Великие тени истории

7 052 подписчика

Свежие комментарии

  • Андрей
    Эх....Как США предлагал...
  • владимир ковалев
    Кто забывает легендарное прошлое, тот не может иметь светлое будущее.Ковпака на вас нет!
  • Александр Дерюгин
    Где-то кони пляшут в такт, Нехотя и плавно. Вдоль дороги все не так, А в конце - подавно. И ни церковь, ни кабак - Ни...Почему Маленков м...

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

А. Романченко

по научно популярной книге авторов: А.А.Бычков, А.Ю.Низовский,

П.Ю. Черносвитов

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

Опять же, напоминаем читателю, что, как и в предыдущих случаях, дальнейший текст — это наша собственная «композиция», составленная из различных источников (главным образом — русских летописных), собранных Ф. Гиляровым в указанной выше книге.

Князь Игорь, судя по сообщениям большинства источников, был сыном Рюрика и, может быть, каким-то дальним потомком Гостомысла (правнуком? внуком?). Дата его рождения приходится на 861 год («861 г. Изгнали варяг за море новгородцы и поселились варяги-россы в Абове, где родился у Рюрика Африкановича и жены его Ефанды сын, названный Ингорем»).

В 862 году, после смерти Гостомысла, произошло известное по «Повести временных лет» призвание варягов на Русь, и Рюрик с семьей прибыл в Старый город — Ладогу. Через два года Рюрик построил Новый город — Новгород, куда и перебирался вместе с семьей. Здесь, в Новгороде, и прошла юность Игоря. Как-то раз был он в Псковской земле на охоте, и по какой-то оплошности слуги оставили его одного. И увидал он на другой стороне реки желанную добычу, но не было у него возможности переправиться на ту сторону реки.

И тут увидал он лодку, идущую по реке, а лодкой управляла девица (будущая княгиня Ольга). Игорь приказал ей переправить себя на другой берег. Когда же он сел в лодку, то обратил внимание на красоту и юность девушки, и разгорелось в нем желание, и стал он ей делать непристойные намеки, на что Ольга ответила: «Что попусту себя смущаешь, князь! Произносишь ты постыдные речи, позорящие меня. Не прельщайся, видя меня юной и одинокой, не надейся меня одолеть, лучше мне утопиться, чем оказаться тобою поруганной!»

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

Встреча эта глубоко запала Игорю в душу.

В 879 году умер отец Игоря — Рюрик, оставив на попечении своего сродственника Олега детей своих, «коих было у него много». Аскольд, старший сын Рюрика, к тому времени уже нанялся на службу к хазарам и правил в Киеве. Заметим по ходу изложения, что в большинстве летописей Аскольд (Осколд) вместе со своим подельником Диром называются просто «людьми» Рюрика, причем иногда даже — незнатными. Иногда намекается, что они — потомки Кия, попавшие на службу к Рюрику. Но есть и тот вариант предания, который мы в обобщенном виде здесь и предлагаем как вполне вероятный.

А юный Игорь вместе с Олегом правил в Новгороде, присматривая за многочисленной семьей Рюрика — да так «хорошо», что вскоре от всей семьи Рюрика в живых не осталось никого (кроме Игоря). Последним погиб Аскольд, убитый во время похода Игоря и Олега на Киев. Было это в 882 году: в этот год, упрочив свою власть в Новгороде, 21-летний Игорь с Олегом двинулись на юг, путем «из варяг в греки».

Придя к Смоленску, Игорь с Олегом

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

«стали выше города, и шатры поставили многие разноцветные». Увидав это, вышли старейшины города и спросили человека из свиты: «Кто это пришел? Царь ли какой или князь в великой славе?» И вышел из шатра Олег, «держа на руках у себя Игоря» (21-летнего парня вынес на руках! Или Игорь был гораздо моложе? Или он страдал дистрофией и потерей веса? Или был инвалидом и не мог ходить? Или переписчик был в подпитии и вместо "вышел из шатра Олег, держа Игоря за руку"- написал несуразицу «держа на руках у себя Игоря»), и сказал смолянам: «Вот Игорь, князь Русский». И весь город признал себя подвластным Игорю. «И принял Ингорь город под свою руку и посадил там «мужи своя».

Как сами понимаете, нелепость этой сцены проистекает из разноголосицы летописей по поводу даты этого события, а стало быть, и возраста Игоря. Таких мест нам и дальше встретится масса, поэтому мы предоставляем читателю полное право самому судить о достоверности излагаемого, не оговаривая каждый подобный случай специально.

От Смоленска Игорь с Олегом пошли к Киеву,

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

где в это время правил старший сын Рюрика, Аскольд (имя его переводят со шведского как «золотоголосый»).

Придя к Киеву, воины Игоря спрятались в лодках. «И послан был вестник к Оскольду и воеводе его Диру с вестью: «Мы купцы, идем в Грецию от князя Ингоря и от князя Олега, заболели, мол, потому просим вас придти к нам, к родственникам своим». Так как Игорь действительно был родственником Аскольда, тот считал себя не в праве отказать в просьбе и вышел к лодкам без дружины, с одним только Диром. Тут выскочили спрятавшиеся воины и окружили Аскольда… Вероломство, впрочем, характерная черта не только русских князей.

Игорь убил Аскольда и Дира, сказав им на прощание, что только ему, Игорю, подобает быть князем. Так киевский стол перешел к Игорю, и отсюда, собственно, и пошла Русская земля.

СКАЗАНИЕ О ХЕЛЬГЕ ИГОРЕ-ГЕОРГИИ

Игорь сел на княжеский престол в Киеве, оставив Олегу Смоленск и Новгород. Летописцы утверждают, что был Игорь храбр и мудр. И вспомнил он о той деве, что встретилась ему на реке на Псковщине, и послал он к ней послов, и обручился с ней в 883 году.

Олег же в этом же году совершил поход на древлян «и примучил их, получив с них дань по черной кунице».

Кто такие древляне? Какого рода-племени? Посмотрим, что об этом говорит русская летопись. Древляне при княгине Ольге жили на Днепре южнее порогов, куда их переселил Игорь, но при Олеге они еще жили на Волге, где назывались иначе, а именно уличами, или угличами. Их главный город — Углич — стоит до сих пор.

Об основании города Углича известно следующее [Рукопись Р М № 934]:

«Игорь послал для построения города Углича княжича некоего именуемого Яна, родом плесковитина суща, который прибысть с княгинею Олгою, юже приводе за жену князю великому российскому Игорю в лета 6453 г. В то же время приходит и до означенных по берегом Волги жительствующих оный княжич Ян частнорасселенных при Волге углян… при углу Волги., и поселил в нем жителей в 6460 (952 г.), потребный и лепотный град прекрасен во славу божию создав. В сей год Ян крестился вместе с Ольгой и назвался Иоанном».

Какие-то древляне жили и к северо-западу от Киева, на реках Тетерев и Припять, и их главным городом был Коростень, сохранившийся до сего дня. Получается, что везде вокруг Киева жили сплошь древляне — только в Киеве сидели потомки Рюрика, полуваряги-полу-неизвестно кто (сами себя они называли русью). И это, вообще говоря, не противоречит истине: варяжские князья-находники устроили на киевских горах разбойничий притон, куда свозили дань, собранную с покоренных и «примученных» славянских и других племен. Этот притон «руси» был островком в море иноязычных варягам народов и немудрено, что новые насельники — очень немногочисленные, но очень «пассионарные» — быстро растворились в славяно-иранской среде.

Судя по летописным рассказам, все первое время правления Игоря только Олег без конца трудился, «утирая пот за Русскую землю», то есть грабя и подчиняя себе окрестные племена. В 885 году Олег отправил послов к радимичам с вопросом: «Кому дань даете?» (на современном жаргоне: «Кто у вас «крыша?»). Те отвечали: «Хазарам». Тогда Олег заявил: «Не давайте хазарам, но мне давайте». И радимичи, скинувшись, дали ему по шелягу (монета в 1 шиллинг по курсу того времени, оплата производилась в твердой валюте, так как славяне между собою при торговле пользовались старыми изношенными шкурками, которые в других странах за деньги не признавались).

Попутно заметим, что «сбор дани с радимичей и вятичей польской монетой шелягом, очевидно, домысел летописца» — так писал Д. С. Лихачев в своих комментариях к «Повести временных лет» [с. 254]. Так что вопрос с шелягами очень непростой.

Благодаря Олегу территория, контролируемая дуумвиратом, расширилась. Им платили дань ильменские славяне и лужицкие сербы, поляки-лендзяне и белорусские кривичи, финноязычная чудь и ираноязычные северяне, поляне, радимичи. Теперь от Волги и до Эльбы, от Ладоги и до Северского Донца можно было ходить с войском и собирать дань. Но, конечно, были проблемы: уличи, или древляне давать дань отказывались — их постоянно приходилось за это наказывать.

В 903 году, через 20 лет после обручения, к Игорю, наконец, привели из Пскова долгожданную «молодую» — именем Ольгу, дочь Гостомыслову (напомним, Игорь — правнук Гостомысла… Получается, что невесте было уже за шестьдесят. (Но о феноменальном долголетии Ольги мы расскажем ниже.)

Через четыре года Олег отправился грабить греков. Набрал он войско из подвластных ему племен: взял с собою варягов, славян, русь, чудь, кривичей, мерю, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорватов и дулебов, а также тиверцев (кто такие — неизвестно). И отправились они на конях и на лодках, коих было у них 2000. В каждой лодке по 40 воинов. И пришли к Царьграду. И приказал Олег поставить лодки на колеса, и под парусами пошли они к городу по суху. И запросили греки мира. Тогда прибил Олег свой щит к вратам города, как символ того, что город сдается без боя. И выставил охрану, дабы предотвратить грабежи и разбои — любили его люди пошалить. И потребовал Олег по 12 гривен на корабль (то есть всего 12 × 2000 = 24000 гривен, что составляет 128 тонн серебром!).

Получив откуп, а по дороге еще немного пограбив, возвратился Олег на Русь. Так как в походе участвовали 80 000 человек, то на каждого (если разделить по-братски) приходилось бы по 1,6 килограмма серебра.

После 911 года Олег погиб: «Иде Олег к Новугороду и оттуда — в Ладогу… идущю ему за море и уклюну змиа в ногу и с того умре». Похоронен Олег, как мы уже говорили, был сразу в трех могилах. «Поразительна неосведомленность русских людей о судьбе Олега!» — удивляется академик Б. А. Рыбаков [Рыбаков Б. А.Киевская Русь и русские княжества. М., 1982, с. 311]. Добавим: не менее поразительна неосведомленность русских людей о судьбе Кия, Буривоя, Гостомысла, Рюрика, Аскольда, Игоря, Ольги… Все эти персонажи двоятся, троятся, живут по 100–200 лет, одновременно совершают подвиги в самых разных концах Европы и Азии, отроками женятся на старухах и после смерти их хоронят сразу в нескольких могилах. Удивительно? Но если мы вспомним, что все без исключения письменные источники опирались на малонадежные устные сведения, на плохо понятые исторические припоминания, что они многократно редактировались впоследствии — то чему ж тут удивляться?

…С 912 года стал в Киеве единодержавно править Игорь. Первое, что он сделал в качестве самостоятельного правителя — поехал в Псков и вторично женился на Ольге: «Женился князь Игорь во Плескове, поя за себя княжну, именем Олгу, дщерь князя Тмутаракана Половецкого» [Синопсис Ундольского № 1110, л. 83 об. — 84]. Затем занялся древлянами — дело в том, что те узнали, что их покоритель Олег сгинул без следа, и отказались платить Игорю дань, закрыв перед его людьми ворота. Пришлось Игорю в 914 году идти на них войной. Победил Игорь древлян и наложил на них дань больше прежнего — науки ради. Только город Пересечен на Днепре не сдавался, и Игорь отдал его своему новому воеводе — Свенельду, который три года осаждал его и еле одолел. Взял Свенельд с жителей Пересечена дань по черной кунице и отдал все своей дружине за труды.

Время 912–940 годы ничем особенно ярким отмечены не были. Вероятно, устав от безделья, Игорь в 941 году послал к грекам «по дань», но греки (то есть Византийская империя) почему-то денег давать не захотели. Тогда пошел Игорь на греков войной, идя на 10 000 ладьях. Много пожгли сел и церквей, грабя и разоряя страну. Собрав большое войско, греки вступили в бой, побили русских воинов, и те бежали с поля боя. Разбитые на суше, решили русы взять реванш в море, но греки применили «греческий огонь» и сожгли многие ладьи русские.

Подробный рассказ о походе Игоря на Царьград в 941 году приводит анонимный византийский историк, известный как Продолжатель Феофана [Продожатель Феофана. Жизнеописание византийских царей, М., 1992, с. 175–176]:

«Одиннадцатого июня четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий. Он снарядил и привел в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами. Когда росы приблизились и подошли к Фаросу, патрикий, расположившийся у входа в Евксинский Понт, неожиданно напал на них на Иероне… Первым вышедший на своем дромоне патрикий рассеял строй кораблей ро-сов, множество их спалил огнем, остальные же обратил в бегство. Вышедшие вслед за ним другие дромоны и триеры довершили разгром, много кораблей потопили вместе с командой, многих убили, а еще больше взяли живыми. Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре. И послан был тогда по суше им наперехват из стратигов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифанию изрядый отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым, но Варда Фока этот отряд настиг, разбил наголову, обратил в бегство и убил его воинов. Пришел туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Курку ас, который, появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливаясь больше покидать свои суда и совершать вылазки. Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена, а из пленных распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связывали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончалось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркуаса, его разума и смекалки, не меньше опасались и морских сражений и искусных маневров патрикия Феофана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре пятнадцатого индикта ночью пустились в плавание к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не умели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение. И множество кораблей пустил на дно, и многих росов убил упомянутый муж. Лишь немногим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы и бежать с наступлением ночи. Патрикий же Феофан, вернувшийся с победой и великими трофеями, был принят с честью и великолепием и почтен саном паракимомена».

Факт разгрома Игоря у стен Константинополя подтверждают, помимо византийских, источники русские — «Повесть временных лет», арабские — ал-Масуди, западноевропейские — Лиупранд Кремонский. Весьма характерно, что Продолжатель Феофана в своей хронике указывает на франкское, то есть западноевропейское происхождение русов — дружины Игоря. Этому не противоречат и другие факты. Мы уже упоминали, что штаб-квартиру Игоря — Киев окружало славянское (древлянское) население, для которых «русы» были пришлыми чужаками, ненасытными грабителями. А в самой Скандинавйи хорошо знали и помнили «конунга Ингвара». Согласно «Саге о Стурлауге Трудолюбивом», Ингвар был конунгом на востоке в Гардах (Гардарика — так скандинавы нередко именовали Русь), правил в Альдейгьюборге (Ладоге) и считался «мудрым человеком и большим хёвдингом». Конунг Ингвар имел дочь Ингибьёрг, к которой сватался варяг по имени Франмар, но жених отцу не понравился, и Ингвар собрал тинг, чтобы его дочь на тинге выбрала себе достойного мужа. На тинг Ингвар пришел с большим войском и многочисленными советниками. Франмар, назвавшийся другим именем, все равно был опознан Ингибьсрг, и тинг пришлось быстренько закруглять. После ряда безуспешных попыток встретиться с Ингибьёрг, Франмар уехал в Швецию и вернулся в Гардарику уже вместе с конунгом Стурлаугом. Ингвар выступил против них со своей дружиной и в трехдневном бою был разбит и погиб от руки Стурлауга. Стурлауг торжественно передал власть в Ладоге и «во всем том государстве, которым владел конунг Ингвар» Франмару и женил его на дочери покойного — Ингибьёрг [подробнее об этом см. Глазырина Г. В. Исландские викингские саги о Северной Руси. М., 1966, с: 158–171].

В том, что реальный князь Игорь, он же Ингвар, был скандинавом, нет никаких сомнений. Об этом говорит и направленность его внешней политики. Его походы на древлян, на Царьград — какие внешнеполитические задачи они решали? Да никаких. Цель одна: грабеж, дань — типичная политика разбойника. Какая там «дипломатия Древней Руси»!

Да и ближайшие соратники Игоря благодаря «Повести временных лет» хорошо известны нам по именам: Карл, Инегельд, Фарлаф, Веремуд, Рулаф, Гуды, Руальд, Карн, Фрелаф, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. То есть почти все — скандинавы (Стемид, Карн, Актеву, Труан и Фост — возможно, сарматы).

Но вернемся к жизнеописанию Игоря. Спустя год после неудачного его похода на Царьград родились два в будущем знаменитых князя — сын 83-летнего Игоря и более чем 100-летней Ольги Святослав Игоревич и сын Святослава Игоревича Владимир Святославич — будущий креститель Руси. Как так случилось — неясно (мир полон чудес, не будем забывать об этом!). Только известно, что оба эти рождения пришлись на первую половину года — с марта по июнь.

Отчасти помочь в прояснении этого вопроса могут скандинавские саги. Там ясно сказано, что Владимир был сыном княгини Ольги и, стало быть, братом Святослава, а вот кто был отцом Владимира?

В 944 году, желая отомстить за свое поражение, собрал Игорь воинов из варягов и руси, полян, словен, кривичей, тиверцев и печенегов и опять пошел на греков. Узнав о новом походе, греки предложили взять дань, откупаясь от Игоря. Заключив мир, Игорь возвратился в Клев, куда на следующий год ему доставили из Царьграда предусмотренную договором дань. Неясно, на что Игорь, собственно, польстился — сумма была мизерная. Наемникам Игоря даже нечем было, что называется, срам прикрыть, и они обиженно заявили, указывая при этом на дружинников воеводы Свенельда: «Отроки Свенельдовы разодеты, а мы наги. Идем с нами на древлян в дань — и ты добудешь, и мы!» Игорь не возражал и отправился в новый грабительский поход.

Собрав с древлян положенное и заплатив дружине, Игорь, оставив при себе лишь небольшой отряд телохранителей, захотел еще немножко пограбить — «возвращуся, похожу, еще!» Это было уже через край. «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его! Так и здесь — пока не убьем его, то он всех нас погубит», — возмущались древляне. Они все же отправили к Игорю послов с вопросом: «Почто идешь опять — ведь получил уже всю дань!», но Игорь их не послушал, а принялся грабить.

Тогда древляне перебили всю его банду, а самого Игоря убили. Византийский историк Лев Дьякон рассказывает, что «германцы» (?) привязали Игоря к верхушкам двух нагнутых деревьев и разорвали на две части.

Так погиб князь Игорь. Он был похоронен близ столицы древлян Коростеня («и есть могыла его у Искоростеня града в Дсревех и до сего дьне»). Из черепа Игоря древлянский князь Мал Нискинин (в память о нем в бывшей древлянской земле до сих пор существует город Малин, Житомирской области) сделал себе чашу для питья, оковав «лбину» серебром: «И тако лбину князя Игоря оковавши древляне сребром и позлатиша и тако пияху и веселишася» [Рукописный Синопсис XVII века Ундольского № 1110, л. 84–85, а так же рукопись Ундольского № 764, л. 83 об.].

Подробнее о гибели Игоря можно прочесть у Петра Петрея:

«Имея большое расположение к войне, Игорь сделал смотр своему войску и двинулся с ним на Гераклею и Никомидию. Однако ж все его войско было разбито и прогнано, и он принужден был бежать в печенежскую землю. Там его тотчас узнали, и князь этой земли Малдитто отрубил ему голову на месте, называемом Хоресто (Хорстово, Хорсово), где и похоронил его».

О том же сообщает и Мауро Орбини:

«Игорь убиен был от Малдитта, князя древлян, на месте, называемом Корест, где и погребен труп Игорев, которого сын Вратислав еще сый младенец».

Но это — довольно поздние средневековые авторы. К тому же по сходству имени древлянского князя и места гибели Игоря можно предположить, что сообщения обоих авторов восходят к одному источнику. На всякий случай — а вдруг читатель этого не заметил? — обратим внимание на следующий вопиющий момент. Как непосредственно следует из вышеприведенных текстов, эти самые несчастные древляне, которых так упорно «доставал» Игорь и которые, в конце концов, «достали» его — одновременно и германцы, и собственно древляне Припятского бассейна, и даже печенеги! Вот к чему ведет богатство исторических источников! И ведь это еще не все!

А арабами и хазарами последние годы жизни Игоря описаны совершенно иначе. Приведем цитаты из известной «иудейско-хазарской переписки»:

«С того дня напал страх перед казарами на народы, которые живут кругом них… А (византийский император) Роман послал большие дары Хельгу, царю Русии, и подстрекнул его на его собственную беду. И пришел он ночью к городу Самкерц и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб-Хашмоная. И стало это известно… досточтимому Песаху… И оттуда пошел он войной на Хельгу и воевал несколько месяцев и бог подчинил его Песаху. И нашел он добычу, которую тот захватил из Самкерца. И говорит Хельгу: «Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или же буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя». И пощел Хельгу против воли и воевал против Константинополя на море 4 месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили его огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти казар».

Более распространена точка зрения, согласно которой Хельгу в этом тексте — это наш Олег. Но Олег успешно воевал с Византией, а здесь сказано о его поражении, да к тому же в морском сражении, так что, скорее всего, речь все-таки идет о «Хельгу» Игоре.

«Житие Василия Нового» также сообщает о сражении войск Игоря с греками: «и брани межю ими бывши, побежени быша русь, и биша их грецы бежащих».

Придя в Хазарию, «Хельгу» Игорь набрал войска из местных племен: ясов, северян, буртасов (приволжские аланские племена), и напал на Закавказье, разграбив город Бердаа, о чем имеются пространные сообщения у восточных авторов. Правда, имя князя русов там не называется, но по времени проишествия можно предположить, что речь идет или об Олеге, или об Игоре. Там в сражении «эмир» Игорь и погиб, но и в Киеве было почему-то сразу две могилы Игоря! Впрочем, как мы убедились, и у Олега была масса могил, так что пора нам к этому явлению привыкнуть. Отмстим попутно, что на момент гибели Игоря везиром Хазарин был сын Кия, основателя Киева — Ахмад бен Куйя (годы правления 930–950), и это само по себе интересно.

952 год — дата последнего упоминания князя Игоря, как еще живущего (ему уже более 90 лет). В этом году Игорь послал для построения града Углич на Волгу некоего князя Яна, который и основал Углич — о чем мы упоминали выше. Тогда еще Игорь был язычником и «Игорь неверный аще… церквей видимых по градом ставити не позволял». Но так как известно его христианское имя — Георгий, стало быть, незадолго перед кончиной он все же принял христианство.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх