Великие тени истории

7 049 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Восстание декабристов — это первая крупная попытка «перестройки» России на западный лад, которая вела к смуте, гражда...Восстание декабри...
  • Виталий Кирпиченко
    Трудно быть военным -- обязательно подставят!Мигель Краснов: з...
  • Девяткин Олег Валентинович
    Харламов был и есть прекрасный хоккеист! Светлая ему память. Главное - не надо искать виноватых. У либерастов сейчас ...Гибель Валерия Ха...

Странная война. Ленд-лиз на два фронта

Странная война. Ленд-лиз на два фронта

Да, много сегодня открывающихся тайн третьего рейха обличают в несоюзническом к нам отношении наших «союзников»: в случае пленения Гитлеру было что поведать миру о механике проведения этой войны.

Но вот как перед Нюрнбергским процессом брат Уинстон обнаруживает свое желание уничтожить всех своих братьев по организации без суда и без столь для него опасного следствия. Проговорись хоть один из них о заговоре банкиров, с помощью Черчилля обезпечивших проведение второй мировой войны, какая расплата за содеянное может его ждать в самом ближайшем будущем? Ведь сидеть ему тогда на скамье подсудимых вместе с бонзами третьего рейха и ждать приведения смертного приговора в исполнение.

«По свидетельству Трумэна, Черчилль уже в октябре 1943 г. пытался убедить главу советского правительства в том, что главных военных преступников следует расстрелять без суда (H.Truman. Memoirs. Vol. I. N.Y., 1955, p. 284)» [1] (с. 486).

Вот где брат Адольфа Гитлера по организации полностью «прокололся»: о странности ведения им войны Черчилль полностью выложил уже тогда, когда в воздухе лишь запахло будущим процессом!

Но и Гитлер указал — кто в действительности является его союзником в этой войне даже несколько ранее высказывания Черчилля о необходимости убрать своего брата без суда и без следствия:

«На совещании в ставке 19 мая 1943 г…

…когда речь зашла о переброске хотя бы одной дивизии в Грецию и возник вопрос, откуда ее взять, Гитлер ответил: “Только с Запада.

Я в настоящий момент не беспокоюсь о том, что там может что-нибудь случиться” (Hitlers Lagebesprechungen, S. 206)» [2] (с. 486).

То есть в том, что Черчилль не позволит союзникам даже попытаться наметить вторжение в Европу через Англию, Гитлер совершенно не сомневался. Сговор масонов здесь просматривается еще более ощутимо: об оставленном у себя за спиной этом пресловутом Втором фронте развязавший войну с помощью все той же Англии агрессор совершенно не безпокоился.

А как жилось во все эти годы некоей такой «войны» попавшему «в плен» к англичанам подручному Гитлера — Рудольфу Гессу?

Вот что сообщает об этом Гесс на Нюрнбергском процессе:

«“Герцог Гамильтон… позаботился о том, чтобы я был переведен в хороший военный госпиталь (Гесс повредил ногу при высадке — А.П). Он находился в сельской местности, в получасе езды от города, в замечательных природных условиях Шотландии”.

Дальше перечисляются великолепные виллы, где его, Гесса, содержали после госпиталя, и нарисована такая идиллическая картинка:

“Мой комендант, профессиональный артист в мирное время, играл для меня Моцарта. Я часто совершал большие прогулки, а иногда и автомобильные поездки”» [3] (с. 542).

Такой прием в «старой доброй Англии» имел главный подручный верховного главнокомандующего вражеской коалиции, содержавший в ужасающих условиях  концлагерей какое-то количество, между прочим, и англичан!

И самое главное во всей этой странной истории: зачем Гесс летал на Британские острова в гости к Черчиллю? Сумасшедшим он не признан, с Гитлером никакого разрыва тоже не отмечено: в этот момент он являлся его правой рукой. Тогда в чем же дело?

В тайные связи Гитлера с «Мемфис Мицраим», очень похоже, был посвящен слишком ограниченный круг лиц. Даже высокопоставленный масон Герман Геринг, столь наивно удивившийся «удачливости» Гитлера в момент мюнхенской сделки, своим поведением указывает на явную непосвященность в разбираемые нами связи. Для такого высокого ранга интриг, разыгрываемых матерыми волками, этот павлин оказался явно не готов.

Потому и отправился для налаживания контакта и более четкого взаимодействия со своими тайными союзниками не кто иной, как заместитель Гитлера Рудольф Гесс.

На Нюрнбергском процессе он, являясь одним из зачинщиков Второй мировой войны, не был приговорен к петле, но, словно Наполеон, был осужден к пожизненному заключению. Однако ж впоследствии грозился что-то разболтать. Потому, явно по указке сильных мира сего, Гесса пришлось срочно ликвидировать.

Но и от разоблачений, грозящих от его шефа, Гитлера, Черчилля тоже как-то все-таки упасли: хороший глоток «доброго» яда избавил «Мемфис Мицраим» от излишних волнений и хлопот.

И яд этот, судя по всему, Гитлер принял не по собственной инициативе. Ведь о самоубийстве, якобы произошедшем в бункере, рассказал лишь личный его шофер, который, между прочим, сообщает только  об услышанной им общей фразе о том, что фюрер покинул этот мир. А уж как он это сделал, никто так до сих пор и не знает. Очень похоже, что вряд ли в том была его личная инициатива.

Вот как произошедшее освещается советской историей:

«Чтобы уйти от ответственности за совершенные злодеяния, 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством. С целью скрыть это от армии фашистское радио сообщило, что фюрер убит на фронте под Берлином» [1] (с. 342).

То есть история с самоубийством, что являлось выгодным для всех участников той войны, является явно вымышленной. Потому более походит на то, что Гитлер был именно убит.

Не менее странно окончили жизнь и его ближайшие сподвижники, которые, что не оставляет уверенности, тоже вполне могли оказаться в курсе масонского сговора:

«Почти месяц спустя, 21 мая, Гиммлер был задержан англичанами. Через два дня, раздавив ампулу с цианистым калием, он отравился» [1] (с. 359).

С чего бы это вдруг? Да и почему не сразу, но через целых два дня после ареста?

Все это больше походит на убийство слишком много знающего свидетеля. Причем, именно англичанам это убийство и было столь необходимо. Гиммлер, будучи правоверным масоном, действительно — уж слишком много знал.

Было, судя по всему, чего опасаться и от показаний главы «трудового фронта» Р. Лея, одного из руководителей национал-социалистической партии. А потому он, совершенно удивительнейшим образом, вдруг:

«…повесился в камере Нюрнбергской тюрьмы» [1] (с. 491).

Безследно исчез и Борман, несомненно посвященный в закулисные связи Гитлера. Сбежал он, как считается официально, или тоже тайно убит, как Лей, Гитлер и Гиммлер?

Такими приемами следы сговора настоящих союзников Гитлера оказались усердно заметены. Все сколько-нибудь причастные к этому делу лица были срочно уничтожены именно по предложенной Черчиллем схеме: без суда и следствия.

Так что сам Бонапарт Наполеон, масонский император от братства «Луксор», который тоже — без суда и следствия был отправлен в заточение на остров Святой Елены, стоит, в этом плане, с гитлеровским окружением в одном ряду. Не желают масоны раскрывать своих тайн.

Весьма странным образом ушел из жизни и Бенито Муссолини со своей, что не оставляет сомнения, посвященной во все его тайны супругой. Так что и от него никто ничего не смог услышать. А ведь он являлся масоном с достаточно не малым стажем. Ему было о чем поведать правосудию:

«В 1925 году в Италии официально было запрещено масонство. Но преследованиям подверглось только либеральное крыло итальянского масонства… Собственно 1925 год завершил реорганизацию итальянского масонства, — процесс, который начался в 1908 году, когда оформилось правое крыло масонства Италии — “Площадь Иисуса”. Муссолини был членом этой организации. Правое масонство являлось настоящим стержнем фашистского режима в Италии. Бенито Муссолини, как и Бальбо, Гранди, Боттаи, Чиано, — всего 45 высших руководителей фашистской Италии, — являлся масоном. Нетрудно заметить, что то же самое имело место и в Германии и в СССР. На самом деле официальное запрещение лож служило наиболее надежным прикрытием деятельности этой могущественной интернациональной организации» [4] (с. 169–170).

Американские партнеры по антигитлеровской коалиции были все того же поля ягодами:

«В масонстве традиционно состояли фактически все американские президенты» [4] (с. 170).

А вот кем являлся главный партнер Гитлера по захвату мира:

«Леонард Спенсер Черчилль, член английского парламента, вошедший в мировую политику как Уинстон Черчилль, с 1901 года состоял в масонском братстве» [4] (с. 170).

Потому совершенно не оставляет вопросов его отношение к своим якобы союзникам, которое не мог не подметить и маршал Жуков:

«В его письмах не было откровенности, чувствовалась какая-то затаенность» [5] (с. 249).

А вот как развивались события, когда война, с помощью все той же Англии, дезориентировавшей нас неким якобы наличием у Германии в момент на нас нападения с нею «фронта», только еще началась.

К нам прибыл представитель этой страны, прикинувшейся нам в тот момент дружественной, и предложил услуги по поставкам вооружений и стратегического сырья. Мы, естественно не обнаружив в их речах никакого подвоха, попросили у «союзников»:

«1) зенитные орудия калибром 20, или 25, или 37 мм; 2) алюминий; 3) пулеметы 12,7 мм; 4) винтовки 7,62 мм» [7] (с. 281).

«Союзники», что и понятно, так спешили помочь по части снабжения своего мнимого партнера стрелковым оружием, что просто «завалили» им нас чуть ли ни с головой:

«…стрелкового оружия всех типов, но без пистолетов и револьверов, мы имели на 23 июня 1941 года и получили за годы войны 29,16 млн. штук. Из них пришло с американских, британских и канадских заводов 151,7 тысяч, то есть 0,52%» [6].

 Эти цифры проясняют теперь: кому на самом деле помогали в этой войне англо-американцы. У них, не имеющих прямого контакта с врагом, в пулеметах или винтовках на тот день испытывался острый недостаток, что так нам и не соизволили их отпустить не то что в нужном объеме, но и вообще отправить хоть сколько-нибудь значащую партию?

Вот что ими было отпущено нам в первую очередь, несмотря на выше процитированный запрос. В первые полгода войны наши союзники по коалиции поставили 82 пушки, 648 танков и 915 самолетов [6].

«С учетом же вооружений, имевшихся на 22 июня 1941 года, и этот, не слишком внушительный, процент снижается до совершенно ничтожных цифр (соответственно, 0,04%, 2,32% и 3,14%)» [6].

И здесь, что самое для нас важное, нет и малейшего упоминания ни об одном из запрошенных нами из четырех пунктов видов продукции американских военных заводов.

Присланное вооружение было такого качества, что как о поставках оружия союзникам, о нем говорить не стоит:

«…115 из 466 танков английского производства, в первый год войны до фронта так и не добралась… Качество отправляемого вооружения тоже оставляло желать много лучшего. Так, из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР в первые полгода войны, 700 составляли безнадежно устаревшие машины типа «киттихок», «томагавк» и «харрикейн». Сильно уступая «мессершмиттам» и «якам» по скорости (520 км/ч против 570–590) и маневренности, они к тому же еще не имели пушечного вооружения. Даже если летчику и удавалось поймать врага в прицел, их пулеметы винтовочного калибра зачастую оказывались совершенно безсильными против брони немецких самолетов. Что касается современных истребителей «аэрокобра», то наш друг Черчилль поставил нам в 1941 году всего 11 штук» [6].

И то лишь для того, чувствуется, чтобы под благовидным предлогом скинуть к нам, как в помойку, семь сотен единиц безнадежно устаревшего хлама.

Но и доставленные нам все же достаточно приемлемые, хоть и в единичных количествах, машины попали к нам лишь вот по какой удивительной причине:

«Истребители Белл Р-39 “Эркобра” и Р-63 “Кингкобра” поставлялись главным образом потому, что они не отвечали оперативным требованиям американских ВВС…» [8] (с. 153).

Вот как сами американцы именуют поставки по ленд-лизу. Роберт Джексон:

«В многочисленных статьях и книгах, посвященных на советско-германском фронте, появившихся после войны, утверждается, что эти союзнические поставки самолетов помогли русским в 1942 году переломить ход войны в воздухе. Но эти утверждения абсолютно лживы» [8] (с. 153).

Да уж, 11 самолетов — это слишком смехотворная поддержка на уровне поставок вооружений воюющей стране.

Нам же, повторимся, требовались в тот момент, как воздух, зенитки, стрелковое оружие и алюминий для производства своих самолетов новейших конструкций…

Но, вместо этого, «союзники» суют всякий хлам: танки, мало того, что устаревшие, четверть которых и первый-то свой выстрел не смогли сделать — до фронта не доехали.

Такого же плана и самолетами нас тогда «одарили».

То есть совершенно в наглую отсылали нам не то, что было жизненно важно на тот день, но что в тот момент необходимо было сбыть им: либо безнадежное старье, либо откровенный брак. Причем, посылались не запрашиваемые виды вооружений, но те, с которыми у нас и у самих все на тот момент обстояло более чем удовлетворительно.

Словно «двое из ларца одинаковых с лица», в знаменитом мультфильме, они все делали наоборот: вместо отправки алюминия, в помощь для изготовления наших лучших на тот момент в мире новейших моделей самолетов, они нам присылали свой устаревший хлам, а вместо зениток, недостающих на тот день для защиты от нападения с воздуха, присылали свои танки — самые на тот момент наиболее неудачные. Мало того, неисправные! Более сотни танков из этой партии вообще — и с места не сдвинулись! И подсовывается это залежалое на складах барахло в тот момент, когда мы имеем лучшие в мире танки!

Эти вспыхивающие от первого же в них попадание ненадежные машины:

«…наши танкисты называли “железными гробами”» [9] (с. 277).

«В первые месяцы 1942 года некоторое количество американских и английских танков прибыло в Советский Союз морем в Мурманск, а также через Иран. Но русские — по вполне понятным причинам — сочли большинство из них непригодными для боевых действий» [8] (с. 162).

А потому весь этот нам не имевший никакой необходимости хлам был расставлен по различным местам лишь в качестве мебели:

«…американские и английские танки, по-видимому, направлялись на второстепенные фронты, вроде карело-финского, и на Дальний Восток и сыграли не более чем косвенную роль в решающих сражениях на советско-германском фронте» [8] (с. 163).

Но даже по части этого хлама американцы, зачуяв скорую нашу победу, свои поставки ограничили больше некуда:

«В последний год войны товары, полученные из США и Англии, составляли менее 3% произведенных в нашей стране» [12] (с. 178).

Даже по части так называемого «второго фронта», то есть поставок продовольствия со стороны Америки, говорить об их каком-либо серьезном для нас значении просто смешно:

«Количество зерна, муки, крупы, ввезенных из США и Канады за 1941–1945 годы, в пересчете на зерно равнялось лишь 2,8% по отношению к среднегодовым заготовкам зерна этого периода» [12] (с. 178).

Причем, что выясняется, у нас были серьезные проблемы с металлами, необходимыми для производства самолетов. И вот как наши «союзники» спешили нам в этом помочь:

«Во время войны американское правительство запрещало своим компаниям продавать СССР ряд стратегических материалов, и прежде всего никель, необходимый для работы советских авиационных заводов. Впоследствии руководитель КГБ генерал Ф.Б. Бобков отмечал: “Видимо, руководству США было выгодно превосходство немцев в воздухе, а на земле — они отлично это знали — Германии нас не так-то легко победить” [13] (с. 122).

Стараясь использовать войну в своих интересах, англо-американские союзники всеми возможными способами стремились, с одной стороны, как можно дольше затягивать открытие второго фронта, рассчитывая на окончательное истощение воюющих держав, а с другой — убедить советское руководство отвести войска с тех территорий, которые Англия и США считали своей сферой своих национальных притязаний (Закавказье, Иран, Приполярье). В этих стремлениях Англии и США совершенно отчетливо чувствовалось их желание ослабить как можно сильнее не только Германию, но и СССР» [12] (с. 171).

В этом высказывании, судя по все более проясняющейся информации о целях США в этой войне, следует все же изъять фразу о желании «союзников» ослабить Германию. Ведь исключительно она, как выясняется, и являлась настоящим союзником этой страны:

«…позиция США в годы войны носила вероломный характер. Советская разведка получала на этот счет множество доказательств» [12] (с. 170).

Мы знали о том, что сотрудники американских спецслужб:

«…собирают информацию о портах на Дальнем Востоке, Севере и Юге Советского Союза» [12] (с. 170–171).

И вот в чем разгадка вообще всего сегодня всплывающего секрета этой странной комбинации: «комитет 300»–США–Англия–Германия. Вот какая информация раскрывает свет на смысл агрессии, начатой против СССР.

В советское консульство в США обратился русский эмигрант и сообщил информацию, доведенную до него его сыном, работающим в Управлении стратегических служб (американская разведка). Он сообщил:

«что “американцы готовятся к возможной высадке войск в России якобы на тот случай, если сопротивление Красной Армии будет сломлено и Восточный фронт развалится”.

Доживавший на чужбине свой век русский патриот дрожащим, прерывающимся голосом заключил: “Такого вероломства со стороны американцев я не ожидал. Это же готовится удар ножом в спину России. Остерегайтесь американцев!” [14] (с. 64–65)» [12] (с. 171).

Но и это не являлось еще всей той «помощью», которой мы якобы обязаны американцам в победе над фашистской Германией. Вот кем в этой войне являлись извечно липовые наши «союзнички»:

«…одновременно они тайно помогали и немцам, да и немецкие фирмы благополучно продолжали работать в США. Точно такой же ленд-лиз США вели с Германией, для маскировки через Португалию и Францию. Для этого Гитлер оккупировал лишь часть Франции, посадив марионетку в другой» [15] (с. 193).

Вот почему Гитлеру были не страшны наши бомбежки румынской Плоешти:

«В сентябре 1941 года 94% нефтяного импорта Германии приходилось на американские корпорации Тексако и Стандард Ойл (во главе с Рокфеллером, ныне называется Exon). Поставки велись через формально нейтральную Испанию. Фашистские танки, которые осенью 1941 года шли на Москву, заправлялись Рокфеллером» [15] (с. 196).

Конечно же, очередной ревнитель западного чужебесия сразу же возмутится: это, мол, было лишь в начале войны. Потом же Америка вступила в войну с противостоящей «союзникам» Германией.

Однако ж здесь мало что изменилось не только сразу после этого, но и вообще — до самого конца ведущейся нами на несколько фронтов войны (кроме оккупированной немцами Европы практически вообще со всем миром, работающим на западные монополии):

«Со вступлением в войну Америки заказы резко увеличились. 75% всех военных заказов США разделили между собой всего 60 крупных корпораций.

Многие корпорации работали на два фронта, получая золото с обеих воюющих сторон. Форд и Дженерал Моторз поставляли грузовики как американским войскам, так и немецким. Они делали танки “Шерманн” для союзников, они выпускали до половины всех танков Вермахта» [15] (с. 196).

Вот откуда ноги растут у мифов о занижении количества немецких танков на Восточном фронте! Половина сражающихся против нас все тех же «тигров», а несколько ранее «немецких» Т-III и Т-IV, были изготовлены в Америке…

 Кстати говоря, очень теперь становится понятна столь странная заинтересованность «союзников» в поставке нам этой самой их американской «помощи»:

«При этом “Шерманн” вспыхивали, как зажигалки, — с первого раза, броня немецких танков была гораздо крепче» [15] (с. 197).

Предельно ясно — кто их союзниками являлся на самом деле! И вот по какой причине столь казалось бы любящие денюжку эти капиталисты так и не взыскали с СССР денег за это всученное нам под шумок «дружбы» свое откровенное дерьмо!

Немцам они изготавливали «тигры», которые наши орудия в 1943 г. еще не могли пробить, а нам зажигалки, в которых и горели вовсе не американские, но наши танкисты.

Но и всем иным Ротшильды-Рокфеллеры снабжали Германию, что называется, по полному разряду. Все новшества, что изобретались на тот день в мире, в первую очередь оказывались у Адольфа Гитлера:

«Технические новинки, например, полноприводные автомобили, первыми нередко осваивали немецкие отделения этих фирм. Именно Дженерал Моторз собирал знаменитые бомбардировщики “Юнкерс-88” и выпускал скоростные моторы для “Мессершмидт-262”» [15] (с. 197).

То есть и в воздухе, что выясняется, мы воевали вовсе не с немецкой, но с американской техникой. То есть лучшей их техникой. Нам же, в тот же самый момент, присылается 700 самолетов откровенного хлама и лишь 11 «аэрокобр», правда, также не доведенных как и положено. Потому с ними пришлось уже повозиться нашим мастерам, чтобы и они стали в руках наших пилотов серьезной боевой техникой, способной наносить врагу поражения. 

Так что и в самолетостроении все становится по своим местам: плач немцев по отсутствию-де у них летательной техники следует списать лишь к качественной работе русских асов, сшибающих тысячами германско-американские самолеты вовсе не в своем воображении, как делали то враги и «союзники», но на самом деле. Так и здесь, как и в случае с танками, агрессор, попытавшийся одно время упрятать свое астрономическое преимущество за отсутствием у нас на данную тему какой-либо информации, вновь оказался разоблачен: вся мировая западная авиационная промышленность работала исключительно на Германию. И здесь все выясняется в достаточно не выгодных тонах для получившей по зубам стороны.

А вот и еще информация к достаточно необыденному размышлению:

«Форд помогал делать турбины для ракет V-2, которыми обстреливали Лондон» [15] (с. 197).

Так что присвоив себе это в тот момент изобретение на самом деле американцев можно ли быть уверенными, что и атомная бомба, в спешном порядке в ту пору изготавливаемая США, предназначалась не для той же цели?

Причем, этот удар в спину побеждающей России готовился еще в канун Сталинградской битвы:

«Масон У. Черчилль, заверяя Сталина о союзнической поддержке, подготовил секретный меморандум “Об объединенной Европе” (1942), в котором обращался к европейским странам, включая Германию, “объединиться в борьбе против большевистского варварства”. Главную роль в этом “объединении” должны были играть Англия и США» [12] (с. 174).

Так что же помешало этому объединению?

Сталинград. Такого разгрома от объединенной Гитлером части Европы не ожидал никто. А кто ж пойдет на союз с проигрывающей стороной?

Потому Америка старательно подготавливает Германию для летнего реванша под Курском: штампует ей «тигры» и «пантеры». Но и здесь Германия преизрядно получает по зубам.  Дальнейшее уже известно. Спасти положение могла теперь только атомная бомба. Германия же в бешеном темпе, что выясняется — с помощью все той же Америки, подготавливала свою часть Манхэттенского проекта — ракету для атомной бомбы. Она вложила в это мероприятие, между прочим, очень серьезные финансовые средства:

«“бремя ракетного проекта, которое армия взвалила на третий рейх, было равноценно бремени Манхэттенского проекта для Соединенных Штатов” (Walker M. German National Socialism and the Quest for Nuclear Power. 1939–1949. Cambridge, 1989)» [16] (с. 229).

Но, увы, Запад, как ни пытался успеть с изготовлением своего «малыша», изрядно запоздал — русские войска вошли в логово врага — Берлин пал.

Вот каковы результаты всей этой спроворенной братом Черчиллем войны без войны:

22 июня 1941 г.: на Россию было брошено 190 дивизий вермахта и союзников. А для борьбы с Западом — 9. Мало того: под Москвой оказались и покрашенные в цвета пустыни танки тех самых дивизий, которые якобы предназначались для южной колониальной войны. То есть вообще все силы были брошены Гитлером на его единственный в этой войне фронт.

На апрель 1942 г. число дивизий вермахта и его союзников, воюющих с нашей страной, увеличилось до 219, на западе их в тот самый момент насчитывалось 11.

Ноябрь 1942 г., когда под Сталинградом очутились роммелевские танки из Африки, фиксирует уже 266 дивизий врага против нас и аж 12 с половиной на стратегически лишь Черчиллю необходимом западном таком якобы некоем фронте.

Но вот немец изрядно и невосполнимо поредел в числе. Может пора начинать союзникам войну на Западе? Вся техника противником оставлена под Сталинградом, а в Африке имеются лишь какие-то крохи пехотных дивизий для совершенно неизвестных нужд.

Однако же нам эти «нужды» теперь становятся известны — это имитация войны.

Апрель 1943 г. обнаруживает в наличии у немцев 233 дивизии, наиболее боеспособная часть которых сосредотачивается для проведения крупномасштабного наступления под Курском. Для атак на Запад в это же самое время «сосредоточено» 14 с половиной дивизий врага.

Высадка союзников в Сицилии не слишком ужасает агрессора, против которого даже в этот момент выставлено слишком смехотворное количество войск: всего два десятка дивизий. Против нас же наскребается со всех сусек, когда страны сателлиты метут под гребенку все возможное носить оружие население на восточный фронт, — 245 дивизий врага [17] (с. 217).

Это что там, на Западе, затеяно: война или издевательство?

Издевательство.

Но вот началась высадка союзников в Нормандии. И что же мы видим?

«В июне-июле 1944 г. в результате потерь в составе немецко-фашистской армии на всех ТВД было расформировано 34 дивизии, из них 29 на советско-германском фронте» [17] (с. 231).

То есть на высадившиеся на неких таких “неприступных рубежах” некоего “вала” Германии толпы вооруженных до зубов ватаг вражеских коалиций вермахтом было “истрачено” лишь пять хоть что-либо из себя представлявших дивизий, многие из которых не “рассыпались” от потерь после отражения безчисленных атак вражеской пехоты, но совершенно обыкновенно для западного фронта — сдавались на милость ничем пока себя не проявивших “победителей”.

Это союзники высадились или это кто?!

Да и защищаться-то от высадившихся американцев и англичан вовсе никто никогда и не намеревался. О чем свидетельствует Гудериан:

«…Атлантический вал… собственно, не был валом, а всего лишь бутафорским укреплением для запугивания противника» [18] (с. 352).

Однако в последнее время желтая пресса пытается внедрить в наше сознание западный взгляд на исход 2-й мировой войны, перетягивая лавры победителей на себя. И эта ложь дошла до таких перегибов, что даже нынешняя «демократическая» пресса, наконец, опомнилась и спешит сообщить по этому поводу, что:

«…решающая роль в победоносном исходе второй мировой войны принадлежит Советскому Союзу и его Вооруженным силам. И никакие измышления фальсификаторов не могут умалить роль и значение величайших заслуг советских людей…

Три года Советский Союз воевал один на один против фашистского блока. Три года наши союзники — США и Англия затягивали открытие второго фронта. Но и после его открытия (июнь 1944 года) решающие события происходили на советско-германском фронте. Здесь были разгромлены основные силы фашистской Германии и ее союзников — 607 дивизий. А на всех других фронтах, где действовали англо-американские войска — 176» [19] (с. 65).

Здесь следует уточнить, что числящиеся на счету Запада победы над дивизиями врага никакими победами, на самом деле, не являются. Просто немцы сами шли сдаваться именно к ним, понимая, что у нас в плену они могут ответить за совершенные преступления. То есть цифра эта не говорит вообще ни о чем. Вот, например, как выглядело в исполнении союзников форсирование «германской Волги» — Рейна:

«В ночь на 23 марта без какой-либо артиллерийской или авиационной подготовки шесть батальонов солдат на штурмовых лодках переправились через реку, потеряв при этом 8 человек убитыми и 20 ранеными (H. Essame. The Battle for Germany. New York, 1970, p. 380.) [1] (с. 248).

«Это наступление выглядело, писал Ф. Погью, “как маневры мирного времени, проводимые со всеми техническими средствами современной войны” (Ф. Погью. Верховное командование, с. 450)» [1] (с. 257).

То есть это свое бутафорское наступление они порешили начинать лишь тогда, когда поняли, что если сюда не введут свои войска они, то через пару недель это сделают за них русские.

В довершение всему:

«Еще 22 апреля на последнем оперативном совещании в имперской канцелярии германское верховное главнокомандование приняло решение снять с западного фронта все войска и бросить их в бой за Берлин. При этом им было указано, что не следует обращать внимание на то, что американо-английские войска овладеют значительной территорией (KTB/OKW, Bd. IV, S. 1456)» [1] (с. 260).

То есть «наступление» англо-американцев было просто совершенно ничем не прикрытой насмешкой над ведущейся нами войной.

«Какие потери понесла трехмиллионная американская армия, двигаясь от Рейна на восток, юго-восток и северо-восток? Оказывается, американцы потеряли всего лишь 8 351 человека…» [5] (с. 334).

Так что сами потери со стороны Америки говорят о том, что уж эта страна о действительном своем участии в войне с Германией заявлять не имеет никакого морального права.

Истории их историков дошли в последнее время до таких перегибов, что на торжества, посвященные разгрому Германии, американцы порешили не приглашать самих победителей, но увесить лаврами исключительно себя. Потому очень убедительно выглядит  тот факт, что на устроенное торжество по случаю празднования 50-ти летнего юбилея открытия второго фронта:

«…не была приглашена Россия — продолжатель СССР и советские ветераны войны» [19] (с. 66).

Однако же:

«Никакие измышления фальсификаторов истории не могут стереть из памяти народов историческую правду… Но как бы ни злобствовали эти выродки, правду истории не изменить. Именно советский солдат принес свободу народам многих и многих стран» [19] (с. 66).

Вот за счет каких непредвиденных «Мемфис Мицраим» факторов полностью лишенная средств к обороне армия вдруг совершенно ни для кого неожиданно одержала столь удивительнейшую победу, с точки зрения материализма ничем необъяснимую:

«Ярчайшими примерами героизма и пламенной любви к Родине стали многочисленные факты самопожертвования во имя победы над врагом. Более 300 раз был повторен безсмертный подвиг пехотинцев А.К. Понкратова, В.В. Васильковского и А.М. Матросова, закрывших своими телами амбразуры вражеских дзотов. Свыше 350 раз был повторен подвиг капитана Н. Гастелло и его экипажа, направивших свой горящий самолет в скопление живой силы и техники врага. Более 400 советских летчиков совершили воздушные тараны, которые по праву называются оружием храбрых из храбрых» [19] (с. 67–68).

Здесь уместно прибавить проявления и многими иными способами невиданного в среде иных армий мира героизма, который и позволил не только отразить под Москвой с одной винтовкой на двоих вражеские танковые колонны, но, впоследствии, наголову разгромить несметную мощь оружия, постоянно изготовляемого безчисленными заводами Запада. То есть теперь уже чисто в техническом плане противостоять всем заводам враждебной континентальной Европы.

«Располагая почти вдвое меньшим военно-экономическим потенциалом, чем Германия и ее союзники, Советский Союз произвел значительно больше оружия и боевой техники… К концу войны наша армия превосходила вермахт в орудиях и минометах в четыре раза, в танках и САУ — более чем в три раза, а в боевых самолетах — в восемь раз» [19] (с. 68).

Если под Сталинградом мы несколько уступали в авиации, то восьмикратный перевес к концу войны говорит о полной и безоговорочной нашей победе в воздухе.

Объединенную Гитлером Европу мы разгромили практически в одиночестве — без какой-либо действенной помощи извне.

Поддержка же союзников является слишком незначительной, чтобы ее, в деле нашей победы над напавшей на нас объединенной Европой, можно было рассматривать серьезно. Их оружие, присылаемое нам за большие деньги, этих денег не стоило. Мало того. «Союзники» даже за потопленные немцами не дошедшие до нас грузы взыскивали полновесно, как за доставленные!

Общие объемы этих закупок составили слишком незначительную часть от оружия произведенного нами:

«…по зенитным орудиям 2%, по самолетам — до 13%, по танкам — 7%» [20] (Т.2, с. 66).

Кто-то возразит, что, мол, одних только автомобилей нам ими поставлено с 400 тысяч. Да, но отдано немцам в Европе этих автомобилей 2 000 000. То есть в 5 раз больше! И потом уже и во время войны вся эта Европа не могла им изготовить этих средств передвижения меньше того, что вручила в качестве сувенира изначально. Причем, еще не известно — а сколько этих же машин, в то же самое время, американцы переправили в воюющую с нами Германию?

Но танки вспыхивали как зажигалки, становясь братской могилой русских танкистов, уже после выстрела с 2 000 км. Потому эти жалкие проценты, которые и близко не стоит ровнять с танками нашими, лучшими на тот день в мире, называть помощью как-то и язык не поворачивается. Все то же следует сказать и о самолетах, из которых способными воевать против германо- (что выясняется) американской авиации был слишком незначительный процент. И если бы не переделки их уже в ходе освоения нашими народными умельцами, то оказали бы они нам ничуть не больше «пользы», чем вспыхивающие при попадании с 2 км как зажигалки танки.

Кто-то возразит, что мы, мол, выплатили лишь некоторую часть от присланного в помощь. На это имеется самое простое возражение: не свяжись мы с западными союзниками, представляющими собою этих умельцев на все руки типа «двое из ларца одинаковых с лица», то есть поставляющие нам — что им негоже, но снабжающие Германию «тиграми» американского производства, Япония была бы очень рада заполучить наши истребители — лучшие на тот момент в мире. А посади они на наши «илы» своих камикадзе — сколько даже не дней, а считанных часов оставалось бы до полного разгрома американского флота? Армию США тогда не спасла бы и атомная бомба. Вот откуда появляются у нас эти «союзники», стянувшие теперь с нас кафтан победителей и пытающиеся сегодня, ввиду нашего гробового молчания в ответ, не испытывая никаких угрызений совести, натянуть его на самих себя. Мало того, даже бомбардировку японских городов пытаются с себя перевесить на нас. А потому, если мы не желаем выставить им в ответ правдивую историю о той войне, то они нам придумают историю уже свою. И тогда уж не взыщите, когда какая-нибудь невразумительная стычка в Африке, а на самом деле тайная передача Америкой немцам продукции своих заводов, затмит наш Сталинград и станет преподаваться в наших же школах как пример стойкости и воинской изобретательности англо-американского солдата.

 

 

 

Библиография

 

 

1. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 10. Устинов Д.Ф., Арбатов Г.А, Громыко А.А., Егоров, А.Г., Епишев А.А., Желтов А.С., Жилин П.А., Жуков Е.М., Куликов В.Г., Огарков Н.В., Федосеев П.Н., Цвигун С.К., Румянцев А.М., Кожевников В.М. и др. Воениздат М., 1979.

2. История Второй мировой войны 1939-1945. Т 7. Гречко Г.С., Арбатов Г.А., Виноградов В.А, Громыко А.А., Егоров Г.А., Епишев А.С. и др. Воениздат М., 1976.

3. Полторак А.И. Нюрнбергский эпилог. Военное издательство Министерства обороны СССР. М., 1965.

4. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том I. «Август-Принт». М., 2006.

5. Маршал Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Том 2. Издательство агентства печати новости. М., 1978.

6. Спецназ России. N 05 (92) МАЙ 2004 ГОДА.  Юрий Нерсесов. ЛЕНД-ЛИЗ НА ДВА ФРОНТА. «Спецназ России», 1995-2002webmaster@specnaz.ru webmaster@alphagroup.ru

7. Стаднюк И. Москва, 41-й. Воениздат. М., 1985.

8. Гарт Б.Л., Ширер У.Л., Кларк А., Карел П., Крейг У., Орджилл Д., Стеттиниус Э., Джюкс Д., Питт Б. От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. Политическая литература. М., 1988.

9. Дорофеев Г. Сталинизм: народная монархия. «Алгоритм» ЭКСМО. М., 2006.

10. Шапиров А. Черняховский. «Молодая гвардия». М., 1985.

11. Драбкин Артем. Я дрался на истребителе. «Яуза ЭКСМО». М., 2006.

12. Платонов О.А. Заговор против России. Бич Божий: эпоха Сталина. «Алгоритм». М., 2005.

13. Бобков Ф.Д. КГБ и власть. М., 1995.

14. Феклисов А.С. За океаном и на острове. Записки разведчика. М., 1994.

15. Дьяков И. Великая Гражданская война 1941–1945. «Самотека». М., 2008.

16. Жуков Д.А. «Оккультный рейх» главный миф XX века. «ЯУЗА-ПРЕСС». М., 2009.

17. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 12. Устинов Д.Ф., Арбатов Г.А, Громыко А.А., Егоров, А.Г., Епишев А.А., Желтов А.С., Жилин П.А., Жуков Е.М., Куликов В.Г., Огарков Н.В., Федосеев П.Н., Цвигун С.К., Румянцев А.М., Кожевников В.М. и др. Воениздат М., 1982.

18. Гудериан Г. Воспоминания солдата. «Феникс». Ростов-на-Дону, 1998.

19. Дни воинской славы. Выпуск 2. Центральный дом российской армии. Информационно-методический центр. М., 1996.

20. Советская Военная энциклопедия. Тт. 1-8. Военное издательство МО. М., 1976.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх