Великие тени истории

7 049 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Восстание декабристов — это первая крупная попытка «перестройки» России на западный лад, которая вела к смуте, гражда...Восстание декабри...
  • Виталий Кирпиченко
    Трудно быть военным -- обязательно подставят!Мигель Краснов: з...
  • Девяткин Олег Валентинович
    Харламов был и есть прекрасный хоккеист! Светлая ему память. Главное - не надо искать виноватых. У либерастов сейчас ...Гибель Валерия Ха...

Кем был Николай Ленин, под чьим именем вошёл в историю вождь революции

Кем был Николай Ленин, под чьим именем вошёл в историю вождь революции

Кем был Николай Ленин, под чьим именем вошёл в историю вождь революции

Некоторые думают, будто Лениным звали кого-то из родственников Ульяновых, к кому семья погибшего революционера питала особую приязнь и в память о котором Ленин решил взят себе партийный псевдоним. Или – что так звали кого-то из предков Ульянова, который, в отличие от родителей вождя «носил пролетарское происхождение». Другие – будто псевдоним возник в память о Ленском расстреле 1912 года, что уже совершенно невозможно, так В.И. Ульянов назывался Лениным на десяток лет раньше. Иные – что псевдоним скрывает неизвестную романтическую историю юности будущего вождя пролетарской революции, назвавшегося в память о незабвенной Лене. Ещё кто-то говорит, что Ленин очень близко к часто использовавшемуся Ульяновым в молодости для конспирации псевдониму Ильин, и это предложение из перечисленных, пожалуй, ближе к истине, хотя и не намного.

Но, как ни странно, подавляющее большинство уверено, что Владимир Ильич Ульянов использовал только последнюю часть псевдонима – Ленин. Нет. Он его употреблял часто в связи с именем Николай. Зваться Владимиром Ильичем Лениным – по имени и отчеству, бывшим у него от рождения, но по псевдониму, ставшему шире, чем его настоящая фамилия, известным всему миру, Ульянов стал не раньше 1920 года.

Не Ильин, и не Тулин – случайность

Вообще, удивительно, что из всех псевдонимов Ульянов остановился в итоге на Ленине. Английский историк Адам Улам отмечает, что всего в своей жизни Ленин использовал псевдонимов и фальшивых документов на 160 имён. Так, рабочие окраин Петербурга в 1890-е годы знали его только как «Фёдора Петровича». Среди некоторых литературных псевдонимов Ильича некоторые сильно походили на Ленина: Ильин, Тулин. Тем кажется удивительнее, что Ульянов в конце концов остановился на Ленине – точнее, именно под этой кличкой он стал окончательно известен революционным кругам за границей.

Самый парадоксальный факт в этой ситуации состоит в том, что настоящий Николай Ленин умер в 1902 году, когда узурпировавший его имя выступал на собраниях революционной интеллигенции за границей. О чём сам Ленин вряд ли знал, а обладатель его паспорта не узнал до конца своей жизни.

Завязка истории до крайности банальна. По возвращении из ссылки с Сибирь в 1900 году Ульянов задумал эмиграцию. А что ему было делать в России? Революцией тут пока не пахло, любые экстремистские кружки легко обнаруживались и накрывались полицией, как показало его собственное дело. Надежда Крупская, согласившаяся вместо комфортной Уфы пойти на ненавистное революционерам официальное венчание, только чтобы жить с любимым человеком, великодушно разрешила мужу не разделять с ней ещё год ссылки в Уфе, а заниматься делом революции там, где важнее.

Марксисты не эмигрировали – их просто вышвыривали

Поддельный паспорт был нужен Ильичу не только для получения разрешения для выезда за границу. Кстати, это было и невозможно. Царская охранка всегда прекрасно знала, какая птица скрывается перед ними в облике очередного мнимого больного, просящего о «выезде на воды». И с лёгкостью душевной отпускала его, лишь бы только катился подальше, хоть и с подложным документом. Русская власть знала также о том, что испрашиваемый отпуск «на шесть месяцев» превратится в бессрочную эмиграцию. Одной заботой здесь на душе меньше, думали жандармы, так что пусть катаются. Им даже давалось негласное указание не препятствовать выезду таких лиц. По сути, это была скрытая форма лишения нежелательных элементов их российского подданства. Ну кто ж знал, что всё обернётся революцией…

Итак, сам выезд под чужим именем не представлял непреодолимых проблем. Но совсем другое – сбор средств на него. Охранное отделение прекрасно понимало, что многие из «невозвращенцев» становятся видными деятелями сети по распространению нелегальной пропаганды здесь. На пропаганду нужны деньги. И вот ведение этой пропаганды требовалось пресечь ещё здесь.

Богатые покровители – главная страховка Ильича

Перед выездом в первую эмиграцию Ульянов изрядно поездил по стране, в том числе побывал в центрах, где ему, как бывшему политическому ссыльному, запрещалось быть: Петербурге, Риге, Москве, Нижнем Новгороде. Пару раз арестовывался. В этот момент его не спасли бы никакие фальшивые паспорта – власти прекрасно знали, кто перед ними. Один раз у Ульянова нашли крупную сумму денег. В другой – уже выданный заграничный паспорт на чужое имя.

Оба раза спасало не мягкосердечие российских чинов, а совсем иное. Один раз – знакомое нам «пусть катится»!. С деньгам было посложнее, но Ленин сумел назвать имена высокопоставленных покровителей, давших ему эти деньги за литературную работу в Пскове. Интересно, что оба – богатые местных помещики – были хорошо известны в маленьком Пскове за лояльность к оппозиции. Самое главное, что эти люди – Лопатин и Оболенский – имели большие связи в Петербурге, и псковским жандармам было не с руки связываться с этими людьми.

И паспорта, и деньги на издание за границей подпольной «Искры» Ленину оба раза вернули сполна. Да, ни одна революция не обходится без высокопоставленных покровителей в своём отечестве!

В конце концов, Ульянов эмигрировал по собственному паспорту, хотя на руках у него был, на всякий случай, паспорт на имя Николай Егоровича Ленина. Оба человека в глаза друг друга не видали.

Как расправились с Лениными

Остаётся теперь только выяснить, кем был этот Николай Егорович Ленин, чей паспорт оказался в руках у Владимира Ильчиа Ульянова и чьё имя приклеилось теперь к нему на всю жизнь. Это обычный вологодский помещик и умер в 1902 году до того, как узнал, что обладатель его похищенного или утерянного паспорта ведёт в лондонских пабах дискуссии с Львом Бронштейном-Троцким (взявшим псевдоним, кстати, у охранника своей тюрьмы) о судьбах марксизма в России.

Трагичнее оказалась судьба детей настоящего Ленина. Не используй Ленин этого псевдонима, террор бы после революции развязали против Ильиных или Тулиных… Пострадать пришлось Лениным. Оба сына Николая Ленина в то время, когда Ульянов ещё подписывал книги именем их отца – в 1919 году – были убиты чекистами. Хотя, возможно, не за сходство «фамилий», а в «порядке классового террора». В пользу второго предположения говорит один факт – в 1919 году в Пошехонском уезде разыгралось одно из крупнейших в Верхнем Поволжье восстаний против коммунистов. Братья Ленины могли оказаться активными его участниками или просто попасть под раздачу.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх