Великие тени истории

7 046 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Горшков
    Ответ элементарен: СССР КАК РАЗ ТОГДА освободил уже почти всю свою территорию и стал продвигаться на иностранные земл...И не враг и не со...
  • Отари Хидирбегишвили
    Точкой отсчета новейшей истории России принято считать апрель 1985 года, когда Михаил Горбачев объявил о начале перес...Руслан Хасбулатов...
  • Отари Хидирбегишвили
    Не надо также забывать, что одной из причин из-за которой союзники в 1943 году согласились открыть Второй фронт был...И не враг и не со...

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?

ГОРЬКИЙ, БУНИН И ТЕЛЕШОВ

18 июня скончался Максим Горький (1868-1936).

Поговорим сегодня о его дружбе с Иваном Буниным, которая закончилась последовательной враждой со стороны певца дворянских усадеб.

А ведь это именно Горькому Бунин сделал трогательную надпись на подаренном томике своих сочинений: «Что бы ни случилось, дорогой Алексей Максимович, я всегда буду любить Вас».

Не говори «гоп».

На склоне лет, когда вроде приходит мудрость, Бунин, по свидетельству Адамовича, напишет на портрете Горького другие слова. 

А именно: «Полотер, вор, убийца».

В конфликтах с другими литераторами Бунину отказывало чувство меры. Он не жалел публичных слов осуждения, щёдро навешивая ярлыки и передёргивая (ЗА ЧТО БУНИН НЕНАВИДЕЛ ЕСЕНИНА). 

Горький действовал тоньше. Ни разу не одернул он Бунина в передовицах, зато в дневнике оставил для потомства безжалостную характеристику соратника:

«Талантливейший художник русский, прекрасный знаток души каждого слова, он – сухой, «недобрый» человек, людей любит умом, к себе до смешного бережлив. Цену себе знает, даже несколько преувеличивает себя в своих глазах, требовательно честолюбив, капризен в отношении к близким ему, умеет жестоко пользоваться ими».

Это написано без учета непростого положения Бунина в современной ему литературе.

Тончайший лирик не вписывался в ситуацию Серебряного века; презирал погоню за читателями; не признавал модернистов, считая себя последним хранителем заветов Чехова и Толстого Льва. В результате слава уходила мимо Бунина к Леониду Андрееву, Арцыбашеву, тому же Горькому, в чем уязвленный писатель усматривал глобальную несправедливость. 

Имел ли Бунин право на обиду за недооценку?

А как же.

Но ведь в случае с Горьким не только творческая ревность подмешивалась. Были и денежные расчеты. И прямая неблагодарность. 

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?ГОРЬКИЙ, МАМИН-СИБИРЯК, ТЕЛЕШОВ, БУНИН

Представил их друг другу в 1899 году Чехов. 

Бунин аттестует дружбу с Горьким «странной» в том плане, что «чуть не два десятилетия считались мы с ним большими друзьями, а в действительности ими не были».

Не были? Но куда деться от писем Ивана Алексеевича Горькому, где сплошь восторги: «Дорогой друг», «Дорогой поэт», «Вы истинно один из тех очень немногих, о котором думает душа моя, когда я пишу, и поддержкой которых она так дорожит»?

Как быть с тем, что три зимы живя на Капри, Бунин не вылезал из гостеприимного дома Горького, а возвращаясь в Россию, с удовольствием рассказывал газетчикам его мысли и планы, выставляя себя горьковским конфиндентом?

А кому, как ни Горькому посвятил Бунин поэму «Листопад», пусть позже и снял посвящение?

Бунин зависел от Горького. Ведь «раскрутил» его Горький, открыв Бунину путь в богатейшее по гонорарам издательство «Знание». Именно с томиков «Знания» Бунина узнал самый широкий читатель.

Позже и это неблагодарный Иван Алексеевич обыграет, от шпильки не удержавшись.

«Знание» сильно повысило писательские гонорары. Мы получали в «Сборниках Знания» кто по триста, кто по четыреста, а кто и по пятьсот рублей с листа, он (прим. авт. – Горький) — тысячу рублей: большие деньги он всегда любил».

А какие деньги любил Иван Алексеевич? Маленькие? Дальнейшие события показали, что нет.

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?

Дружескими такие отношения быть априори не могли. Это можно назвать сотрудничеством, где один проталкивает, а другой принимает помощь, вынужденно улыбаясь, когда хочется язвить.

Зачем язвить?

Ну, поводов для обид было у Бунина предостаточно.

Представьте эпизод – в компании, где главенствуют Горький и Чехов, к Бунину подходит адвокат Сахаров…

«-Иван Алексеевич, уезжайте отсюда…

-Почему? — удивился я.

-Вам, конечно, очень тяжело здесь среди таких знаменитостей, как Горький, например…

-Нисколько, — сказал я сухо, — у меня иной путь, чем у Горького, буду академиком… и неизвестно, кто кого переживет…»

Речь не столько о самолюбии. Слава Горького раздражала Бунина, поскольку он видел актерскую ее сущность. Наличествовало явное несовпадение между репутацией босяка-марксиста и домом в Нижнем Новгороде, квартирой в Питере, гонорарами по 1000 рублей за лист. Бунина коробило неестественное поведение Горького, рисовка его перед поклонниками. 

Бунин замечал:

«Ходил он теперь всегда в темной блузе, подпоясанной кавказским ремешком с серебряным набором, в каких-то особенных сапожках с короткими голенищами, в которые вправлял черные штаны. Всем известно, как, подражая ему в «народности» одежды, Андреев, Скиталец и прочие «Подмаксимки» тоже стали носить сапоги с голенищами, блузы и поддевки. Это было нестерпимо».

Тут Бунин упускает одну из важнейших вещей, обуздывая свое лихое красноречие. А именно: в «Подмаксимках» числили и его тоже.

Долго терпеть подчиненное положение он не собирался.

До 1917 года Бунин и Горький все же контактировали умеренно - спокойно. Революция разбросла их в разные стороны, но опять же, ведь лукавил Иван Алексеевич, говоря: 

«Тут случилось, что человек, с которым у меня за целых двадцать лет не было для вражды ни единого личного повода, вдруг оказался для меня врагом, долго вызывавшим во мне ужас, негодование. С течением времени чувства эти перегорели, он стал для меня как бы несуществующим».

Да как же несуществующим, если столько ядовитой желчи вылито?

И ведь был, был потаенный мотив никак с революционными воззрениями Горького не связанный, хотя уже в 1918 Бунин заявлял жене, что «Придет день, я восстану открыто на него. Да не только, как на человека, но и как на писателя. Пора сорвать маску, что он великий художник. У него, правда, был талант, но он потонул во лжи, в фальши».

Горький же записывает тогда же в дневнике: «Очень плох И.А. Бунин в своих «Окаянных днях». Бунин — умен по природе, достаточно образован. Видеть его в состоянии столь болезненного бешенства и обидно, и противно. И жаль художника. Пропал художник».

ЗА ЧТО БУНИН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ГОРЬКОГО?А КОГДА-ТО ДРУЖИЛИ РЯДОМ СИДЕЛИ

Как-то обходился Бунин без публичного оскала в сторону Горького в 1920-ых? Два эмигранта просто не встречались. Но вот опять запахло большими деньгами и Бунина понесло. Он, Горький, Шмелев и Мережковский шли претендентами на Нобелевскую премию по литературе. Именно в этот период Бунин разинул рот на бывшего друга да больше не закрывал. Он развенчивал миф о босячестве Горького; вспоминал роскошный банкет в ресторане после премьеры «На дне»; чехвостил «Песню о Соколе» и «Мои университеты».

Уехавший в СССР Горький не отвечал, хотя к его услугам была вся советская пресса, готовая пнуть эмигранта, получившего Нобелевку. Горький просто занес в дневник еще одно откровение, и по точной ехидности оно перекрыло всё брюзжание Бунина.

«Читал «Заметки» Бунина и вспомнил тетку Надежду, вторую жену дяди моего Михаила Каширина. Дядя и его работник били бондаря, который, работая в красильне, пролил синюю «кубовую» краску. Из дома на шум вышла тетка и, схватив кол, которым подпирали «сушильные» доски, побежала, крича:

— Ну-те-ко, постойте-ко, дайте-ко я его…

На Бунина тетка Надежда ничем не похожа была, — огромная, грудастая, необъятные бедра и толстейшие ножищи. Рожа большая, круглая, туго обтянута рыжеватой, сафьяновой кожей, в середине рожи — маленькие, синеватые глазки, синеватые того цвета огоньков, который бывает на углях, очень ядовитые глазки, а под ними едва заметный, расплывшийся нос и тонкогубый рот длинный, полный мелких зубов. Голос у нее был пронзительно высокий, и я еще теперь слышу ее куриное квохтанье:

— Ко-ко-ко-ко…»

Странно, конечно, что все время выступавший против достоевщины «человека из подполья», Бунин именно как подпольный человек себя вёл.

Ладно, время все равно вывело в классики.

И его, и Горького.

 

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх