Великие тени истории

7 049 подписчиков

Свежие комментарии

  • sergo galin
    вот в том и дело , что даже ЭТИ признают его заслуги . уже одно это говорит о заслугахНикита Карацупа: ...
  • Rustam Kuchkarov
    Выдающийся был воин - смелый, решительный и качественно владеющий воинским искусством.Никита Карацупа: ...
  • Анатолий Иванов
    Вот взяли бы да и рассказали об этом!Никита Карацупа: ...

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Службе внешней разведки Советского Союза и Российской Федерации исполнилось 100 лет  

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Артур Артузов, сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию.  

Имена Артузова, Короткова, Судоплатова, Фитина, Эйтингона золотыми буквами вписаны в скрижали истории советской и российской разведки и контрразведки. Им, асам шпионажа, в файлах Лубянки посвящены монбланы, эвересты хвалебных строк, а проведённые ими операции до сих пор изучаются всеми разведчиками мира. И сегодня, в 100-летний юбилей Службы внешней разведки России, мы вспоминаем одного из основателей советской разведки и контрразведки 

Операция «Трест» и другие «приключения» Артура 

…В Смоленской губернии, вдали от столбовых дорог, коротал свой век бывший московский вице-губернатор, губернатор, товарищ министра внутренних дел, экс-командующий Отдельным корпусом жандармов генерал-лейтенант в отставке Владимир Фёдорович Джунковский.

От сослуживцев-жандармов его отличала высокая порядочность и кристальная честность. Он, в частности, возражал против вербовки студентов, гимназистов, священнослужителей и нижних чинов армии. Более того, генерал противился использованию в борьбе с большевиками известного провокатора Малиновского.

В 1915 году он был отправлен на германский фронт командиром стрелковой дивизии. В декабре 1917 года Джунковский вышел в отставку с правом ношения мундира и с сохранением пенсии, а в ноябре 1918 года выступил свидетелем на процессе по делу провокатора Малиновского.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<<  Владимир Фёдорович Джунковский - командующий Отдельным корпусом жандармов.

С первой половины 1920-х и до начала Второй мировой войны главную угрозу для Советского государства представлял Русский общевоинский союз (РОВС), который в борьбе с советской властью делал ставку на диверсии и террор на территории Советского Союза.

Первым мощным ударом по РОВС стала реализованная под руководством Артура Артузова операция «Трест». О ней написаны монбланы статей и книг, сняты десятки фильмов. То была смертельно рисковая игра, со временем ставшая классикой шпионажа.

Рассчитывая на помощь Джунковского в борьбе с враждебными проявлениями заграничного контрреволюционного центра, Феликс Дзержинский убедил его, профессионального контрразведчика, стать консультантом ВЧК и свёл с начальником контрразведывательного отдела (КРО) Артуром Артузовым. Вдвоём они разработали план операции «Трест», которая вошла в учебные пособия спецслужб мира как классический пример взаимодействия органов разведки и контрразведки.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<< Первым мощным ударом по РОВС стала реализованная под руководством Артура Артузова операция «Трест», о которой сняты десятки фильмов. Постер фильма «Операция «Трест», 1967 г.

В общении с «волкодавом» контрразведки Артузов почерпнул много полезного, потому что генерал, не скупясь, делился с ним специфическими постулатами контрразведывательного искусства. На правах наставника Джунковский убедил Артузова не гоняться за каждым выявленным террористом или контрреволюционером, так как дело это бесперспективное, притом, что требует многих сил и времени. Действовать надо иначе, масштабнее: создавать легендированные организации, членами которых якобы являются реально существующие лица, достаточно известные в белоэмигрантских кругах.

Зёрна, брошенные рукой мастера замысловатых операций, упали в благодатную почву – в кратчайшие сроки чекисты под руководством Артузова сформировали легендированную «Монархическую организацию Центральной России» (МОЦР), которую использовали в оперативной игре с зарубежным Высшим монархическим советом.
Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<< Начальник контрразведывательного отдела Артур Артузов.

«Каждый верит в ту истину, – учил  сэнсэй Джунковский адепта Артузова, – в которую хочет верить». Действительно, осевшие за кордоном монархисты, жаждавшие краха большевиков, очень хотели верить, что в Советской России существуют их единомышленники, поэтому с готовностью заглотили приманку – легенду о МОЦР.

Для придания большей убедительности о «всемогуществе» МОЦР до русских монархистов и их высокопоставленных западных покровителей чекисты довели информацию, что «ярым антибольшевиком» является видный деятель РКП(б) Пятаков, «красный маршал» Тухачевский, бывшие царские генералы Шапошников, Потапов, Свечин и многие другие.

Использованный чекистами оперативный блеф достиг цели: на Западе стали верить в прочность позиций антисоветского подполья, которое способно совершить антикоммунистический переворот в России.

Даже умудрённая многовековым опытом британская разведка повелась на легенду и направила в Москву своего эмиссара Сиднея Рейли. Да-да, того самого, к которому ещё с русско-японской войны 1904-1905 годов, когда он числился секретным агентом германской разведки, у царской контрразведки имелся неоплаченный счёт.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<< Даже умудрённая многовековым опытом британская разведка повелась на легенду и направила в Москву своего эмиссара Сиднея Рейли.

После завершения инспекционной поездки Рейли в Москву, чекистами была инсценирована его гибель при возвращении на Запад через советско-финляндскую границу. В действительности же Сидней Рейли, приговорённый к смертной казни ещё в 1918 году за участие в «заговоре послов», был расстрелян во внутренней тюрьме ОГПУ на Лубянке 5 ноября 1925 года. В 1927 году операция «Трест», длившаяся 6 лет, по завершении всех намеченных мероприятий была прекращена.

Параллельно с операцией «Трест» чекисты не менее успешно провели разработанную Артузовым операцию «Синдикат-2». Её итогом в 1924 году стало возвращение в СССР и арест руководителя «Народного союза защиты Родины и свободы», террориста международного масштаба Бориса Савинкова и его подручных Деренталя и Фомичева. Савинков признал своё поражение и дал высокую оценку работе чекистов под руководством начальника КРО Артузова.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Судебный процесс над Б.Савинковым.

Досье: Артур-Евгений-Леонард Фраучи, он же Артур Артузов

16 февраля 1891 года в семье Христиана Фраучи, эмигранта-итальянца из Швейцарии, перебравшегося на постоянное жительство в Тверскую губернию, родился первенец, которого нарекли тройным именем Артур-Евгений-Леонард. После поражения первой русской революции 1905-1907 годов семья Фраучи прятала в своем доме большевиков: Подвойского, Ангарского, его брата Клестова и будущего видного чекиста Михаила Кедрова. Так отрок Артур познакомился с российскими революционерами, которые сыграли знаковую роль в выборе им жизненного пути.

В 1909 году Артур окончил с золотой медалью Новгородскую гимназию и поступил на металлургический факультет Петербургского политехнического института. Во время учебы он активно участвовал в работе нелегальных большевистских кружков и по заданию Кедрова распространял запрещённую литературу.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<<  16 февраля 1891 года в семье Христиана Фраучи, эмигранта-итальянца из Швейцарии, перебравшегося на постоянное жительство в Тверскую губернию, родился первенец, которого нарекли тройным именем Артур-Евгений-Леонард.

Незадолго до Февральской революции 1917 года Артур, получив диплом по специальности инженер-металлург, был принят в Металлургическое бюро, которым руководил выдающийся русский учёный-металлург профессор В.Е. Грум-Гржимайло.

Профессор и коллеги Артура прочили ему блестящую карьеру инженера, но, он пошёл иным путём: осенью 1917-го разыскал в Петрограде руководителя Военной организации большевиков Подвойского и стал работать под его началом, навсегда оставив мысли о металлургии. В декабре 1917 года Артур вступил в партию большевиков. Заполняя анкету, в графе «национальность» он написал: «Сын швейцарского эмигранта, при матери, имеющей латышские, эстонские и шотландские корни, но всё время прожившей в России, я себя считаю русским по духу и воспитанию».

В марте 1918 года в Мурманске после срыва Троцким Брестского мира под предлогом защиты Севера от германского вторжения высадился английский экспедиционный корпус, к которому вскоре присоединились французские и американские войска. Для борьбы с интервентами Совет народных комиссаров направил на Север специальную комиссию во главе с М. Кедровым, который своим секретарем назначил Артура Фраучи. После разгрома иностранных интервентов Фраучи вернулся в Москву и поступил на службу в ВЧК. Получив согласие Дзержинского и Кедрова, Фраучи стал официально носить фамилию Артузов – так его во время боёв под Архангельском называли красноармейцы.

19-20 сентября 1918 года Артузов уже в качестве чекиста принял участие в ликвидации контрреволюционного заговора, во главе которого стоял резидент британской разведки полковник Пол Дюкс. Роль Артузова, его лидерские качества в разгроме интервентов, высоко оценило руководство ВЧК, и через 4 месяца он был назначен заместителем начальника Особого отдела.

Особый отдел (ОО) ВЧК был образован в январе 1919 года под руководством Михаила Кедрова. Линейные Особые отделы были созданы при всех фронтах, армиях, дивизиях, а также при губернских ЧК. Они занимались выявлением вражеской агентуры в Красной армии, в её штабах, на фронтах и в тылу; боролись с саботажем и диверсиями на железных дорогах, в продовольственных и иных организациях, вовлечённых в оборону Республики.

Особисты вели также разведку за линией фронта и в ближайшем тылу, проникали в белогвардейские организации и в штабы армий интервентов, так как в тот период в ВЧК ещё не был сформирован Иностранный отдел (ИНО), наделённый разведывательными функциями.

В январе 1920 года Артузов занял пост начальника ОО ВЧК. В мае 1922 года, по окончании Гражданской войны, в Особом отделе ВЧК был выделен новый – контрразведывательный отдел (КРО). Его возглавил Артузов, став родоначальником российской контрразведки.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Руководитель ВЧК Феликс Дзержинский

Сейф с секретами

После завершения операций «Синдикат-2» и «Трест» забот у чекистов в борьбе с контрреволюцией не убавилось. Начальник КРО Артузов и его подчинённые продолжили разрабатывать планы по разложению главной контрреволюционной эмигрантской организации – РОВС.

По мнению Артузова, главным объектом агентурного проникновения должно было стать директивное звено РОВС, в котором его особо привлекала фигура генерала Николая Владимировича Скоблина. Возглавляя отдел по связи с периферийными органами, он был осведомлён обо всех планах РОВС, в том числе о совместных операциях со спецслужбами Болгарии, Польши, Румынии, Финляндии, Франции.

Словом, не генерал – сейф с секретами. Почему бы не проникнуть в него? И тогда была разработана операция «Троянский конь».

…В 1920 году после поражения Белой гвардии в Крыму десятки тысяч русских солдат и офицеров, а с ними генерал Скоблин и знаменитая русская певица, любимица императора Николая II Надежда Плевицкая, оказались в лагере для перемещённых лиц под Стамбулом, на полуострове Галлиполи.

В июне 1921 года в галлиполийской православной церкви венчались рабы Божии Николай и Надежда. С тех пор корниловцы звали её: «Мать-командирша», а Скоблина - «генерал Плевицкий».

Супруги обосновались в Париже, и Плевицкая стала петь в ресторане «Большой московский эрмитаж». Часто выезжала на гастроли в Брюссель, Бухарест, Варшаву, Прагу, Ригу, Софию – везде, где осели послевоенные беженцы из России. А в 1926 году с концертной программой совершила турне по Америке.

Однако денег супругам из-за непомерных запросов Плевицкой, привыкшей ни в чём не знать меры и ни в чём себе не отказывать, хронически не хватало.

1 августа 1931 года Артузов был назначен начальником внешней разведки, а 2 сентября в Париж для встречи со Скоблиным для определения возможности привлечения его к сотрудничеству с ОГПУ в качестве агента, прибыл Пётр Ковальский, бывший однополчанин генерала, а ныне сотрудник-вербовщик ИНО «Сильверстов».

Скоблин безумно обрадовался встрече с сослуживцем, затащил его к себе домой и познакомил с Плевицкой. После нескольких визитов в Озуар-ле-Феррьер «Сильверстов» понял, что Скоблин всецело зависим от жены, каждый свой шаг согласует с нею, поэтому решил нанести «удар дуплетом» – разом завербовать обоих супругов.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Генерал-майор Скоблин с женой Надеждой Васильевной Плевицкой.

Обращаясь к Скоблину, посланец Артузова заявил, что для Советской России генерал не враг и может вернуться в родные края в любое время. А если он согласится послужить Отчизне, находясь на чужбине, то по возвращении достойная должность в Генеральном штабе Красной армии ему обречена…

Завершая «мозговой штурм», искуситель с Лубянки огласил последний по счёту, но не по важности аргумент: в случае согласия Николая Владимировича, каждый из супругов будет получать по 200 долларов ежемесячно (в те годы а/м «Рено» во Франции стоил $70-90).

«Мы согласны», – скороговоркой произнесла Плевицкая, под столом толкнув коленкой сидящего рядом мужа. И тогда «Сильверстов» предложил супругам поставить подписи под следующим документом:

ПОДПИСКА
Настоящим обязуюсь перед Рабоче-Крестьянской Красной армией Союза Советских Социалистических Республик выполнять все распоряжения связанных со мной представителей разведки Красной армии безотносительно территории. За невыполнение мною настоящего обязательства отвечаю по военным законам СССР.
генерал-майор Николай Владимирович Скоблин
Надежда Васильевна Плевицкая-Скоблина

Париж, 10 сентября 1931 года

Так по инициативе Артузова был создан едва ли не первый в истории советской внешней разведки агентурный тандем, который 7 лет снабжал Лубянку ценными сведениями.

Только за первые 4 года работы «Фермера» и «Фермерши» – псевдонимы Скоблина и Плевицкой – на основании полученной от них информации были обезврежены 17 боевиков, засланные РОВС в Советский Союз для совершения террористических актов; разгромлены 11 конспиративных квартир в Москве, Ленинграде и в Закавказье; предотвращено покушение на наркома иностранных дел СССР Литвинова М.М.; разоблачен агент-провокатор, который был подставлен французской разведкой и 11 месяцев снабжал ОГПУ «дезой».

Польский вопрос всегда портил русских

Приступив к исполнению обязанностей начальника внешней разведки, Артузов прежде всего принялся расширять аппарат закордонных секретных источников, и во многом преуспел. Так, в 1932-1933 годы в Германии был создан боеспособный «агентурный плацдарм» – за год завербованы 13 источников. Среди них – сотрудник гестапо Вилли Леман («Брайтенбах»), регулярно снабжавший берлинскую резидентуру ценнейшими сведениями. В частности, в середине 1930-х он представил данные об испытании немцами неуправляемых ракет ФАУ-1.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Самолёт-снаряд Фау-1 (V-1) считается предшественником современных крылатых ракет и БПЛА.

К сотрудничеству с внешней разведкой в качестве агента привлечён также Арвид Харнак («Корсиканец»), позднее ставший имперским советником в министерстве экономики Германии, и Харро Шульце-Бойзен («Старшина»), сотрудник разведывательного отдела люфтваффе.

Придан новый импульс работе нелегальной резидентуры в Лондоне – туда направлен опытный разведчик-нелегал Фельдбин. Им, совместно с Арнольдом Дейчем, завербованы в качестве агентов Ким Филби, Гай Бёрджесс и Дональд Маклин, составившие ядро «Кембриджской пятёрки».

В мае 1934-го, когда угроза гитлеровской агрессии стала реальностью и не исключалась вероятность создания блока западных стран на антисоветской основе, Политбюро ЦК ВКП(б) по инициативе Сталина рассмотрело вопрос о координации деятельности военной и политической разведок. В соответствии с принятым постановлением, начальник внешней разведки Артузов был назначен по совместительству заместителем Разведывательного управления (РУ) РККА. Однако через год, 21 мая 1935-го, он был освобождён от обязанностей начальника ИНО и полностью сосредоточился на работе в военной разведке, которую тогда возглавлял Ян Карлович Берзин.

Перевод Артузова с поста начальника внешней (политической) разведки с понижением в должности в военную разведку явился следствием инцидента, фигурантом которого он стал четырьмя месяцами ранее.

Было так.

В январе 1934 года в Кремле обсуждались советско-польские отношения. Сталин, полагаясь на информацию советского полпреда в Варшаве Антонова-Овсеенко, склонялся к мысли пойти навстречу «реверансам» Польши и начать готовить почву для возможного заключения соглашения с нею. Точку зрения вождя активно поддержал Карл Радек, слывший «великим экспертом Кремля» по международным вопросам.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

<<<  Начальник военной разведки Ян (Павел Иванович) Берзин.

Артузов же придерживался диаметрально противоположного мнения. Опираясь на донесения разведки, он громогласно заявил, что поляки ведут нечестную игру и всего лишь делают вид, что готовы сблизиться с СССР. На самом деле Польша зондирует почву для сговора с Германией в надежде, что Гитлер совместно с ней будет делить «советский пирог» в случае войны с СССР.

Последующие события подтвердили достоверность добытых внешней разведкой сведений и правоту заявления Артузова. Действительно, в декабре 1934 года Берлин и Варшава подписали пакт «О добрососедстве и сотрудничестве», который фактически был направлен против СССР. Согласно пакту, Германия в случае войны с Советским Союзом, брала на себя обязательство учесть территориальные претензии Польши к нашей стране.

Сталин, ознакомившись с копией пакта, представленной ему Артузовым, отреагировал своеобразно: снял его с должности начальника ИНО и перевел в Разведупр РККА.

Очень не любил вождь, когда кто-нибудь публично выражал несогласие с его точкой зрения…

«Ворошиловские стрелки»

Положение Артузова в Разведупре, несмотря на его успехи в работе, было шатким. Нарком обороны Ворошилов с подозрением относился к нему и к другим чекистам, пришедшим в военную разведку из ИНО, считая, что все они засланы Сталиным для наблюдения за ним. Началось неприкрытое выживание Артузова и бывших сотрудников ИНО ОГПУ из военной разведки.

Конфликт между «военными» и «огэпэушниками» Артузова активно подогревал сменивший Берзина на посту руководителя Разведывательного управления выдвиженец Ворошилова Семён Урицкий.

Впрочем, окончательное решение было не за ним – за Ворошиловым. По его предложению 11 января 1937 года Политбюро приняло решение освободить Артузова как «ставленника изменника Ягоды» от работы в военной разведке и направить его в распоряжение кадров НКВД.

Сын швейцарского эмигранта, русский по духу и воспитанию

Памятник А.Х.Артузову. Тверская обл., г. Кашин

В ночь на 13 мая 1937 года Артузова арестовали в его служебном кабинете на Лубянке. В допросах с применением жестоких мер физического воздействия участвовали не только рядовые следователи, но и жаждавший «срубить халявный орденок» начальник секретариата НКВД Дейч Я.А.

В итоге Артузова обвинили в пособничестве четырём иностранным спецслужбам – английской, немецкой, польской и французской.

Надеясь, что истина будет восстановлена в ходе непредвзятого судебного разбирательства, обессиленный Артузов, чтобы положить конец пыткам и унижениям, с предъявленными обвинениями согласился и даже поставил свою подпись под протоколами допросов. Однако дело членами Военной коллегии Верховного суда не было рассмотрено – за них судьбу Артузова решила «тройка».

20 августа 1937 года «тройка» в составе председателя Военной коллегии Верховного суда СССР Ульриха, заместителя прокурора СССР Рогинского и заместителя наркома НКВД Бельского заочно приговорили к высшей мере наказания Артузова и ещё шестерых видных профессиональных разведчиков, среди которых Б.М. Гордон, Ф.Я. Карин и О.О. Штейнброк. На следующий день они были расстреляны и захоронены в безымянной могиле.

А напоследок

На период работы Артузова в военной разведке приходится активизация деятельности Леопольда Треппера, создателя и руководителя во время Второй мировой войны разветвлённой разведывательной сети, известной как «Красная капелла».

Кроме того, Артур Христианович стал «крёстным отцом» разведчика-нелегала Рихарда Зорге («Рамзая»), Героя Советского Союза (посмертно).

Под карающий меч попал и семидесятидвухлетний Джунковский, В.Ф., лично участвовавший в разработке чекистских операций «Трест» и «Синдикат». Его обвинили в контрреволюционной деятельности и 21 февраля 1938 года расстреляли по приговору «тройки» всё в том же составе.

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх