Свежие комментарии

  • владимир ковалев
    Кто забывает легендарное прошлое, тот не может иметь светлое будущее.Ковпака на вас нет!
  • Александр Дерюгин
    Где-то кони пляшут в такт, Нехотя и плавно. Вдоль дороги все не так, А в конце - подавно. И ни церковь, ни кабак - Ни...Почему Маленков м...
  • Мюмзик
    Молодец!Анна Монтес: сама...

Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче (часть 3.)

Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче  (часть 3.)

 Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче

(часть 3.)

Смерть Великого Князя Игоря Рюриковича.

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола[4], но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…»[5].

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере».[6] В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря[7] стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери[8].

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси(соплеменники Игоря), славян (полянеильменские словенекривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю.

Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году[9], Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче  (часть 3.)

В самой Скандинавйи хорошо знали и помнили «конунга Ингвара»Согласно «Саге о Стурлауге Трудолюбивом», Ингвар был конунгом на востоке в Гардах (Гардарика — так скандинавы нередко именовали Русь), правил в Альдейгьюборге (Ладоге) и считался «мудрым человеком и большим хёвдингом». Конунг Ингвар имел дочь Ингибьёрг, к которой сватался варяг по имени Франмар, но жених отцу не понравился, и Ингвар собрал тинг, чтобы его дочь на тинге выбрала себе достойного мужа. На тинг Ингвар пришел с большим войском и многочисленными советниками. Франмар, назвавшийся другим именем, все равно был опознан Ингибьсрг, и тинг пришлось быстренько закруглять. После ряда безуспешных попыток встретиться с Ингибьёрг, Франмар уехал в Швецию и вернулся в Гардарику уже вместе с конунгом Стурлаугом. Ингвар выступил против них со своей дружиной и в трехдневном бою был разбит и погиб от руки Стурлауга. Стурлауг торжественно передал власть в Ладоге и «во всем том государстве, которым владел конунг Ингвар» Франмару и женил его на дочери покойного — Ингибьёрг [подробнее об этом см. Глазырина Г. В. Исландские викингские саги о Северной Руси. М., 1966, с: 158–171].

Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче  (часть 3.)

В том, что реальный князь Игорь, он же Ингвар, был скандинавом, нет никаких сомнений. Об этом говорит и направленность его внешней политики. Его походы на древлян, на Царьград — какие внешнеполитические задачи они решали? Да никаких. Цель одна: грабеж, дань — типичная политика разбойника. Какая там «дипломатия Древней Руси»!

Да и ближайшие соратники Игоря благодаря «Повести временных лет» хорошо известны нам по именам: Карл, Инегельд, Фарлаф, Веремуд, Рулаф, Гуды, Руальд, Карн, Фрелаф, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. То есть почти все — скандинавы (Стемид, Карн, Актеву, Труан и Фост — возможно, сарматы).

Но вернемся к жизнеописанию Игоря. Спустя год после неудачного его похода на Царьград родились два в будущем знаменитых князя — сын 83-летнего Игоря и более чем 100-летней Ольги Святослав Игоревич и сын Святослава Игоревича Владимир Святославич — будущий креститель Руси. Как так случилось — неясно (мир полон чудес, не будем забывать об этом!). Только известно, что оба эти рождения пришлись на первую половину года — с марта по июнь.

Отчасти помочь в прояснении этого вопроса могут скандинавские саги. Там ясно сказано, что Владимир был сыном княгини Ольги и, стало быть, братом Святослава, а вот кто был отцом Владимира?

На следующий год после похода Игоря император Роман прислал послов к Игорю восстановить мир. ПВЛ датирует мирный договор945 годом, но упоминание в договоре имени Романа указывает на 944 год. В декабре 944 Роман был свергнут сыновьями, Стефаном и Константином, которых тут же от власти отстранил новый император Константин Багрянородный.

Текст русско-византийского договора, имеющего военно-торговый характер, полностью процитирован в ПВЛ. Прежде всего он регулирует условия пребывания и торговли русских купцов в Византии, определяет точные суммы денежных штрафов за различные проступки, устанавливает суммы выкупа за пленников. Также там сформулировано положение о военной взаимопомощи между русским великим князем и византийскими царями.

Так русские выкупают своих пленных у греков по единой ставке - 10 золотников. Если русский попал в рабство будучи куплен греком - грек получает ту цену, о которой он клянется что заплатил. В то же время греки выкупают своих пленных у русских на более выгодных условиях. 10 золотников за "юношу или девицу добрую", 8 золотников за пленника среднего возраста, 5 золотников за старика или ребёнка. Для сравнения, в прошлом мирном договоре, заключенном при Олеге, цена за греческих пленников была установлена в 20 золотников за пленника.

Русь безусловно обязуется участвовать в войнах на стороне Византии. В то же время обязанность Византии участвовать в войнах на стороне Руси обусловлена отказом Руси согласно договору от любых территориальных претензий на Корсунскую страну (греческую колонию в Крыму). Помимо этого Русь обязуется защищать Корсунскую страну от вторжений со стороны Болгарии ("если придут черные болгары и станут воевать в Корсунской стране, то приказываем князю русскому, чтобы не пускал их"). Договор также содержит иные обязанности Руси в отношении Корсунской страны.

Через год после заключения договора великий князь Игорь был убит древлянами.

В 944 году, желая отомстить за свое поражение, собрал Игорь воинов из варягов и руси, полян, словен, кривичей, тиверцев и печенегов и опять пошел на греков. Узнав о новом походе, греки предложили взять дань, откупаясь от Игоря. Заключив мир, Игорь возвратился в Клев, куда на следующий год ему доставили из Царьграда предусмотренную договором дань. Неясно, на что Игорь, собственно, польстился — сумма была мизерная.

Файл:Мир с греками.jpg

Борис Чориков. Мир с греками. 944 год.

Наемникам Игоря даже нечем было, что называется, срам прикрыть, и они обиженно заявили, указывая при этом на дружинников воеводы Свенельда: «Отроки Свенельдовы разодеты, а мы наги. Идем с нами на древлян в дань — и ты добудешь, и мы!» Игорь не возражал и отправился в новый грабительский поход.

Собрав с древлян положенное и заплатив дружине, Игорь, оставив при себе лишь небольшой отряд телохранителей, захотел еще немножко пограбить — «возвращуся, похожу, еще!» Это было уже через край. «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его! Так и здесь — пока не убьем его, то он всех нас погубит», — возмущались древляне. Они все же отправили к Игорю послов с вопросом: «Почто идешь опять — ведь получил уже всю дань!», но Игорь их не послушал, а принялся грабить.

Игорь Рюрикович

Игорь берёт дань от древлян. Иллюстрация изРадзивилловской летописи.

Тогда древляне перебили всю его банду, а самого Игоря убили. Византийский историк Лев Дьякон рассказывает, что «германцы» (?) привязали Игоря к верхушкам двух нагнутых деревьев и разорвали на две части.

Сказание о Великом Князе Игоре Рюриковиче  (часть 3.)

«Казнь князя Игоря». Рисунок Ф. Бруни

Так погиб князь Игорь. Он был похоронен близ столицы древлян Коростеня («и есть могыла его у Искоростеня града в Дсревех и до сего дьне»). Из черепа Игоря древлянский князь Мал Нискинин (в память о нем в бывшей древлянской земле до сих пор существует город Малин, Житомирской области) сделал себе чашу для питья, оковав «лбину» серебром: «И тако лбину князя Игоря оковавши древляне сребром и позлатиша и тако пияху и веселишася» [Рукописный Синопсис XVII века Ундольского № 1110, л. 84–85, а так же рукопись Ундольского № 764, л. 83 об.].

Подробнее о гибели Игоря можно прочесть у Петра Петрея:

«Имея большое расположение к войне, Игорь сделал смотр своему войску и двинулся с ним на Гераклею и Никомидию. Однако ж все его войско было разбито и прогнано, и он принужден был бежать в печенежскую землю. Там его тотчас узнали, и князь этой земли Малдитто отрубил ему голову на месте, называемом Хоресто (Хорстово, Хорсово), где и похоронил его».

О том же сообщает и Мауро Орбини:

«Игорь убиен был от Малдитта, князя древлян, на месте, называемом Корест, где и погребен труп Игорев, которого сын Вратислав еще сый младенец».

Но это — довольно поздние средневековые авторы. К тому же по сходству имени древлянского князя и места гибели Игоря можно предположить, что сообщения обоих авторов восходят к одному источнику. На всякий случай — а вдруг читатель этого не заметил? — обратим внимание на следующий вопиющий момент. Как непосредственно следует из вышеприведенных текстов, эти самые несчастные древляне, которых так упорно «доставал» Игорь и которые, в конце концов, «достали» его — одновременно и германцы, и собственно древляне Припятского бассейна, и даже печенеги! Вот к чему ведет богатство исторических источников! И ведь это еще не все!

А арабами и хазарами последние годы жизни Игоря описаны совершенно иначе. Приведем цитаты из известной «иудейско-хазарской переписки»:

«С того дня напал страх перед казарами на народы, которые живут кругом них… А (византийский император) Роман послал большие дары Хельгу, царю Русии, и подстрекнул его на его собственную беду. И пришел он ночью к городу Самкерц и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб-Хашмоная. И стало это известно… досточтимому Песаху… И оттуда пошел он войной на Хельгу и воевал несколько месяцев и бог подчинил его Песаху. И нашел он добычу, которую тот захватил из Самкерца. И говорит Хельгу: «Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или же буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя». И пощел Хельгу против воли и воевал против Константинополя на море 4 месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили его огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти казар».

Более распространена точка зрения, согласно которой Хельгу в этом тексте — это наш Олег. Но Олег успешно воевал с Византией, а здесь сказано о его поражении, да к тому же в морском сражении, так что, скорее всего, речь все-таки идет о «Хельгу» Игоре.

«Житие Василия Нового» также сообщает о сражении войск Игоря с греками: «и брани межю ими бывши, побежени быша русь, и биша их грецы бежащих».

Придя в Хазарию, «Хельгу» Игорь набрал войска из местных племен: ясов, северян, буртасов (приволжские аланские племена), и напал на Закавказье, разграбив город Бердаа, о чем имеются пространные сообщения у восточных авторов. Правда, имя князя русов там не называется, но по времени проишествия можно предположить, что речь идет или об Олеге, или об Игоре. Там в сражении «эмир» Игорь и погиб, но и в Киеве было почему-то сразу две могилы Игоря! Впрочем, как мы убедились, и у Олега была масса могил, так что пора нам к этому явлению привыкнуть. Отмстим попутно, что на момент гибели Игоря везиром Хазарин был сын Кия, основателя Киева — Ахмад бен Куйя (годы правления 930–950), и это само по себе интересно.

952 год — дата последнего упоминания князя Игоря, как еще живущего (ему уже более 90 лет). В этом году Игорь послал для построения града Углич на Волгу некоего князя Яна, который и основал Углич — о чем мы упоминали выше. Тогда еще Игорь был язычником и «Игорь неверный аще… церквей видимых по градом ставити не позволял». Но так как известно его христианское имя — Георгий, стало быть, незадолго перед кончиной он все же принял христианство.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх