Малюта Скуратов - не зверь, но русский воин. Опричнина и местничество.

1784015

Экстрактно, о том что такое опричнина. И удобное сравнение будет местничества с компьютерной стратегией-онлайн.

В момент войны с Ливонией и заодно с Польшей, когда Иван Грозный воевал за свободный выход России на Балтику, ряд боярской падали, которой вечно хоца больше денег и власти, решилась на предательство. В итоге при организованном огромном походе в 1567 году. До 30 000 воинов, куча артиллерии и припасов и боеприпасов. И в итоге срыв - артиллерию отправили по маршруту в обход нужных городов, она просто петляла, а виноват вроде как оказался дьяк Дубровский.

Но когда его тряхнули, посыпалась гора информации. Заговор на уровне бояр был очевиден. Вот только была одна проблема - этих бояр, предателей, было много. Им хотелось денег и власти и они уже во всю переписывались с королём Польше о сдаче Ивана Грозного, о перевороте.

Просто так приказать слугам с оружием атаковать бояр - это самоубийство. Бояре это основа власти как таковой, её собственно источник. Просто так к знатным и мордастым фамилиям не подобраться. И была ещё более жуткая проблема, при Иване Грозном вовсю расцветавшая и даже Иван Грозным не мог никак её обойти. Местничество.

Если сравнить местничество с чем либо, то больше всего походит на компьютерную игру стратегию или наподобие вар крафта. Когда доступ к большему числу ресурсов имеет тот, кто дольше играет. Вот у тебя есть прокачанный за три года игры замок, у тебя значит и строения намного больше и быстрее всё делают. И сколь бы не был талантлив новый игрок, он будет слабаком по сравнению с тем, кто просто три года кое как прокачивал свои ресурсы. А теперь усложнение - игра идёт уже 500 лет, ну как миниум 400. В этой игре под названием местничество, гипотетический Иван Годомайнин родился в 1000 году, был смелый воином из крестьян, в походе раздобыл сначала меч, потом деньжат и сумел купить коня, стал конным воином и после успешно отвоевал, завёл детей и вот спустя 300 лет развития карьеры, его пра правнуки уже родовитые бояре или окольничьи или думные бояре. В общем люди в больших должностях. Но вот его правнуки вполне могли стать и тупорылыми, не все знаете ли рождаются умными и тем более способными к войне. Но местничество, оно не позволит назначить командующим армией молодого и талантливого думного боярина, потому что он имеет менее прокачанный род, а в итоге командовать поставят самого прокачанного про роду боярина, но в итоге кретина и понтореза, а не командующего и он проиграет войну.

Местничество давало повод для дикий срачей и спекуляции. Чей предок лучше воевал? У кого прадед больше убил врагов? кого назначить советником царя, того у кого род 350 лет качается или 370? У кого больше интеллекта, у боярина с родственником прочитавшим всю библию или у того кто в Греции побывал. Смех смехом, это конечно гипотетика, но суть именно такая - местнические споры сводились не к тому, КТО ИЗ НАС КТО? А к тому - КТО ИЗ НАС ЧЕЙ СЫН и ЧЬЕГО РОДА? Можно было быть форменным дегенератом или конченным мошенником, но имея купленный родовой документ, говорящий что ты знатен и предки твои невероятно заслуженные люди, можно было пододвинуть даже реально знатного боярина. Хуже того - даже царь порой не мог толком влиять на распределение должностей, потому что если бы он захотел поставить умного, но слабого родом парня на должность воеводы или наподобие, то смертельно обидел бы какого нибудь прокачанного мордастого и бородатого боярина. В итоге приходилось терпеть трусов, вырожденцем, трепачей и мошенников на разных высоких постах, лишь из за знатности их рода, причём порой знатность была купленной, точнее прокачанной за деньги.

Местничество ведёт корни ил польско Литовской системы права. Там она сдерживала власть монархов. Но в итоге она же спровоцировала вообще распад государств. Плюс сама суть местничества мешала продвигать вовремя умных и деятельных. Но Иван Грозный иного тогда не ведал и не понимал, он жил в своём времени. Итак.... у него заговор, его реально могут убить, Русь продать с потрохами полякам. Взять и убрать бояр с должностей и пересажать разом, даже он не может. Заменить их на умных и не предателей - тоже. Ибо набрать из слабо прокачаннных родов на высокие должности царь не имеет права и сил, бояре взбесятся как свора кабанов.

И Иван Грозный делает ход конём. Причём сделал он его ещё в 1565, потому что понимал - старая местническая прокачанная верхушка может и будет гадить. Для начала нужно стало создать нечто, что будет вообще вне системы местничества и хотя Иван Грозный мыслил именно в этой системе, он же её пытался хотя бы модернизировать. Создаётся аналог монашеского ордена, с центром в Александровской слободе, Владимирская Область. Специально вне Москвы и значит вне власти самого сильного - московского боярства, самого мордастого и прокачанного. Плюс расстояние продуманное - в пределах 100 км, это сутки хорошего прогона галопом, для вестового и двое суток для аккуратной езды. В итоге если в Москве буза и переворот, то вестовой несётся в Александровскую слободу, успевает в неё за сутки, и у царя  и опричников будут сутки, дабы приготовиться к отпору тем, кто прискачет их убивать.
Screenshot_213

Сначала орден был в 1000 человек. Затем численность опричников росла. Одевались в чёрные одежды и напоминали этим понахов, но носили оружие и имели право его применять.  Вид по тем временам имелти грозный - во всём чёрном, кони тёмной масти, собачья голова и метла. Это что бы страх нагнать, тут уж всё честно.
1784015

Им было запрещено общаться с Земскими, с людьми которые заменили собой в 1550 систему кормления. Кормление вообще было диковатым обучаем, когда князья могли втыкать на должность чиновника-управленца кого либо им понравившегося, а местное население этого региона обязано было его содержать. Вот Земская реформа такое дело отменила. Плюсом земской систему была выборность, когда даже крестьяне выбирали старост и они сразу же признавались именно государевыми чиновниками-людьми, а не просто делегатами. Вообще ещё земской реформой Иван Грозный ударил по боярам на Юге Руси, они активно ерепенились и пытались задержать земскую систему.

Но даже имея её, Иван Грозный хотел иметь и военную силу, вообще ни от кого независимую, и потому опричники были вне остальных градаций. Так царь пытался и в начале успешно, бороться с риском коррупции, кумовства, местничества во вред.
40ea57b60735e9210cd26801e7075315

Царь сильно подружился с Малютой Скуратовым, и тот стал его самым любимым опричником. Внимание, это важно! Малюта Скуратов - любимчик царя, Иван Грозный верил ему, как себе и при этом важно то, как он погиб. Он был из бедного шляхетского рода, родился в 1541 в Бельцах, Молдавия. Рода знатного не имел, никакой поддержки от рода не мог получить и значит в системе местничества был никем. То бишь в опричнину набирали вот таких, пусть и не из крестьян, но и совсем не родовитых, просто достаточно было быть из воинского круга должностей. Малюта Скуратов был взять в 1560-х на низшую должность в опричниках - пономарём. В 1567 году под своим первичным именем - Григорий Бельский, он уже занимал должность головы в опричном войске и участвовал в походе на Ливонию. То бишь уже с самого начала своего создания, опричники мягко говоря на месте не сидели, они много молились как и сам царь, вели подчёркнуто суровый и простой образ жизни, но войну знали и воевать умели и не боялись.

Выдвинулся ещё более высоко Скуратов- Бельский в период начала активного сыска, как раз в 1569 году, он возглавил опричное сыскное ведомство для борьбы с боярами и высшего уровня, которые были вредителями и предателями. Тут я не буду строить из себя знатока и просто поверю Ивану Грозному. По итогам своего правления, он оставил после себя огромные территориальные прибавления, страна победила в куче битв, сделано при нём было колоссально много и дураком царь не был. То что его наследие во многом потеряли, это вина не Ивана Грозного, а придурков местников после его смерти. Цыплят ведь по осени считают? Ну вот по итогам правления Ивана Грозного, Россия получила намного больше пользы, чем вреда.

Как допрашивали и пытали в те годы? Три раза. В первый раз пытали и слушали показания, записывая и так ещё дважды. Собственно этот способ и сегодня есть основа любого следствия, просто пытки заменены во всём мире на психологическое давление, но суть одна - Малюта Скуратов не просто прикладывал щипцы к голой ноге, он задавал вопросы или кто либо из его сыска. Ответы подробно записывали, после чего снова допрос, пытка и снова запись и снова... А потом что делалось? Правильнро, ответы из трёх ступеней допроса СЛИЧАЛИСЬ МЕЖ СОБОЙ. И если находились не стыковки, они говорили о том, что человек где то лжёт. Лжёт? Ну тогда четвёртая пытка вразумит его и снова запись его слов. Снова расхождение? Не стоило врать. Да, жестоко, но по иному  и сегодня не работают следаки, обходятся без щипцов, но подавляют волю всем и всегда, что бы реально расследовать преступления.

К 1570 году опричников стало 6000 человек. И начались проблемы свойственные тому времени. Вот здесь надо растолковать. Тогда не было связи быстрее лошади и долго не будет ещё. Тогда люди всё равно жили в системе либо местничества и земства, либо местничества и боярства. Род решал всё за тебя и меня. И это как попытаться среди индейцев взять бедных индейцев и научить их смотреть в телескоп, но в итоге индейцы, насмотревшись на звёзды и устав, станут похожи на людей вокруг, а не на звёзды. Опричники, как любая организация, были способны и к саморазложение. Большая власть, на подобие современного следственного комитета, развращает многих. Сегодня следаки и антикоррупционные чины из ФСБ и МВД  попадаются на огромных взятках. Тогда опричники почему должны были быть лучше? Иван Грозный как мог тормозил этот процесс, тем что набирал не блатных, не родовитых, заставлял носить нарочито простую одежду, нравы были духовного типа, много молитв и постов. Но это сдерживало до поры. В итоге опричнина, уничтожив угрозу заговоров и переворота, сама стала гнить изнутри.

Опричники стали втихаря поначалу, а потом всё наглея, использовать аж имя царя, что бы просто грабить богатых людей, прикрываясь несуществующим приказом от царя. После того как Иван Грозный в 1570 разогнал пинками Новгородцев, где было убито 1500 - 2000 человек, не более! он взялся распихивать десятки родов из Новгорода по разным городам. Но как только дело было сделано, Новгород Великий защищён от отделения от России, Иван Грозный понял что и опричнина яко любое древо, пришло в усыхание. Малюта Скуратов взялся за очистку скверны внутри организации, были проведены следственные дела против руководителей опричного войска - Алексея Басманова, Фёдора Басманова, Афанасия Вяземского.

В 1571 году на Москву крайне успешно нагрянул Девлет Гирей, хан из Крыма. Москва кроме кремля сгорела вся, под 100 000 человек погибло, под 60 000 угнано в рабство. Опричное войско к тому моменту разложилось и не смогло толком отразить нападение, сначала проворонив обходной манёвр Девлет Гирея и в итоге он вышел на Коломну, а потом бездействовали опричные войска и татары пожгли все предместья и посады Москвы. За это глава опричной думы Михаил Черкасский и трое опричных воевод были казнены.

И в 1572 году, в Битве при Молодях было разгромлено войско Девлет Гирея. Важно что Малюта Скуратов всё так же и был приближённым царя, его помощником и советником. Именно делами и контролем Ивана Грозного и Малюты, стала возможной эта победа, любая война это дело организации власти. Главой войска, отражавшего нападение 40 000 татар, был Михаил Воротынский, глава опричного и земского войск. То есть в зачистив в 1571 - 1572 году опричнину, ей вернули боеспособность.

Татар было много, войско у них сильно растянулось и передовая часть как раз подошла в селу Молоди, а хвост был в 15 км. от него. Вот тут то и нагрянули русские опричные войска. Стоп скажут некоторые! как же так! Опричнина это ж гниль! Нет, это лживый поклёп на опричнину. В чём она была виновна, за то царь её наказал сурово. Опричный воевода командовавший 2000 человек, Дмитрий Хворостинин напал на головную часть татарского войска и начал её нещадно громить. Он уничтожил крымский передовой полк. Девлет Гирей развернул войско и направил его против Хворостинина. Опричный воевода оценил здраво обстановку, сделал мнимое отступление в лучших традициях монгольской империи, заманил татар к гуляй городу ( укрепление стрельцов на местности ), гуляй город был на холме, да ещё и прикрыт рекой с одной стороны.
1024px-Kolomenskoe2012TAE_Gulyay-gorod

В гуляй городе был большой полк Воротынского, и началась долгая битва. А татары то надеялись наскоком, налётом, нахрапом. Несколько дней Девлет Гирей, засыпая татарскими трупами, пробовал взять штурмом укрепление. Никакого толку не получилось- русские все разы отбивали нападения, а в оконцовке, когда конные войска татар спешились и полезли вместе с турками на штурм гуляй города, Хворостинин и Воротынский устроили две вылазки разом и ударили в тыл татарам. Двойных клещей бравые крымчаки и янычары из турции не стерпели и попытались сделать ноги. У татар получилось относительно, у турок не очень - были уничтожены все 7000 янычар. Крымских татар тоже активно преследовали вплоть до переправы через Оку. Крымчакам и туркам так вломили в итоге, что турки отказались воевать за Казань и мы закрепились на Волге окончательно, а крымчаки вообще потеряли боевой потенциал на 20 лет.

И снова о системе опричнины, она ведь просуществовала до смерти Ивана Грозного, просто назывались после 1572 года опричники дворовыми людьми. Так вот, в опричники как ведомо, царь набирал из простых совсем дворян, не родовитых. Хворостинин Дмитрий - это человек из бедного рода ярославских князей, самая младшая ветвь, бедная и совсем не у власти находившаяся. Он с трудом пробивался через местничество. Ему изначально давали как можно более низкие должности при командовании войсками. Но он оказался сущим алмазом и самородком. И даже при его постоянных победах, местнические ублюдки постоянно ныли, настырно жалуясь и устраивая тяжбы против него. И именно опричная система позволила парню пройти сквозь строй соплежуев и жалобщиков и стать тем, кто помогал громить татар при Молодях, а значит спасать Россию. В 1565 году его сильно выручила именно опричная система, он тогда служил на Южной границе Руси. Именно после опричнины на него почти перестали жаловаться. Вообще только вдуматься - какие то ублюдки смели ныть и кляузничать на человека, лишь за то, что он был не родовитай! Тьфу! В 1570 году на Рязанские земли напало 50 000 крымчаков, Хворостинин переправился через Оку с намного меньшими силами и при этом настолько успешно бил их, что крымчаки отступили. В 1571 году когда татары смоли сжечь Москву, единственный полк опричный который дрался, был именно под его командованием. Против него даже после огромной победы при Молодях, каждые 8 месяцев возбуждали местническую тяжбу и только остававшаяся ещё живой система опричнины его прикрывала.

Пример того, что такое местничество в реальной жизни. Хворостинина в 1577 году ставят вторым воеводой передового полка. За его постоянные победы, его в 1578 году ставят главой сторожевого полка и отправляют штурмовать Венден, отбивать его от поляков. И тут козёл по имени Миша Тюфякин, князь и всё такое, устраивает очередную тяжбу. Он видите ли не пожелал быть вторым воеводой и подчинятся менее знатному. Хворостинина вызвали в Москву, а Тюфякин ещё и продолжил срач с другими воеводами. Время потеряно, поляки и шведы успели соединить силы и грохнули по Русским - Битва под Венденом, мы проиграли из за козла князя. А первопричиной - местническая системка.

А как жил Малюта Скуратов? Зверь, опричник и всё такое. Наверное устраивал местнические жалобы? Нет. Он погиб русским героем, за Русскую землю. Война в Ливонии. В 1573 году при штурме крепости Вейсенштейн получил смертельное огнестрельное ранение. Один из первых взобрался на стену, увлекая остальных воинов за собой. Кто он по современной градации или по наградам в СССР? Как минимум орден славы, а может и звезда героя.

Замок Вейсенштейн.

Paide_estonia

Понятно что он мог и ошибался. Но опричнина это огромная система государственного управления, она не могла быть идеальной и не могла быть идентичной в разных местах. Были ошибки, за них царь сурово наказывал. Но была и куча важных дел, включая политический сыск. Ибо без сыска не бывает государства, а жалеет заговорщиков, это самое глупое занятие. Проблема сыска в том, что если он ловит заранее заговорщиков, они обычно успевают разныться, что не при делах, а поскольку вреда то они не нанесли, то их начинают жалеть, особенно если заговорщиков давят как клопов. Но заговоры всегда опаснее даже прямого теракта, потому что после переворота, будут и теракты и война, только в нарастающем масштабе, что и получила в итоге Россия в период Смутного времени, когда опричнину окончательно удалили, а вот местничество оставили. Именно неконтролируемое, не осаживаемое местничество почти угробило страну. Опричнина сдерживала её разгул, позволяла таким гениям военного дела как Дмитрий Хворостини двигаться по карьерной лестнице и в итоге спасать Россию.

Что дало нам местничество окромя тяжб, проволочек, поражений и заговоров? Только призрачный баланс между разными группировками. А вот опричнина наглядно показала, что можно особо говорливым и наглым просто снести бошки, заставив остальных знатных подчиняться единому центру власти, а не строить из себя центр власти в каждом городе и области. Опричная система при всех недостатках, на 16 век была единственным реальным социальным лифтом для бедных не родовитых людей. Не будь её, скорее всего Россия просто распалась бы в те годы. Нас бы разодрали на куски вечные тяжбы кляузников и вражда родов. Вторая волна феодальщины и так нас накрыла, но ещё как то относительно прреженная опричной системой и потому мы смогли выбраться. Местничество отменили в 1682, именно для укрепления армии, ещё до Петра Первого. Местничество почти убило страну в Смуту, но было слишком удобно для залезших раньше других на верха.

 

Источник ➝

Барон Роман Унгерн: взлет и падение монгольского «бога войны»

Барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был потомком древнего германского рыцарского рода. Несмотря на это, барон всеми фибрами души презирал западную цивилизацию и считал европейцев вырожденцами. Мечтой Унгерна было установление всемирного господства «желтой расы» и Гражданская война в России позволила ему начать воплощать свои безумные идеи в жизнь.

В монгольских степях Романа Федоровича боготворили и считали реинкарнацией Чингисхана, а буддийские ламы воспевали его как божество войны. Унгерну удалось захватить власть в Монголии и собрать армию для завоевания Европы.

Этот «крестовый поход» стал одним из наиболее ярких и абсурдных эпизодов, которыми богата история России в первые годы после Октябрьского переворота.

Родился Роман Унгерн, настоящее имя которого было Николай-Роберт-Максимилиан фон Унгерн-Штернберг, в Австрии. Детство будущего повелителя монголов прошло в Прибалтике, где жило несколько поколений его предков, остзейских немцев. Когда мальчику было 6 лет, его родители развелись и отца ему заменил отчим, с которым у Романа были отличные отношения.

В юные годы Унгерн не отличался примерным поведением и тягой к учебе, поэтому старания родителей дать ему хорошее военное образование закончилось провалом. Юношу отчислили из Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге за своевольное поведение и морской офицер из него не получился.

Как только грянула Русско-японская война, Унгерн записался вольноопределяющимся в пехотный полк и отправился на фронт. Но судьбе было угодно, чтобы потомок немецких рыцарей избежал японской шрапнели: воинское подразделение Унгерна не участвовало в боевых действиях, а находилось в резерве.

Юный барон настоял, чтобы его перевели ближе к театру боевых действий и его просьба была удовлетворена. К огорчению Романа, пока происходил его перевод, война завершилась поражением Российской империи. Но в действующей армии Унгерн получил погоны ефрейтора и, главное, желание стать офицером.

Уже без приключений остепенившийся Унгерн окончил Павловское пехотное училище и в чине хорунжего был зачислен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Именно с этого момента и начинается самое интересное в его насыщенной событиями жизни.

Среди сослуживцев Роман Унгерн имел не слишком хорошую репутацию. Сослуживцы барона вспоминали о нем как о вспыльчивом, агрессивном человеке, к тому же злоупотребляющим алкоголем. Напившись, хорунжий становился обидчивым и неуправляемым, устраивая ссоры и отчаянные драки.

Унгерн в мундире Нерчинского казачьего полка

Во время одной из потасовок он получил саблей по голове, из-за чего всю оставшуюся жизнь мучился головными болями. Иван Кряжев, один из сослуживцев Унгерна по 1-му Аргунскому полку позднее вспоминал о нем так:

Барон вел себя так отчужденно и с такими странностями, что офицерское общество хотело даже исключить его из своего состава… Унгерн жил совершенно наособицу, ни с кем не водился, всегда пребывал в одиночестве. А вдруг, ни с того ни с сего, в иную пору и ночью, соберет казаков и через город с гиканьем мчится с ними куда-то в степь – волков гонять, что ли. Толком не поймешь. Потом вернется, запрется у себя и сидит один, как сыч.

Но, несмотря на неуживчивый характер и странности, Унгерна в полку уважали. Этого человека отличала настойчивость, прямолинейность и необычное, плохо объяснимое, с точки зрения логики, чутье. Однажды Роман Унгерн поспорил с офицерами, что, не зная дороги и без сопровождения проводников, проедет от Даурии до Благовещенска. Свое слово барон сдержал и все 600 верст дикой тайги преодолел за оговоренное время.

В 1913 году Роман Федорович внезапно охладел к военной службе и уволился из армии. Но его не привлекала ни яркая столичная жизнь, ни размеренные будни прибалтийского помещика. Барон отправился в путешествие по Монголии и вернулся из него, лишь получив известия о начале Первой мировой войны.

Атаман Леонид Пунин

В 1915 году, не имевший боевого опыта Унгерн, каким-то образом сумел попасть в Отряд особой важности атамана Леонида Пунина, который в имперской армии считался подразделением специального назначения. Основной задачей отряда было ведение партизанской подрывной деятельности в тылу врага.

Но Унгерн полностью оправдал доверие Пунина и в 1916 году за проведение эффективных боевых операций получил звание есаула. Барон Петр Врангель, которому предстояло вскоре возглавить белое движение, столкнулся с Унгерном в полевых условиях и оставил о нем такое воспоминание:

Оборванный и грязный, он спит всегда на полу среди казаков своей сотни, ест из общего котла и, будучи воспитанным в условиях культурного достатка, производит впечатление человека, совершенно от них оторвавшегося. Оригинальный, острый ум, и рядом с ним поразительное отсутствие культуры и узкий до чрезвычайности кругозор. Поразительная застенчивость, не знающая пределов расточительность…

Но застенчивость есаула Унгерна была обманчивой. Вскоре после встречи с Врангелем казачий офицер был приговорен к двум месяцам тюрьмы за драку с дежурным офицером военной комендатуры города Черновицы (ныне Черновцы, Украина).

Как водится барон был пьян и, не желая подчиняться требованию находившегося при исполнении офицера, ударил того по голове. Для военного времени это был более чем серьезный проступок, но есаула решили строго не наказывать. К тому времени Унгерн уже имел пять боевых наград и столько же ранений. После освобождения из-под ареста барон был уволен из полка за недостойное поведение.

Но все только начиналось, ведь вскоре грянула сперва Февральская, а затем и Октябрьская революция. Такие люди, как Роман Федорович Унгерн стали на вес золота, ведь именно бесшабашные авантюристы стали движущей силой Белой гвардии.

В первые же послереволюционные дни Унгерн с группой казачьих офицеров отправился к Байкалу, где формировал свою армию Григорий Семенов. Хорошо знакомый с бароном казачий атаман принял его с распростертыми объятьями и тут же выдал погоны генерал-лейтенанта. Перед Унгерном поставили серьезную задачу — сформировать Азиатскую конную дивизию, способную эффективно противостоять большевикам.

Неплохо ориентировавшийся в местном населении барон сделал костяком своей дивизии монголов и бурят, которых знал как отличных воинов и искусных наездников. Кроме них в отряде служили башкиры, тибетцы, корейцы, татары, поляки, казаки и даже сорок японцев. Все командные должности в дивизии занимали русские офицеры.

Желтый халат-мундир барона Романа Унгерна

От своих подчиненных Унгерн требовал совсем немного — отчаянной храбрости и беспрекословного подчинения. Ротмистр Николай Князев, служивший в дивизии с первых дней ее основания, рассказывал, что генерал Унгерн говорил о своих бойцах так:

Мне нужны лишь слепые исполнители моей воли, которые выполнят без рассуждения любое мое приказание, к примеру, не дрогнув, убьют даже родного отца.

И, нужно сказать, Роману Федоровичу удалось набрать достаточно таких головорезов. Когда в конной дивизии было 2400 бойцов, барон, с минимальными припасами выдвинулся в военный поход и за небольшой промежуток времени захватил всю Даурию. По сути, Унгерн стал правителем Забайкалья и единственной властью в регионе.

Уже упомянутый нами Князев в своих воспоминаниях писал, что дисциплина в 1-й Азиатской дивизии была железной, чему немало способствовала атмосфера недоверия. Унгерн поощрял наушничество, поэтому его подчиненные без зазрения совести доносили друг на друга. Самого барона боялись, так как считали, что он водится с нечистой силой. Монголы были уверены, что их командир неуязвимый «бог войны» и дорогу в даурской степи ему помогают отыскать дикие волки.

За мелкие грехи в дивизии наказывали бамбуковыми палками, а за более серьезные — смертью. Унгерн славился своей изобретательностью в придумывании казней и редко повторялся. Людей расстреливали, четвертовали, разрывали лошадьми, сажали на кол или сжигали живьем. С пленными генерал также не церемонился и оставлял их трупы на видном месте для устрашения.

Дивизию барона повсюду сопровождали стаи шакалов, волков и птиц-падальщиков, что лишь укрепляло веру людей в сверхъестественную силу генерала. Немало поспособствовал усилению авторитета барона его брак с маньчжурской принцессой, заключенный в 1919 году — после этого он стал «своим» в монгольских стойбищах.

В перерывах между боями и казнями Унгерн обдумывал свою идею «крестового похода» на Европу, которая, по его мнению, осквернила себя роскошью и торгашеством. В планах мечтателя было создание новой монгольской империи от Тихого и Индийского океана до последнего моря, к которому так и не сумел дойти Чингисхан.

Урга начала XX века

Загоревшись своей идеей, генерал бросает борьбу с большевиками и вместе со своей дивизией отправляется штурмовать захваченную китайцами столицу Монголии Ургу (сейчас Улан-Батор). Этот город, напоминавший огромное стойбище, был резиденцией Богдо-Гэгэна — теократического руководителя страны и главы монгольских буддистов.

В отряде Унгерна было всего 1460 человек, в то время как в Урге расположился 10-тысячный китайский гарнизон с пулеметами и артиллерией. Совершив две тщетные попытки захватить город, барон перешел к партизанской войне. Его поддержали буддийские ламы, приславшие на подмогу отряд тибетцев, а также монгольские князья-нойоны, объявившие мобилизацию среди своих подданных.

За день до решающего штурма Роман Федорович отправился на разведку лично, верхом и переодевшись в монгольскую одежду. Барон беспрепятственно въехал в город, пообщался со слугами китайского губернатора и осмотрел снаружи его дом. Напоследок он ударил тростью заснувшего на посту китайского часового, объяснив ему на его же языке, что так делать нельзя. После этих отчаянных приключений Унгерн спокойно покинул Ургу и вернулся к своему небольшому войску.

Богдо-Гэгэн VIII

4 февраля 1921 года отряд Унгерна снова пошел на штурм Урги и после кровопролитных уличных боев овладел городом. Первым делом в столице вырезали всех евреев, а их имущество разграбили. 22 февраля произошла коронация Богдо-Гэгэна VIII, которого барон сделал повелителем Монголии. Разумеется, Роман Унгерн получил фактическое право управления страной от имени марионеточного правителя.

К весне армии Унгерна удалось полностью выбить китайцев из Монголии и пришло время воплотить в жизнь основной замысел — поход на Европу. 15 мая 1921 года Роман Федорович издает «Указ №15», объявляющий начало похода в Россию.

В подчинении у барона, которого к тому времени уже считали великим полководцем и воплощением Чингисхана, было более 11 тысяч вооруженных всадников 15 разных национальностей. Первоначальной целью Унгерна была организация антибольшевистского восстания в Иркутской губернии и Забайкалье, а затем и на Алтае.

Бойцы армии Унгерна

Барона обещали поддержать японцы и его старый друг атаман Семенов, поэтому он чувствовал себя непобедимым. Но союзники не сдержали своего слова и большая, но абсолютно дикая орда «нового Чингисхана» потерпела сокрушительное поражение от Красной армии.

В августе 1921 года барон, разделив остатки своих войск на две части, начал пробираться из Восточной Сибири в горы Тибета. В пути Унгерн дал волю своей ярости, казня направо и налево своих подчиненных, начавших терять веру в его божественную сущность. Из-за этого в отряде вспыхнул мятеж, но Роман Федорович бежал в степь.

Карьера неудавшегося владыки мира закончилась неожиданно прозаично — он попал в плен к красным партизанам, которыми командовал Петр Щетинкин. 15 сентября 1921 года состоялся короткий суд, в ходе которого барона вполне справедливо обвинили в антисоветчине и массовых убийствах мирного населения.

Арестованный красноармейцами Унгерн

Наказание в то время у большевиков было одно — расстрел. Приговор привели в исполнение сразу же после оглашения, а тело потомка немецких рыцарей зарыли в неизвестном месте. Имя барона Унгерна недолго будоражило умы монголов и вскоре «демона войны» вспоминали лишь в связи с поисками мифической казны Азиатской дивизии, которую он перед пленением, если верить слухам, успел надежно спрятать.

Нужно сказать, что клады эти в Забайкалье и Монголии энтузиасты ищут и в наши дни, а личность самого барона окружили ореолом мистики, сделав знаковой фигурой восточной эзотерики.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх