Великие тени истории

7 048 подписчиков

Свежие комментарии

  • Горский Виктор
    Надо же! Потрясающий материл, лежащий в основе крушения СССР и переходе к капиталистической (с остатками уродства соц...Реформа 1947 года...
  • Отари Хидирбегишвили
    Любопытно, что в 1962 году, в период оттепели, когда людям показалось, что можно что-то говорить, многие доктора наук...Как предотвратили...
  • коля ларин
    ведь не даром......................Как предотвратили...

Как Грозного превратили в «самого страшного русского тирана»

Как Грозного превратили в «самого страшного русского тирана»

Как Грозного превратили в «самого страшного русского тирана»

В. М. Васнецов. Царь Иван Грозный, 1897

490 лет назад родился Иван IV Васильевич, прозванный Грозным. Русский государь, заложивший основы православного «народного» царства», отстоявший его под ударами восточных и западных завоевателей. Наша держава выдержала массированное вторжение западных держав, желающих превратить русских в «индейцев Европы».

«Третий Рим» и Русская Орда


Иван Грозный на основе кропотливого труда московских великих князей, Ивана III и Василия III, которые сплотили вокруг Москвы удельные осколки Руси, сдержали натиск развалившихся обломков Ордынского царства и католиков, соединил традиции Второго Рима (Константинополя) и Орды. Москва стала «Третьим Римом» и одновременно переняла традиции Великой Орды («Тартарии»).

Русский государь Иван Васильевич поднял Русь в полный рост. Она сокрушила обломки Орды: Казанское и Астраханское ханства. В состав России вошли весь Волжский бассейн и Волжский торговый путь. В битве при Молодях русская армия наголову разбила турок и крымцев, отбив охоту у турок идти на север. Османы с помощью крымских ханов хотели подмять под себя Казань и Астрахань, стать наследниками Орды. Однако это смогла сделать Москва. Теперь Русь стала возвращать земли на юге, строить огромные оборонительные системы – засеки.
Большую засечную черту провели от Алатыря на Ряжск, Орёл и Новгород-Северский. Под её защитой осваивался плодородный чернозём (бывшее «дикое поле»). От Астрахани русские продвинулись на Северный Кавказ, встали на Тереке. Подданными православного царя стали донские, запорожские, терские и яицкие (уральские) казаки.

Военная мощь Русского царства значительно возросла. Казачьи войска стали щитом и мечом России. Они пройдут всю Сибирь до Тихого океана, перемахнут и его, создадут Русскую Америку. Будут брать Азов, бить крымских татар и османов, будут отвоевывать Северное Причерноморье и Северный Кавказ. С Урала и Оренбурга пойдут на юг. Также Иван Грозный, по существу, создал и регулярную армию: поместное конное ополчение было усилено стрелецкими полками, нарядом (артиллерией). Это немедленно сказалось на росте военного могущества России.

Поморские мореходы осваивали земли на Северным Уралом. Построили город Мангазею. Казаки под началом атамана Ермака при поддержке стрельцов царя одолели Сибирское ханство. В состав Руси вошла ещё одна часть огромной Орды. За казаками двинулись новые ратники, купцы, охотники, промышленники и землепашцы. Русские двигались навстречу солнцу. Прирастая Сибирью, Россия снова становилась «Великой Скифией», продолжая традицию древней северной цивилизации.

Наша держава никогда не была изолирована от Европы. В Москве, Новгороде, Пскове и других городах издревле гостили и торговали или даже присоединялись к созиданию русской земли итальянцы, немцы, шотландцы, скандинавы и пр. Приезжали западные посольства. При Иване Грозном пожаловали британцы, потерпевшие крушение в северных морях, где они искали проход в Китай и Индию. Англичане объявили в Европе, что «открыли» Россию. Так же как европейцы «открыли» Африку, Америку, Индию, Индонезию и Китай. Но русская держава во времена Ивана Грозного не была лёгкой добычей, как царства в Африке или Америке. Пришлось налаживать нормальную торговлю.

Государь Иван Васильевич вёл войну за выход в Балтику, начал строить морской флот, чтобы русские сами могли участвовать в международной торговле. По сути, делал то, что в начале XVIII столетия сделал Пётр Первый. Под ударами русской армии рухнула Ливония, давний враг Руси. Но тут против России выступила половина Европы: Литва, Польша, Дания, Швеция, их поддерживали германский император и римский папа. Запад атаковал не только с помощью обычного оружия – мечей, копий и пушек, но и с помощью идей и информации. Европейцы стремились «перепрограммировать», вестернизировать русскую знать, чтобы бояре и князья желали жить как польские паны, без сильной власти самодержца. Желали получить «свободу» от постоянной службы, жить в роскоши. Подчинить Риму русское православие.

Рим, который в это время был главным «управленческим центром» Запада, вдохновлял, возглавлял и организовывал антирусскую коалицию. Папский престол создал орден иезуитов. Это была фактически первая мировая спецслужба, раскинувшая свою сеть на множество государств. Со своей разведкой, школами по выращиванию кадров. Папская агентура провела операцию по слиянию Литвы и Польши. Высокопоставленный иерарх иезуитов Поссевино побывал в России, хотел принудить Москву (на фоне поражений на западном фронте), подчинить Риму русскую церковь. Но здесь папские эмиссары успеха не добились. Русь выдержала массированное вторжение Запада. Враг захлебнулся кровью под стенами наших крепостей. На предложения церковной унии Рим получил твёрдый и однозначный отказ.

«Народное» самодержавие Ивана Грозного


При Иване Грозном была создана «народная» монархия. Русский государь в своей борьбе с внешними и внутренними врагами опирался на своих подданных. А подданные видели защиту в лице царя. Поэтому устное народное творчество оценивает Ивана IV положительно, как царя-батюшку, защитника светлой Руси. Он был Грозным для врагов Руси. Сильная центральная власть дополнялась широкой земской демократией на всех уровнях. Деревенские общины, городские сотни, концы, слободы выбирали свои органы самоуправления. В уездах действовали сразу три ветви власти: воевода, земской и губной старосты. Земской староста и его помощники выбирались «всем миром», ведали местными вопросами, налогами, землями, строительством и торговлей. Губного старосту также выбирали из служилых людей уезда, он подчинялся правительству, Разбойному приказу, вёл уголовные дела. Воеводу назначал государь, он ведал военными и судебными делами.

Для решения важнейших дел царь советовался «со всей землей», созывал Земские соборы. На них избирались делегаты от разных городов и сословий. Эту практику также ввёл Иван Васильевич. Соборы имели огромные полномочия: утверждали законы, решали вопросы войны и мира, даже избирали царей.

Система земского самоуправления показала во время Смуты высокую эффективность. «Горизонталь» власти смогла на время заменить уничтоженную «вертикаль». «Земля» формировала рати, снабжала их, освободила столицу и выбрала новую правящую династию. В результате именно земские структуры, привычка русских к инициативе (никаких русских «забитых рабов»), позволила самостоятельно организоваться «снизу» без приказов «сверху» и спасти державу. Эти же земства позволила преодолеть разруху, снова достичь могущества и процветания.

Итоги правления Грозного царя были поистине грандиозными. Территория державы выросла вдвое, с 2,8 млн. до 5,4 млн. кв. км. Были присоединены Среднее и Нижнее Поволжье, Урал, Западная Сибирь, освоены лесостепные и степные области Черноземья (после Ивана Васильевича его наследники продолжили движение на юг и восток). Россия закрепилась на Северном Кавказе. По площади Русь стала крупнейшим государством Европы. Пробиться на Балтику не удалось, но этому помешала почти вся Европа! Русское царство выдержало удар Запада и могущественной Османской империи, похоронив её армию. Были тяжелые войны, эпидемии, однако население Руси росло, по разным оценкам, на 30—50%.

Ради сохранения и процветания державы, православия и народа Грозному приходилось прибегать к жестким мерам — опричнине. Но за полвека его правления, по оценкам исследователей, было казнено всего 4—7 тыс. человек. В основном представители знати и их приближённые, также уголовные преступники. Если сравнить с тем, что происходило в таких «просвещённых» европейских странах, как Испания, Нидерланды, Англия или Франция, то русский царь покажется гуманистом. Там за неделю могли вырезать, сжечь, утопить или колесовать больше. Только во время Варфоломеевской ночи во Франции было убито около 30 тыс. гугенотов (французов-протестантов). Не говоря уж об истреблении целых племен, народностей и государств в Америке, Африке, Азии и Индонезии.

Власть при Иване Грозном была созидательной. Страну покрыла сеть школ, почтовых станций. Было построено 155 новых городов и крепостей. Границу прикрыла линия засек, крепостей, сторожевых застав. За пределами официальных границ, на подступах к ним создан внешний пояс обороны – казачьи войска. Запорожье, Дон, Волга, Терек, Яик, Оренбург прикрыли ядро русской державы. Иван Васильевич оставил после себя богатую казну. На деньги, накопленные при великом царе, его сын стал строить в Москве новую крепость – Белый Город. По Руси продолжат строить и закладывать новые города, крепости. Постоят на юге новую засечную линию: Курск, Белгород, Оскол, Воронеж.

«Русский тиран»


В русских источниках нет массовых свидетельств о «кровавости и злодействах» Ивана Васильевича. Народ царя любил, это отмечено в фольклоре. Грозного почитали как местночтимого святого. До нас дошло несколько икон с изображением Ивана Васильевича, где он представлен с нимбом. В 1621 году был установлен праздник «обретение телеси Иоанна» (10 июня по юлианскому календарю). В некоторых святцах Иван Васильевич упоминается с чином великомученика. То есть подтверждался факт его убийства. Патриарх Никон, «реформируя» русскую церковь, пытался пресечь почитание Ивана Васильевича. Однако без особого успеха. Пётр Алексеевич высоко ставил Грозного. Считал себя его последователем. Пётр Великий отмечал:

«Этот государь – мой предшественник и пример. Я всегда принимал его за образец в благоразумии и в храбрости, но не мог ещё с ним сравняться».

Ивана Грозного помнили на Западе и те «сильные», которым он не позволил разгуляться. Их потомки, мечтающие о европейской «свободе». За границей новая волна «воспоминаний», очерняющая Грозного (первая была во время Ливонской войны, когда Запад вёл информационную войну против Руси), прошла в эпоху Петра I. Россия снова прорубала дорогу к морям, что стало поводом для раздувания «русской угрозы». А для подкрепления этого образа вспомнили старую клевету о «кровавом царе» Иване Грозном. Снова в Европе вспомнили Грозного во время Французской революции. Чем-то он не угодил французским революционерам, которые утопили свою страну в крови. В частности, только за несколько дней «народного террора» в Париже 15 тыс. человек было забито и растерзано.

В России миф «о грозном и кровавом тиране» утвердил официальный историограф Николай Карамзин (поклонник Франции). Он превратил Ивана Васильевича в падшего грешника, главного антигероя истории России. В качестве источников Карамзин использовал поклёп беглого князя-эмигранта и первого русского диссидента Андрея Курбского («История о князя великого Московского делех»). Работа была написана в Речи Посполитой во время войны против России и была инструментом информационной войны Запада против православного царя. Сам князь ненавидел Грозного и писал для польской шляхты. Курбский же для Карамзина и прочих русских западников был фигурой колоритной: беглец от «тирана», борец за «свободу», обличитель «безнравственного деспота» и пр.

Ещё одним «правдивым» источником для Карамзина стали «показания» иностранцев. «История государства Российского» Николая Карамзина содержит многочисленные ссылки на сочинения П. Одерборна, А. Гваньини, Т. Бреденбаха, И. Таубе, Э. Крузе, Дж. Флетчера, П. Петрея, М. Стрыйковского, Даниила Принца, И. Кобенцля, Р. Гейденштейна, А. Поссевино и других иностранцев. Карамзин брал в качестве источников и более поздние западные компиляции, основанные на пересказе различных слухов, мифов и анекдотов. Информация в них была очень далека от объективной: от грязных сплетен и слухов до сознательной информационной агрессии против русских, России и Ивана Грозного. Иностранные авторы были настроены против «русского тирана». Тексты создавались в странах, с которыми Русское царство воевало либо находилось в состоянии культурно-религиозного противостояния.

После Карамзина этот миф стал одним из основополагающих в русской истории. Его подхватили либеральные и прозападные историки, писатели и публицисты. Критика и протесты игнорировались, замалчивались. В итоге коллективными усилиями было создано такое коллективное мнение, что при создании в Новгороде эпохального памятника «Тысячелетие Руси» в 1862 году фигура величайшего русского царя на нём не появилась!
Автор:
Самсонов Александр

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх