицией на московских улицах: членов коммунистических и националистических организаций, сталинистов из «Трудовой России», фашистов из «РНЕ» и примкнувших к ним боевиков из Приднестровья, Абхазии( "Конфедерации горских народов Кавказа") и бывших сотрудников рижского ОМОНа.

На площади перед Белым домом звучали лозунги против «предателей, жидов и инородцев», монархические символы соседствовали с плакатами «Вся власть Советам!». Политическую эклектику дополнило поднятие на здании Верховного Совета красного флага РСФСР и черно-желто-белого флага имперской России.

Отсчет противостоянию пошел на вторую неделю. Штурма не было. Напротив, 1 октября в Свято-Даниловом монастыре под эгидой Патриарха Алексия II начались переговоры противоборствующих сторон. В ночь на 2 октября участники переговоров (Сергей Филатов, Юрий Лужков, Олег Сосковец со стороны президента, Вениамин Соколов и Рамазан Абдулатипов со стороны Верховного Совета) согласовали «протокол № 1», предусматривавший отвод силовиков, снятие блокады и восстановление энергообеспечения Дома Советов в обмен на начало учета, сдачи и складирования находящегося в здании ВС оружия.

Однако народные депутаты в тот же день денонсировали протокол, объявив договоренность об учете оружия неправомочной и обвинив Соколова и Абдулатипова в «превышении полномочий».

Новым переговорщиком от Белого дома был назначен Юрий Воронин, первый заместитель Хасбулатова и член фракции «Коммунисты России». Переговоры в Свято- Даниловом монастыре должны были возобновиться 3 октября. Их наиболее вероятным итогом считался так называемый нулевой вариант, предусматривавший одновременные досрочные перевыборы парламента и президента.

Около 16 часов 3 октября – примерно в то время, когда в патриаршей резиденции должна была начаться очередная встреча, – Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов обратились к многотысячной толпе своих сторонников с балкона Белого дома.

«Молодежь, боеспособные мужчины! Вот здесь в левой части строиться, формировать отряды, и надо сегодня штурмом взять мэрию и “Останкино”!» – распорядился вице-президент.

«Я призываю наших доблестных воинов привести сюда войска, танки для того, чтобы штурмом взять Кремль c узурпатором – бывшим преступником Ельциным! – заявил председатель Верховного Совета. – Ельцин сегодня же должен быть заключен в “Матросскую Тишину”, вся его продажная клика должна быть заключена в подземелье!»

Вся беда в оценках событий тех дней в том, что Хасбулатова и Ко пытаются представить как сторонников Советской власти, чуть ли не пытавшихся вернуть страну в лоно социализма, сохранить хотя бы и в усеченных границах, нечто подобное СССР.

К сожалению, ничего подобного противники Ельцина делать не собирались. Они всего лишь были противниками сильной президентской власти и настаивали, что в условиях перехода от социализма к капитализму власть должна быть сосредоточена в руках парламента (не путать с народом). То есть, капитализм будет в России не президентский, а парламентский.

Все почему-то "забыли", что в переходные периоды никакие демократии и парламенты никогда ничего не могли не то что создать - удержать. А уж в России... Опыт Думы в 1916-1917 годах почему-то никому в голову не пришел.

А людей... людей использовали как быдло... как всегда. И простые защитники Белого дома свято верили, что штурмуя мэрию и Останкино, они возвращают страну в социализм.

Вооруженные бригады начали формироваться у 20-го подъезда Белого дома. В течение часа сторонники Верховного Совета под командованием «заместителя министра обороны» генерал-полковника Альберта Макашова взяли штурмом соседнее с Белым домом здание мэрии Москвы (бывший СЭВ) и гостиницу «Мир». ( Именно из этих высоток, находящихся в тылу у силовиков, велась по силовикам стрельба неизвестных снайперов).

Перед лицом вооруженного наступления охранявшие мэрию милиционеры прекратили сопротивление. Двери пробивали отобранными у милиции машинами. Над зданием захваченной мэрии был поднят красный флаг. А спустя еще час сторонники Руцкого и Хасбулатова, вооруженные стрелковым оружием и гранатометами под командованием генерала Макашова, на автобусах и конфискованных военных машинах направились к зданию телецентра «Останкино».

Здесь же собрались около 1 тыс. сторонников «Трудовой России» с арматурой и дубинками, отобранными у ОМОНа (ранее в этот день толпа сторонников Верховного Совета прорвала оцепление ОМОНа возле Крымского моста); к телецентру подогнали три бронетранспортера под красными флагами, захваченных при штурме мэрии. Попытка захвата «Останкино» началась, когда грузовик пробил стеклянные двери телецентра. Трансляция телеканалов, выходивших из «Останкино», была прекращена.

В эфире остался лишь канал РТР, вещавший из резервной студии на Шаболовке.

Отдав приказ вооруженным боевикам штурмовать здания московской мэрии и телецентра «Останкино» – мирных гражданских объектов, – руководители Верховного Совета поставили себя не только вне российского, но и вне международного права.

Дальнейшее известно. «Расстрел парламента» 4 октября (стреляли болванками по верхним пустующим этажам Дома Советов) стал трагической расплатой за прежнюю нерешительность и непоследовательность, за неготовность ликвидировать последний оплот советской власти раньше – после победы на референдуме весной 1993-го.

Этот «расстрел» пресек гражданскую войну, уже начинавшуюся в Москве и грозившую перекинуться на остальную страну Проведенный фондом «Общественное мнение» 4 октября экспресс-опрос показал, что 72% москвичей были на стороне Ельцина, 9% поддерживали Верховный Совет.

12 декабря 1993-го в России прошли первые с ноября 1917 года многопартийные парламентские выборы – закончившиеся победой оппозиции. Еще более оппозиционный Ельцину парламент был избран в декабре 1995- го; весной 1999 года ему не хватило уже всего 17 голосов для вынесения президенту импичмента.

Показательна судьба представителей побежденной стороны. Бывшие народные депутаты, в том числе активные участники октябрьских событий со стороны Белого дома (Сергей Бабурин, Юрий Воронин, Николай Павлов, Николай Харитонов и многие другие), заняли места в новой Государственной думе.

Заседал в двух созывах Думы и генерал Макашов, чья парламентская деятельность запомнилась главным образом обещанием «забрать на тот свет десять жидов». Лидеры мятежа, призывавшие формировать вооруженные отряды для штурма Кремля, вышли на свободу по парламентской амнистии уже в феврале 1994-го.

В 1996 году Александр Руцкой был избран губернатором Курской области. Никто не препятствовал и возвращению в политику Руслана Хасбулатова – в 1999 году бывший спикер баллотировался в Государственную думу по одномандатному округу в Хабаровском крае, правда, набрав всего 5,85% голосов. Что стало бы со сторонниками Бориса Ельцина в случае победы в октябре 1993-го другой стороны – вопрос, очевидно, риторический.

За свое президентство Борис Ельцин совершил много ошибок. К их числу можно отнести и отказ от люстраций и суда над коммунистической системой и КГБ в 1991–1992 годах, не позволивший стране окончательно освободиться от прошлого, и чеченскую войну, и неудачную приватизацию… много чего ещё, но…

Подавление попытки вооруженного мятежа в октябре 1993 года к числу этих ошибок не относится.

Так же надо понимать, что события октября 1993 года были вызваны важнейшим переломом в истории страны – "первоначального накопления капитала" с приватизацией "золота партии", ваучеризацией и перераспределением госсобственности. Так что сидеть в стороне руководители Верховного Совета во главе с Русланом

Хасбулатовым точно не собирались. Так началась долгая подковёрная борьба, которая перешла в открытую фазу в сентябре 1993 года.

Вообще вся эта история с приватизацией и переделом госсобственности не в 1992-м и даже не в 1991-м начиналась, а пораньше ещё при СССР… Первые законы были приняты аж в … январе 1987-го года…

(Список законов и даты принятия в конце) Таким образом, народ постепенно приучали к мысли о переделе государственной собственности.

Брежневское время называли геронтократией. Властью стариков. Однако была у этих стариков одна совсем неплохая черта: умеренность в желаниях. Да, были у них спецраспределители, спецпайки и прочее. Да, было у Брежнева шесть автомобилей. Но ведь не шесть же автомобильных заводов, правда? Как говорится в рекламе, почувствуйте разницу!

Но у стариков подрастали дети. И биологические, которых они всеми силами старались пристроить на местечки потеплее. И духовные, выбившиеся из низов. И этим жадным воронятам уже было мало пайков, дач и загранкомандировок. Тем более, в командировках этих они увидели много такого, чего на родине при существующих порядках были лишены навсегда.

Нет, не магазины, ломящиеся от колбасы и прочих деликатесов. Это приманки для всякой интеллигентской мелочи, которая потом взахлеб станет расписывать сие изобилие в «Огоньках» и «Московских новостях». И не особняки в Лондоне, и не виллы на Канарах. Это будет морковка для так называемых «новых русских»- чернорабочих перестройки.

Каждый смотрит со своей колокольни. Кто-то видит колбасу. Кто-то виллу. А кто-то – заводы, газеты, пароходы. Финансовые империи. Транснациональные корпорации. И всё это – в частных руках.

А оглядываясь, эти последние видели громадную неподеленную страну. Где все это – заводы, газеты и пароходы, нефтяные комплексы и железные дороги – валялось на земле просто так. Только руку протяни.

О чем не задумывались отцы, о том стали размышлять сыновья. До внуков мы еще не добрались, погодите немножко…

Планировать Великий Хапок мог кто угодно. Но осуществить – только одна сила. Те, кто сидел в Кремле. И не зря начало перестройки приходится на смену власти именно по возрастному принципу. Брежнев, Черненко (об Андропове особый разговор) – были стариками. Горбачев – молодым. Другое поколение...

Не имеющее даже тех жалких остатков совести, что местами наблюдалось у прежнего.

Оно-то, молодое, и срежиссировало Великий Хапок. И, надо сказать, не без умения.

Приемы были грубыми, но эффективными… (Зрелищ хоть отбавляй, а вот за хлебом насущным надо побегать… куда уж тут за будущем страны следить)

Кто они, эти люди, подготовившие и осуществившие Великий Хапок? Нам пытаются втюхать, что это не то Гайдар с Явлинским и Чубайсом, ласково прозванные «мальчиками в розовых штанах», не то младшие научные сотрудники, раньше других смекнувшие, чем и откуда пахнет и какую рыбку лучше ловить в тщательно взбаламученной водичке… А то и вообще на ЦРУ валят – дескать, они, гады заокеанские, все подготовили, нашпиговали страну агентами влияния, а наш КГБ прошляпил, пока с диссидентами боролся.

Однако все эти деятели есть и в Америке – и свои «мальчики в розовых штанах», и ловкие аферисты, и иностранные шпионы. А вот таких пертурбаций нет! Почему? Да потому что всей этой публике воли не дают. А у нас – дали…

Это ж какую силищу, какую властищу надо иметь, чтобы из всех возможных законов выбрать те, что работают исключительно на Великий Хапок! Так обработать население, чтобы оно не то что не протестовало, не то что не безмолвствовало, а чуть ли не в ладошки чтобы хлопало: «Хапайте, родимые, хапайте! Ай, молодцы! Ах, надежда вы наша и опора!» И чтобы, наплевав на все, провести корабль тем курсом, который им нужен. Чтобы все это обустроить, надо не у бочек с сухарями подъедаться и не на мачте впередсмотрящим торчать: тут надо стоять у руля!

Еще раз, большими буквами: НАДО СТОЯТЬ У РУЛЯ!

Только так. И никак иначе… Не для этого ли разрушали и разрушили Союз… и теперь пытались развалить и Россию… потому, что в хаосе и бедламе проще всё это провернуть.

Да, она эта самая приватизация (малая приватизация), началась еще до того, как был расстрелян Белый Дом. Пресловутый чубайсовский «ваучер» был введен почти за год до октября 1993 года. Но «ваучерная приватизация», несмотря на всю свою важность для изменения общественного сознания, тем не менее, была лишь первым этапом формирования новорусской олигархии. Основной этап этого процесса начался позднее, уже после октябрьских событий, и связан с так называемыми «залоговыми аукционами».Именно на залоговых аукционах закладывалась та экономическая «матрица», которая и теперь определяет практически все в российской жизни. В том числе и политику.

Вся эта война различных ветвей власти была связана именно с будущим разделом госимущества. Перед российской элитой лежала огромная и богатая страна, с выстроенной инфраструктурой – которая продержалась более десяти лет без капиталовложений, с квалифицированными работниками и огромными запасами полезных ископаемых.

Поэтому начинать делить Россию надо было немедленно. Именно это и вызвало пресловутый «конституционный кризис» - поскольку непонятно было, кто и как будет это делать, но был ясен очевидный барыш. Судя по всему, прибыль от приватизации превысила бы даже не пресловутые Марксовские 300%, а 1000%. Поэтому никакая Конституция вместе с Конституционным Судом не могла гарантировать сохранение прежней системы. Именно поэтому октябрь

1993 был неизбежен, даже если бы ради этого пришлось перестрелять половину Москвы. Так что, получается, легко еще отделались.

Ельцин не просто расстрелял парламент. Это была демонстрация того, что в России появилась власть, которая будет бороться с угрозой себе всеми имеющимися средствами.

Эту демонстрацию верно воспринял и прочитал татарский президент Шаймиев, сразу ставший тем самым осторожным Шаймиевым, которого мы потом знали все последующие 25 лет.

Перестал вспоминать про башкирский суверенитет президент Рахимов.

Подавив крамолу и запугав непокорных в Казани и Уфе, Ельцину не оставалось ничего другого, как восстановить российскую государственную власть в Чечне. Он и там был верен себе.

Если его не смутила танковая стрельба в центре Москвы, что уж тут было говорить о Грозном.

Однако, несмотря на пролитые реки крови, «новая Россия» начала кристаллизоваться как государство именно начиная со штурма Верховного Совета РСФСР 4 октября 1993 года.

В тот день народ «принял» Бориса Ельцина. Не как советского смутьяна, боровшегося с генеральным секретарем Горбачевым, но как «власть имеющего» распоряжаться жизнью и смертью своих подданных.

Никаких теплых чувств он до конца своей жизни не вызывал. Его принимали как меньшее зло по сравнению с тем, что могло быть.

Надо довольно четко понимать, что если бы Ельцин не раздавил

очередную смуту в самом ее зародыше, то вслед за Москвой заполыхала бы вся страна и Россия сгинула бы в очередной гражданской войне, которую точно уже не пережила бы.

И меня вместе с моими ровесниками пригласили бы повторно на призывные пункты с военными билетами для дальнейшей мобилизации согласно полученной ВУС (военно-учетной специальности). А я становиться наводчиком реактивной системы залпового огня «Град» больше не хотел. Ни в Красной армии, ни в Добровольческой армии Юга России.

Меня, поэтому, совершенно не трогают умные рассуждения про то, что если бы Россия не отреклась от принципов подлинной демократии и истинного парламентаризма в октябре 1993 года, то все у нас сегодня было иначе.

Была бы гармония, были бы респектабельные политические партии, была бы оппозиция ее величеству, были бы молочные реки и кисельные берега, а не то, что сейчас… мордор проклятый.

Теперь понимаете мотивы по которым был расстрелян съезд и парламент в 1993-м?

Ельцин, отдав экономику — выиграл политику, а выиграв политику — он смог заложить фундамент стратегический, действующий на больших временных отрезках — в течении жизни нескольких поколений и даже десятков поколений.

И это главное — примат федеральных законов над региональными, что предотвратило распад России, Борис Николаевич Ельцин заложил фундамент того самого «долгого путинизма» о котором писал В.Ю.Сурков.

Без этого фундамента всё дальнейшее — Путин, возвращение России своей роли на международной арене, да и улучшение жизни внутри РФ — было бы тупо невозможно.

Если бы Ельцин не оказался таким жёстким и властолюбивым, который плевать хотел на ваш парламентаризм, очень многих сегодня просто не было бы в живых.

В гражданской войне в любом случае кто-то должен победить. Ельцин победил в ней блицкригом… Нам повезло…

ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Хронология приватизации в СССР и России

13.01.1987 Постановление Совета Министров СССР "О вопросах связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления"

30.06.1987 Закон СССР "О государственном предприятии (объединении)"

26.05.1988 Закон СССР "О кооперации в СССР"

07.04.1989 Постановление Совета Министров СССР "Об экономических и организационных основах арендных отношений в СССР"

23.11.1989 "Основы законодательства СССР и союзных республик "Об аренде"

06.03.1990 Закон СССР "О собственности в СССР"

20.03.1990 Постановление Совета Министров СССР "О порядке сдачи предприятий (объединений) союзного подчинения и их имущества в аренду"

04.06.1990 Закон СССР "О предприятиях в СССР"

19.06.1990 Постановление Совета Министров СССР "Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью"

14.07.1990 Закон РСФСР "О собственности на территории РСФСР"

08.08.1990 Постановление Совета Министров СССР "О мерах по созданию и развитию малых предприятий"

09.08.1990 Указ президента СССР "Об образовании фонда государственного имущества Союза ССР"

24.12.1990 Постановление Верховного Совета РСФСР "О введении в действие закона РСФСР "О собственности в РСФСР"

24.12.1990 Закон РСФСР "О собственности в РСФСР"

25.12.1990 Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности"

02.04.1991 Закон СССР "Об общих началах предпринимательства граждан в СССР"

25.04.1991 Постановление Верховного Совета РСФСР "О мерах по подготовке процессов приватизации государственного и муниципального имущества на территории РСФСР"

1 июля 1991 года ЗАКОН ОБ ОСНОВНЫХ НАЧАЛАХ РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЯ И ПРИВАТИЗАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ

03.07.1991 Закон РСФСР "Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР"

03.07.1991 Закон РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР"

29.12.1991 Указ № 341 "Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий"

29.01.1992 Указ № 66 "Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий"

04.09.1992 Постановление "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса"

11.06.1992 Государственная программа приватизации

01.07.1992 Указ Президента № 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества"

14.08.1992 Указ президента РСФСР "О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской федерации"

14.10.1992 Указ президента РФ "О развитии системы приватизационных чеков в Российской федерации"

08.05.1993 Указ президента РФ "О государственных гарантиях права граждан России на участие в приватизации"

06.10.1993 Указ президента РФ "О продлении срока действия приватизационных чеков 1992 года выпуска"

21.12.1993 Постановление "Об учреждении лесопромышленных холдинговых компаний"

24.12.1993 Указ президента РФ "О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации"

22.07.1994 Указ президента РФ "Об основных положениях Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года"

31.08.1995 Указ президента РФ "О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности"

16.12.1995 Федеральный закон "Об акционерных обществах"

06.03.1996 Постановление ГД "Анализ итогов приватизации 1992-1996 года и ответственности должностных лиц за её негативные результаты"

11.06.1997 Постановление ГД "О ходе приватизации в Российской Федерации и допущенных нарушениях законодательства Российской Федерации при ее осуществлении"

21.07.1997 Федеральный закон "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации"

ИСТОЧНИК

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх