Великие тени истории

7 045 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    К сожалению, американские подлые янки забывают о "Карибском кризисе"и вновь окружают Россию со всех сторон своими яд...Обед, который спа...
  • Девяткин Олег Валентинович
    Как видно марихуану для аФтара уже легализировали и аФтару достался первый мешок...Как избавлялись о...
  • Наталья Пудякова
    Вот и память о себе оставила хорошую и умерла не напрасно.Еще один бой – за...

Михаил Восленский: почему переводчик на Нюрнбергском процессе бежал из СССР в Германию

Михаил Восленский: почему переводчик на Нюрнбергском процессе бежал из СССР в Германию

Михаил Восленский: почему переводчик на Нюрнбергском процессе бежал из СССР в Германию

После войны Михаил Восленский был задействован в качестве переводчика на легендарном процессе, проходившем в Нюрнберге. Впоследствии историк вернулся в Советский Союзе, где сделал неплохую карьеру. Однако в начале 1970-х годов Восленский, оказавшись в ФРГ, стал невозвращенцем.

Карьера ученого в СССР

Как пишут А. Ю. Ватлин, М. Вилке и Б. Нейсс в издании «Люди между народами: действующие лица российско-германской истории ХХ века», Михаил Сергеевич Восленский родился в 1920 году в семье, принадлежавшей к старой интеллигенции. Отец Восленского, Сергей Иванович, был банковским служащим, а мать – преподавала математику. Однако Михаил выбрал иную стезю: после окончания десятилетки его выбор пал на исторический факультет Московского университета. Все годы он учился на отлично и даже получал Сталинскую стипендию. В студенческий период биографии Восленского началась Великая Отечественная война, но на фронт молодой историк по какой-то причине не попал.

Отработав год по распределению в Коломенском учительском институте, Восленский вернулся в Москву и в 1945 году поступил в аспирантуру. Спустя несколько месяцев, как указано в издании «Мировая экономика и международные отношения» (Правда, 2002 год), Михаила Сергеевича, свободно владевшего немецким, французским и английским языками, отправили в командировку в Германию в качестве переводчика на Нюрнбергском процессе над бывшими нацистскими лидерами.

Впоследствии Восленский отмечал, что участвовал во втором периоде трибунала, когда судили преступные организации. Тогда преступной организацией, по мнению историка, была признана не сама нацистская партия, а ее номенклатура.

Билет в одну сторону

Вообще этот термин «номенклатура» сыграл определяющую роль в судьбе Михаила Восленского. Однако пока он благополучно вернулся в Москву и сделал неплохую карьеру. Как пишет Александр Никонов в своей книге «За фасадом империи. Краткий курс отечественной мифологии», Восленский трудился в системе Академии наук: в секторе общих проблем империализма Института экономики АН СССР, в Институте мировой экономики и международных отношений РАН, в Институте всеобщей истории АН СССР. В связи с родом деятельности Михаил Сергеевич регулярно выезжал в заграничные командировки. Впоследствии он назвал поездки в другие страны элементом дополнительного денежного вознаграждения номенклатуры.

В 1972 году Михаил Восленский был награжден очередной, но уже частной поездкой в ФРГ. К тому моменту он был уже хорошо знаком с президентом этой страны Густавом Хайнеманном и с австрийским бундесканцлером Бруно Крейски. Они оба оказывали Михаилу Сергеевичу всяческую поддержку после того, как он вдруг отказался возвращаться на родину. Как пишет в своей книге «Тайны ушедшего века. Власть, распри, подоплека» Николай Зенькович, в связи с упомянутым поступком в 1977 году Михаила Сергеевича лишили советского гражданства. Через 18 лет он был восстановлен в гражданских правах.

Монография «Номенклатура»

Что же подтолкнуло успешного ученого к решению покинуть СССР? Дело в том, что именно Михаил Восленский являлся автором монографии «Номенклатура», в которой он описал суть советской политической системы. В своем труде Михаил Сергеевич утверждал, что в СССР господствовала не диктатура пролетариата, а диктатура партийной верхушки. Впервые эта книга была опубликована в 1980 году, но широкому кругу российских читателей «Номенклатура» стала известна лишь в 1990-х. А вот написана монография была еще в начале 1970-х годов. Тогда, если верить изданию «Неподцензурная культура 1960-1980-х годов и «третья волна» русской эмиграции» (МГУ, 2002 год), «Номенклатура» распространялась исключительно посредством «Самиздата».

Понятно, что оставаться в Союзе Михаилу Восленскому стало небезопасно. Впрочем, он неплохо устроился и на чужбине. Как утверждает Александр Глущенко, автор книги «Жизнь под знаком ядерного риска», Восленский стал директором Института по изучению советской истории в Бонне. Даже после распада СССР Михаил Сергеевич предпочел остаться в Германии, где и скончался в 1997 году в возрасте 76 лет. Однако до конца дней он продолжал интересоваться происходящими в России событиями. Так, Восленский высказывался о необходимости суда над руководителями КПСС по аналогии с Нюрнбергским процессом, но считал, что рядовых коммунистов к преступникам причислять нельзя.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх