Нацисты у Манхэттена. Операция «Удар в литавры»

Январь 1942 года. Один из солнечных штатов на восточном побережье Америки. Здесь, на юге, жизнь спокойная. Для отдыхающих война в Европе, в которую США вступили три недели назад, казалась чем-то далёким. По ночам весь берег сиял неоновыми вывесками — от Нью-Йорка до Флориды и Мексиканского залива. Жизнь здесь была легкой и беззаботной, кровавая война в Европе — всего лишь газетные заголовки…

Нацисты у Манхэттена. Операция «Удар в литавры»


Американцы даже не подозревали, что всего в нескольких морских милях от побережья находятся элитные подразделения, готовые нанести удар по их стране.
Гитлеровские подводные лодки прибыли к берегам Америки.


Адмирал Карл Дёниц, командующий германским подводным флотом, разработал план атаки на судоходные трассы вдоль американского побережья. Он должен был начаться через 10 дней после объявления Германией войны США. Было подготовлено пять лодок, их командиры получили секретные приказы.

Рейнхард Хардеген, немецкий офицер-подводник, капитан 3-го ранга (1 марта 1944 года), командир U-123:

«Мы вышли из Лорьяна 23 декабря. Я торопился выйти в море до рождества, потому что мне не нужны были пьяные матросы на борту. В ночь перед рождеством мы погрузились на глубину и стали праздновать. У нас была наряженная ёлочка и подарки для каждого члена экипажа, праздничный стол, и война казалась такой далёкой. Это было самое запоминающиеся рождество в моей жизни».


Хардеген направлялся к берегам Америки на своей лодке тип IX-B, за ним следовали ещё четыре лодки. Ему приказано было не начинать атаку до прихода остальных. Подводные лодки должны были начать боевые действия одновременно, в один и тот же день, выбирая цели самостоятельно. Они не были объединены в «волчью стаю», а должны были действовать поодиночке. Найти цели, затаиться, а затем, 13 января, одновременно нанести удары.

В январе 1942 г. у берегов Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк, британский нефтяной танкер держал курс к пункту сбора Атлантического конвоя, направлявшегося в Англию. Экипаж не ожидал нападения у американских берегов. Командир немецкой субмарины капитан-лейтенант Рейнхард Хардеген не мог поверить такой удаче. Танкер чуть не врезался в подводную лодку, скрывавшуюся в темных водах. Хардеген не собирался упускать выпавший шанс. В 03 часа 41 минуту он выпустил торпеду. Менее чем через минуту ночь озарилась яркой вспышкой, языки пламени поднимались к небесам. Субмарина U-123 взорвала 65000 баррелей нефти всего в 135 км от огней Манхэттена.

Этот залп положил начало операции «Паукеншлаг». Америке нанесли удар у самых границ. Всего месяц назад японцы застали американцев в врасплох в Перл-Харборе; в Германии командующий подводным флотом Карл Дёниц попросил фюрера сделать то же самое. Адмирал намеревался шокировать США серией нападений у берегов Америки. Его целью были торговые корабли, перевозившие грузы вдоль восточного побережья. Дёниц лично выбирал командиров для подводных лодок. В группу опытных командиров лодок, участвовавших в операции «Удар в литавры», входили: фрегаттен-капитан Рихард Запп на лодке U-66; капитан-лейтенант Генрих Бляйхродт — на U-109; капитан-лейтенант Рейнгард Хардеген — на U-123;капитан-лейтенант Ульрих Фёлькер — на U-125; фрегаттен-капитан Эрнст Кальс — на U-130.

27 декабря, через четыре дня после начала похода, подлодка пересекла 20-й меридиан западной долготы. U-123 заступила на боевое дежурство, и Хардеген мог открыть сверхсекретные боевые приказы. Подводники знали, что им предстояло отправиться к восточному побережью Северной Америки, но даже командиру не сказали, куда именно. Хардеген узнал подробности боевой задачи, он должен уничтожать торговые корабли в водах у берегов Нью-Йорка. Четыре других подлодки получили схожие задачи на других отрезках Атлантического побережья.

Зимняя буря сбила подлодку U-123 с курса, она добралась до побережья раньше срока. Капитан-лейтенант Рейнхард Хардеген и его экипаж вели круглосуточное наблюдение. Они выследили вражеский корабль в 180 км от берега. Хардеген начал манёвр на сближение и увидел британский пароход, около 10000 т. За два дня до операции Хардеген не хотел выдавать свою позицию, однако не устоял. Решив открыть огонь, Хардеген выпустил первую торпеду. Ночное небо озарилось огненной вспышкой. Радисты на борту U-123 перехватили срочное сообщение с парохода, SOS SSS код значил, что судно атаковала субмарина. Чтобы оставить операцию в тайне, Хардеген должен был заставить врага замолчать. Он повернул подлодку, собираясь выпустить вторую торпеду. Секунды спустя небо озарил второй взрыв. Пассажиры и экипаж корабля «Циклоп» дрейфовали 20 часов. Только два человека погибли во время нападения, еще 86 умрёт от переохлаждения в ледяных водах северной Атлантики.

U-123 совершила первую неофициальную атаку в ходе операции «Удар в литавры».

Хардеген ждал беды. После его атаки американцы наверняка узнают, что у их берегов находятся немецкие подлодки. Он рассчитывал, что его уже ждут вражеские суда, но, как оказалось, немецкая операция не была неожиданностью.

Американский контр-адмирал Адольфус Эндрюс командовал обороной восточных берегов США. Потопление корабля «Циклоп» подтвердило опасения Эндрюса, а также информацию союзных шифровальщиков. Как только германские субмарины покинули порт, британская разведка нашла слабое место в плане адмирала Дёница. Подводные лодки постоянно поддерживают связь со штабом в Европе. Их радиопослания перехватывались союзными силами.

Адольфус Эндрюс запросил поддержку для обороны восточного побережья, но у его старшего офицера адмирала Эрнеста Кинга была проблема ещё серьёзнее. Кинг уже сражался с подлодками вместе с британцами, для этого были задействованы крупные силы США. Кинг не мог просто забыть о Тихом океане. На операции в Тихом океане уходило много средств, и ему предстояло сделать сложный выбор. Адмиралу не хватало ресурсов для обороны побережья от приближающихся подлодок.

13 января U-130 совершила первое официальное нападение в ходе операции «Удар в литавры», потопив два мелких грузовых судна у берегов Ньюфаундленда.

Подводные лодки первой волны операции у восточных берегов США и в Северной Атлантике за январь 1942 года отправили на дно 58 американских, английских и нейтральных судов общим тоннажем 307 059 тонн, из которых 132 348 тонн приходилось на танкеры.

К июлю 1942 г. было затоплено или повреждено около 700 кораблей в Атлантическом океане и Мексиканском заливе. В результате атак подводных лодок погибло более 5000 моряков и пассажиров, что более чем в два раза превышает число людей, погибших в Перл-Харборе.


U-123 вернулась после «Паукеншлага» во Францию. Фото сделано в Лориане 9 февраля 1942 года

В ходе операции «Удар в литавры» немецкие подводники топили союзные корабли, не встречая сопротивления. Операция стала чем-то вроде «второй золотой эпохи» для немецких подлодок.

«Удар в литавры» — это победа подлодок, которую можно было предотвратить. Американцы до сих пор не признают исторического наследия катастрофы, случившейся у их берегов в 1942 г. Флот избегает этой истории как чумы, хочет поскорее о ней забыть. Никто не хочет вспоминать те дни, когда немецкие подводные лодки развязали войну у американских берегов.

По материалам:
https://warspot.ru/1869-kitoboi-protiv-stalnoy-akuly
https://ww2db.com/battle_spec.php?battle_id=277

 

Источник ➝

Почему марш пленных в Москве получил название «Большой вальс»

 

В скрижалях истории шествие немецких военнопленных по московским улицам в июле 1944 года навсегда осталось как «Парад побежденных». Однако на самом деле эта операция носила и другое название – «Большой вальс». И виной тому увлечение Сталина кинематографом.

Марш военнопленных и его причины

Как утверждает Андрей Мерников, автор энциклопедии «Вторая Мировая война», к 11 июля 1944 года в ходе одной из самых крупномасштабных наступательных операций Великой Отечественной войны, получившей название «Багратион», Советскому Союзу удалось заполучить в качестве пленных более 100 тысяч солдат и офицеров противника.

Однако, по словам Мерникова, власти государств-союзников выразили сомнение в количестве немецких военнопленных, захваченных советскими войсками. В доказательство по московским улицам решено было провести несколько тысяч немецких пленных.

Как указано в издании Владимира Долматова «Сталин. Главные документы», провести по улицам Москвы и Киева пленных немцев, от рядовых до генералов, велел сам Иосиф Сталин. В шествии, которое состоялось 17 июля 1944 года и которое контролировалось сотрудниками НКВД, приняли участие 57600 военнопленных, в том числе 1200 гитлеровских офицеров и 12 генералов. Это уникальное событие вошло в историю как «Парад побежденных», так как в свое время нацисты планировали организовать в Москве парад победителей. Однако данная операция носила и еще одно название - «Большой вальс».

 

Американская лента о «короле вальса»

Такое название, если верить авторам издания «22 июня – 9 мая. Великая Отечественная война» Алексею Исаеву и Артему Драбкину, операция НКВД получила благодаря американской музыкальной кинокартине «Большой вальс». Сценарий фильма, который вышел на экраны в США в 1938 году, был посвящен жизни и творческому пути известного австрийского композитора Иоганна Штрауса. Штраус-младший, скончавшийся еще в 1899 году, считался настоящим «королем вальса». Впрочем, в то время вальсы писали многие композиторы, так как этот танец находился тогда на пике своей популярности. Большой же вальс, состоящий из нескольких маленьких, изобрел тоже уроженец Австрии Йозеф Ланнер.

Но фильм не остался незамеченным не только благодаря музыке. Во-первых, лента «Большой вальс» в 1939 году завоевала «Оскар» за лучшую операторскую работу. Во-вторых, сценарий картины отражал один из самых трагических периодов жизни Иоганна Штрауса, когда тот, будучи уже женатым человеком, влюбился в оперную певицу. В-третьих, роль этой самой певицы исполняла Милица Корьюс, эмигрировавшая из Советского Союза. Все перечисленные обстоятельства и многие другие способствовали успеху кинофильма в СССР. Мало того, как утверждает Александр Колесников, автор книги «Евгения Белоусова: судьба актрисы – судьба жанра», «Большой вальс» буквально поразил отечественных зрителей.

Сталин и кинематограф

Не остался равнодушен к музыкальной ленте и Иосиф Сталин. Вождь вообще очень уважал кинематограф. Как пишет Александр Костин в своей книге «Убийство Сталина. Все версии и еще одна», еще до войны в Большом Кремлевском Дворце специально для Сталина был оборудован зал, где вождь вместе с другими членами Правительства смотрел и обсуждал кинокартины, причем как советские, так и зарубежные. Если верить Рою Медведеву, автору книги «К суду истории. О Сталине и сталинизме», режиссер Михаил Ромм утверждал, что в число любимых лент Сталина входили: «Огни большого города», «Ленин в Октябре», «Волга-Волга», «Кубанские казаки» и «Большой вальс».

По некоторым свидетельствам, которые приводит в издании «Сталин в жизни. Систематизированный свод воспоминания современников, документов эпохи, версий историков», однажды Иосиф Виссарионович отклонил список советских кинематографистов, представленных к наградам, сказав, что пусть те сначала научатся работать так же профессионально, как работают создатели американской картины «Большой вальс». Возможно, эта история – всего лишь байка. Однако тот факт, что Сталину действительно понравилась картина про Штрауса, не поддается никакому сомнению. Недаром вождь окрестил «Большим вальсом» даже операцию 1944 года.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх