Великие тени истории

7 046 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Когда палач народов Сталин убедился, что мировую революцию не поддержали рабочие капиталистических стран , он распр...Оккупация или доб...
  • Владимир Михальков
    Брехня Мюллер похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве !Генрих Мюллер: та...
  • Горский Виктор
    Действо происходило в преддверии визита представителей епископа Кентарберийского (Йоркского), которые которые собирал...Владыка Сергий: з...

«Антихрист был убит в Рождество»: как судили Чаушеску

«Антихрист был убит в Рождество»: как судили Чаушеску

«Антихрист был убит в Рождество»: как судили Чаушеску

Не все диктаторы мирно доживают свой век. Вот и Николае Чаушеску, возглавлявший румынскую компартию с 1965 года, был расстрелян 25 декабря 1989 года вместе с супругой Еленой по приговору военного трибунала. Тогда румынский телеведущий, сообщивший о казни, произнес ставшей крылатой фразу: «Антихрист был убит в Рождество». Хотя еще за несколько дней до этого власть правителя казалась незыблемой.

Румынский диктатор

С Николае Чаушеску был хорошо знаком Михаил Горбачев, в те годы занимавший должность генерального секретаря ЦК КПСС. В книге «Жизнь и реформы» (Москва, 1995 г.) единственный президент СССР отметил непомерное высокомерие Н. Чаушеску, развившееся в нем в результате нескольких десятилетий абсолютной власти.

Граждане вынуждены были всячески демонстрировать личную преданность вождю компартии, участвовать в митингах и собраниях, по команде выкрикивая лозунги в поддержку политики Чаушеску, держа в руках портреты диктатора и его супруги. Румыны жили в страхе перед органами госбезопасности.

«Со своими критиками и противниками румынский лидер расправлялся решительно, хотя использовал для этого такой благовидный предлог, как ротация кадров. Применялись и просто репрессивные меры.

До предела была доведена система слежки, сыска, доносительства... Гонениям подвергались ветераны партии, люди творческого труда, осмеливавшиеся высказать собственное мнение или даже малейшее несогласие с режимом», – написал М.С. Горбачев.

В личных беседах с генсеком ЦК КПСС Н. Чаушеску выражал свое недовольство критикой культа личности И.В. Сталина и перестройкой, вообще, поскольку в демократизации общества видел угрозу для своей личной власти.

Когда в Румынии начались массовые волнения у диктатора, по мнению М.С. Горбачева, было лишь два пути: добровольно отказаться от власти, на что он никогда бы не пошел, или жестоко подавить протестные настроения среди населения.

Стрелять в народ

Осенью 1989 года в городе Тимишоара начались столкновения на этнической почве. Дело в том, что власти Румынии подвергли местного священника Ласло Текеша, который отстаивал права венгерского меньшинства, домашнему аресту, а затем попытались выслать его из города. Но земляки вступились за правозащитника, и к дому священника стали подтягиваться его сторонники. Вспыхнул конфликт.

Через месяц, 17 декабря, Н. Чаушеску созвал экстренное заседание политбюро РКП, поскольку дальше игнорировать народные волнения в Тимишоаре было просто нельзя. И тогда диктатор отдал руководству силовых структур однозначный и прямой приказ – стрелять в народ. Об этом написал доктор философских наук Владимир Шевелев в своей работе «Чаушеску и "золотая эра" Румынии», которая вошла в книгу ученого «Диктаторы и боги: Чаушеску, Пиночет, Мао Цзэдун, Пол Пот» (Ростов-на-Дону, 1999 г.).

Впрочем, к удивлению диктатора, большинство членов правительства не согласись с предложенным им силовым вариантом решения проблемы, пообещав лишь «принять все необходимые меры».

Вечером того же дня Н. Чаушеску вылетел с официальным визитом в Иран, но был вынужден вернуться в Бухарест уже 20 декабря. В тот же день вождь компартии выступил по национальному телевидению, обвинив в разжигании конфликта в Тимишоаре иностранные спецслужбы.

А 21 декабря на Дворцовой площади столицы был организован митинг, на котором граждане должны были продемонстрировать свою преданность Н. Чаушеску. Поначалу все шло по заранее составленному плану, манифестанты держали в руках портреты Николае и Елены, дружно скандировали лозунги в поддержку социализма. Но выступление вождя компартии, которое он начал ровно в полдень, стоя на балконе здания ЦК РКП, внезапно было прервано петардой, взорванной кем-то из собравшихся на площади. В толпе возникла паника, а через несколько минут люди уже как по команде топтали портреты своего лидера, отовсюду раздавались возгласы: «Долой тирана!».

Потрясенный Н. Чаушеску покинул балкон, а вечером на Дворцовой площади появились танки, началась стрельба в протестующих.

«Румынская “народная революция” (или, если угодно, “декабрьские события”) оказалась самой кровопролитной из всех, что произошли в странах Восточной Европы в ходе ликвидации социализма», – отметил В.Н. Шевелев.

Две группы заговорщиков

Выступление Н. Чаушеску на Дворцовой площади было сорвано активистами Фронта национального спасения (ФНС) – оппозиционной организации, тайно действовавшей в социалистической Румынии.

По мнению большинства исследователей, само существование Фронта является доказательством, что в недрах административно-бюрократического аппарата страны уже много лет зрел заговор. Причем, среди румынской элиты выделяют две группы лиц, стремившихся лишить диктатора власти.

Первая: экс-министр обороны Ион Ионицэ; генералы Штефан Костял и Николае Милитару; будущий президент Румынии Ион Илиеску; известный юрист Думитру Мазилу; дипломат Силвиу Брукан и их единомышленники по ФНС.

Вторую группу заговорщиков составляли действовавшие на тот момент силовики: министр обороны Василе Миля; министр внутренних дел Тудор Постелнику; глава службы госбезопасности «Секуритате» Юлиан Влад и генерал Вирджил Мэгуряну.

Как считает В.Н. Шевелев, именно противоречия в борьбе за власть, существовавшие между этими двумя группировками, привели к кровавым событиям 23-28 декабря 1989 года в Бухаресте.

Некоторые конспирологи выдвигают версию причастности официальной Москвы к государственному перевороту, случившемуся в Румынии. Хотя, например, М.С. Горбачев отвергает эти обвинения. В своих мемуарах политик написал, что вмешательство спецслужб СССР в эти события противоречило бы принципам новой международной политики, провозглашенной в 1985 году.

Впрочем, в самой Румынии у диктатора было достаточно врагов.

Неудачный побег

22 декабря 1989 года супруги Чаушеску попытались сбежать из страны на личном вертолете. Их опасения за свою жизнь были оправданы: армия вскоре перешла на сторону восставших.

Елена Авадяева и Леонид Зданович – соавторы книги «100 великих казней» (Москва, 2004 г.) – рассказали, что попытка побега экс-диктатора из страны изобиловала драматичными моментами. Так, на вертолете преодолеть границу Румынии не удалось.

«Затем с помощью двух офицеров из тайной полиции "Секуритате" они захватили автомобиль какого-то рабочего. В конце концов, чета Чаушеску попросила помощи в частном доме, хозяева которого, заперев их в одной из комнат, вызвали солдат», – отметили Е.Н. Авадяева и Л.И. Зданович.

Уже вечером 22 декабря экс-диктатор с супругой оказались в отделении полиции города Тырговиште, откуда их забрал майор Ион Мареш и препроводил в казарму местного гарнизона. При этом офицер обманул чету Чаушеску, сказав, что получил приказ обеспечить их безопасность.

Последние дни своей жизни Николае и Елена, привыкшие к роскоши, провели в военных застенках.

Обвинение Попы

Утром 25 декабря в войсковую часть, расположенную в Тырговиште, на двух вертолетах прибыли представители новой власти: будущий министр обороны Виктор Стэнкулеску; генерал Вирджил Мэгуряну и будущий заместитель премьер-министра страны Джелу Войкан Войкулеску. Вместе с ними прилетела группа юристов.

Вчерашние заговорщики беспокоились, что пока Н. Чаушеску жив, его сторонники будут оспаривать легитимность их власти. Поэтому в тот же день наспех был организован суд над экс-диктатором и его супругой. Председателем военного трибунала был назначен генерал Джорджица Попа, а защитником выступал известный юрист Мику Теодореску.

Николае и Елену обвинили в геноциде собственного народа, многочисленных государственных преступлениях, подрыве экономики страны, а также в открытии тайных заграничных счетов. Были среди обвинений и курьезные. Например, на суде упоминались некие золотые весы, якобы стоявшие на вилле Зои Чаушеску (дочери обвиняемых), на которых взвешивалось мясо для любимых собачек правившей семьи, доставляемое из-за границы.

Суд был больше похож на фарс, организованный, чтобы хоть как-то оправдать готовящуюся расправу над людьми, лишившимися власти. Представители военного трибунала сознательно обращались к пожилым супругам на «ты», использовали грубые выражения.

Адвокат Мику Теодореску, не успевший даже ознакомиться с делом, предложил обвиняемым объявить себя психически нездоровыми, но Николае и Елена возмущенно отвергли такую стратегию защиты. Они, вообще, отказались признавать легитимность суда, не ответив на большую часть вопросов обвинения.

Слушание дела длилось менее двух часов, решение трибунала было известно заранее, даже адвокат в заключительной речи назвал своих подзащитных виновными.

Расстрел у солдатского сортира

Одни исследователи утверждают, что Николае и Елену казнили 25 декабря 1989 года около 16:00, другие – часом ранее, примерно в 14:50 по местному времени. Точно известно, что сразу после суда приговоренных вывели из казармы, поставили у стены солдатской уборной и расстреляли из автоматов.

Публицист Николай Зенькович в книге «Новости из Кремля» (Москва, 2001 г.) написал, что в роли палача выступил капитан Ионел Боеру, который принципиально отказывается признавать себя убийцей. Он заявил в интервью, что просто выполнял приказ генерала Виктора Стэнкулеску. Примерно за час до казни будущий министр обороны поручил полковнику подобрать еще двух добровольцев, которые станут членами расстрельной команды.

По другим данным, в казни участвовали четверо военнослужащих, хотя о своем желании расправиться над четой Чаушеску заявили многие. Позднее Ионел Боеру узнал, что за его спиной скрывались другие вооруженные люди, которые должны были пустить в ход автоматы, если бы участники первой расстрельной команды дрогнули. Тогда их бы тоже уничтожили, вместе с Чаушеску.

«По дороге из зала суда, где был вынесен смертный приговор, Николае Чаушеску напевал "Интернационал", а его последними словами были: "Да здравствует свободная социалистическая Румыния! Долой предателей!" Его жена перед казнью плакала», – написал Н.А. Зенькович.

Говорят, по пути на расстрел Елена спросила у одного из солдат: «За что вы нас? Ведь я была вам матерью». Но военный с этим не согласился, обвинив супругу экс-диктатора в массовых убийствах.

Первые пули попали Николае в ноги, и он упал на колени, а затем повалился на спину. Елене же первая пуля угодила в шею, и она некоторое время билась в конвульсиях, пока страдания женщины не прекратили беспорядочные автоматные очереди.

Наградой Ионела Боеру за расстрел супругов Чаушеску стало повышение по службе: из капитанов он сразу стал полковником. Такое же воинское звание получил и майор Ион Мареш, участвовавший в задержании Николае и Елены.

А был ли Чаушеску антихристом

Тела супругов похоронили в окрестностях Тырговиште, в безымянной могиле. Долгие годы участники расправы над ними получали анонимные угрозы от сторонников Чаушеску.

В конце декабря 1989 года румынское телевидение и другие СМИ поспешили продемонстрировать свою лояльность новой власти, называя Н. Чаушеску кровавым тираном и антихристом, убитым в день, когда католики отмечают Рождество. Утверждалось, что жертвами диктатора стали более 60 тысяч человек. Казненных супругов именовали зловещей четой, установившей дьявольскую машину порабощения народа.

Впоследствии оказалось, что численность жертв «кровавого режима» была сильно преувеличена. Это осознали и сами организаторы расправы. Так, Д.В. Войкулеску написал: «Расстрел четы Чаушеску – это преступление, и этот грех – на мне». Признание вины содержится в книге «Как это было», которую политик издал в 1994 году в соавторстве с В. Стэнкулеску.

А председатель военного трибунала Д. Попа покончил жизнь самоубийством еще 1 марта 1990 года.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх