Последние комментарии

  • Ольга Виноградова23 июля, 12:16
    Полгода назад мне попалась заметка, что все трое выжили и умерли в 90-х или нулевых не от лейкемии. Точно не помню, к...Имена 3 инженеров, ушедших в водолазных костюмах под раскалённый реактор Чернобыля, и спасших всю Европу
  • Kulyab Pravda22 июля, 17:22
    Какова их судьба, об этом ничего не написано. Есть они или их нет,  государство должно содержать их и их семьи как сп...Имена 3 инженеров, ушедших в водолазных костюмах под раскалённый реактор Чернобыля, и спасших всю Европу
  • Виталий Кирпиченко21 июля, 18:57
    Заметна истина -- бей врага нещадно, и он поймёт, что быть дружественным соседом выгодней.Печенеги: тайна исчезновения первых врагов Руси
  1. Блоги

Лётчик Иван Фёдоров. Ас воздушного боя

Так порою бывает, что непроверенные рассказы авторитетных людей складываются в легенду. Как снежный ком, сорвавшийся с горы, несётся к её подножию уже огромной лавиной, так и легенда обрастает такими новыми подробностями и эпизодами, что в правдоподобность её верит даже сам рассказчик. 

Разрешите представить вам Федорова Ивана Евграфовича — Героя Советского Союза, известного лётчика-испытателя, аса воздушного боя, благодаря стараниям журналистов ставшего одним из знаменитых военных лётчиков нашей страны.

Ещё бы, он — герой Испании, «Красный дьявол», единственный, кто «получил награду от Гитлера и от Сталина». Воздушный «анархист» и «командир штрафников». О нём так красноречиво рассказывали разные журналисты и писатели, что уже тогда у многих появились закономерные вопросы как к самому рассказчику, так и к авторам публикаций тоже. Позже появилось открытое письмо в редакцию газеты "Комсомольская правда" от заслуженных лётчиков-испытателей СССР С.А. Микояна и А.А. Щербакова, в котором они прямо говорят: «…его рассказы являются выдумкой, часто нелепостью и ничем не подтверждаются». Меня настолько заинтриговала эта ситуация, что я решил провести собственное непредвзятое «расследование».

 

 

Детство


Даже с точным местом рождения Ивана Федорова произошел конфуз. По документам местом его рождения указано село Харьково, Харьковской области, где-то даже г. Харьков. Но, по воспоминаниям его двоюродных сестер А.И. Рубашкиной и Е.И. Гуреевой, Ваня Федоров появился на свет в 1914 году 10 (23) февраля в станице Каменской области Войска Донского. Сейчас это город Каменск-Шахтинский Ростовской области. Предки Ивана Евграфовича были из донского казачества, и со слов родственников — «старой веры». Родители происходили из двух породнившихся родов Денисовых, и его отец, Евграф Васильевич, решил сменить фамилию на Фёдоров. Сам он в детстве рано лишился отца и воспитывался дедом — Фёдором Фёдоровичем. В честь него отец и назвался фамилией Фёдоров, пообещав деду прославить свой новый род. В поисках работы Евграфу Васильевичу и его жене Надежде вскоре после свадьбы пришлось переехать из родного хутора Николаев (ныне село Литвиновка) в окружную станицу Каменскую. Когда Надежда забеременела, молодой семье пришлось купить небольшой домик у реки Северский Донец, где и родились их четверо детей.

В 1918 году, в разгар гражданской войны, их станицу заняли немцы и белоказаки. Отец ушел с красными, а мать с четырьмя детьми родственники забрали к себе на хутор. Трудно им пришлось, и от голода умерла младшая сестричка Ивана. Когда в 1923 году война закончилась, то отец, пообещавший своему погибшему другу присмотреть за женой с сыном, поехал к ним да так и остался жить с новой семьей. Надежда, не дождавшись мужа с войны и считая убитым, заказала по нему панихиду, когда от людей случайно узнала, что муж жив и живёт с новой женой в Луганске. Как истинно донская казачка, она вспылила, бросила детей и навсегда уехала на Кубань. Так и остались дети сиротами при живых-то родителях. Ивану тогда было 9 лет, когда его и двоих младших братьев Семёна и Василия родственники и сердобольные соседи сперва подкармливали, а после отвезли к их отцу в Луганск.

Путёвка в жизнь


Для отца свалившаяся «обуза» из троих мальчишек была в тягость, и Ваня вместе с братьями беспризорничал до 1927 года. В 14 лет он «взялся за ум» и сумел окончить школу за 5 классов. Он работал слесарем-инструментальщиком на Луганском паровозостроительном заводе и учился на вечернем рабфаке при Донецком институте народного образования, который окончил в 1930 году.

Без отрыва от производства он занимался в Луганской школе ОСОАВИАХИМа и летал на самодельных планерах, навсегда «заболев» небом. Он освоил и полюбил на всю жизнь мотоцикл и активно занимался спортом. Иван успел поработать и помощником машиниста, и машинистом маневрового паровоза. В 1931 году он окончил школу ФЗУ, а через год — первый курс Луганского пединститута, откуда его призвали в Красную Армию. Полёты на планерах пошли впрок, и уже в августе 1932 года Фёдоров окончил Луганскую 11-ю авиашколу военных пилотов и начал службу в строевых частях ВВС младшим лётчиком. В ноябре того же года он уже — командир звена в 35-й истребительной авиаэскадрильи 69-й истребительной авиабригады Киевского ОВО в Житомире. Его, ещё молодого лётчика, уже тогда ставили в пример за мастерство пилотажа на «ишачках» И-15 и И-16. А в 1936 году он — командир отряда 17-го истребительного авиаполка 69-й истребительной авиабригады.

В 1937 году лётчиков, участвовавших в воздушном параде над Красной площадью, пригласили в Кремль. Там они группой из двенадцати человек договорились проситься воевать в Испанию, а парламентёром выбрали Фёдорова. Потом было собеседование в НКВД, и в путь-дорогу. Пароходом во французский порт Гавр, оттуда в Париж на международную выставку. По легенде, они все ударники сельского хозяйства. Через несколько дней их самолётом переправили в Испанию.

Испанский лётчик


С мая 1937 года по февраль 1938 года Иван Федоров воюет добровольцем в небе Испании. Вспоминает советский лётчик-ас войны в Испании Н.Г. Соболев:

«Поначалу мы прикрывали от бомбежек порт Картахену и облётывали собранные «И-16», которые привозили в ящиках на пароходах. Потом на испанском пассажирском самолёте меня, Мастерова, Антонова, Фёдорова перевезли в Мадрид. По дороге испанские пилоты заблудились, и мы, опасаясь, что они ненароком отвезут нас к Франко, помогли им сориентироваться по карте».



Сражается он смело, в чем нет сомнений. Как напишет Игорь Шелест в своей книге «С крыла на крыло»:

«Но как раз об этих своих подвигах он рассказывать почему-то не любил. В то время, отправляясь в Испанию, русские летчики называли себя Педро, Хозе, Хуанами. Иван Евграфович тоже стал Хуаном, или Жуаном. Вернувшись на Родину, трансформировался в Женю».



Некоторые лётчики позже подначивали Ивана, в шутку называли его сдвоенным именем Женей-Ваней, а ему так даже больше нравилось.

Официально считается, что в небе Испании Фёдоров воевал в составе 5-й авиаэскадрильи 21-й авиагруппы и совершил более 150 боевых вылетов (боевой налёт составил 180-190 часов). На своём И-16 он в районе города Картахена лично сбил два итальянских бомбардировщика «Савоя-Маркетти SM.79», оставшихся без прикрытия. Об этом в газете «Правда» была напечатана заметка. 

«Маневры были в том году очень сложные, — начал свой рассказ 24-летний лётчик Н-ской авиачасти Иван Евграфович Фёдоров. — В них участвовали большими массами все виды оружия. Меня и ещё одного товарища прикомандировали к эскадрилье бомбардировщиков, которая разместилась на небольшом аэродроме недалеко от моря. На рассвете неожиданно пришло известие, что группа бомбардировщиков „противника“ направляется бомбить наш аэродром. Мы взлетели навстречу „неприятельской“ эскадрилье и быстро набрали высоту. После недолгого полёта я заметил внизу автомашину. Фары её тускло блестели. Она двигалась в сторону нашего аэродрома. Но почему фары так широко расставлены у этого автомобиля? — мелькнула мысль. Нет, это не автомобиль, а самолёт, и решение возникло молниеносно.
Самолёт „противника“ шёл вдоль моря. Я знал, что скоро начнётся открытое пространство, на котором можно будет дать „бой“. На это пространство мы вылетели одновременно. Но я был выше самолёта „противника“, и преимущество было за мной. Я сверху атаковал „вражеский“ самолёт и вскоре заставил его снизиться. Покончив с одним, я пустился на поиск остальных.

Где их искать? Пилоты „противника“, конечно, давно меня заметили, и теперь будут стараться, во что бы то ни стало сбить. Я решил обмануть „противника“ и уйти к морю. — Не подумают же они, — сказал я себе, — что сухопутный истребитель рискнёт уйти в море.
Несколько минут я кружился и вдруг увидел на воде тень. Она то останавливалась, то быстро передвигалась по воде. „Вражеский“ самолёт был где-то близко. Я решил атаковать его, зайдя ему в хвост. Нападение было совершенно неожиданно. Пулемёты работали безотказно... Посредники зафиксировали в эту ночь 2 „сбитых“ мною самолёта...»


(Из газеты «Правда» № 228 от 19.08.1938 г.)

Лётчик Иван Фёдоров. Ас воздушного боя



Однако Ю. Смирнов в «Крыльях Родины» (№7 за 2000 г.) пишет, что в «архивном личном деле № 8803 значится, что за время пребывания в Испании» Иван Евграфович Фёдоров «совершил 286 боевых вылетов, провёл 36 воздушных боёв, в которых показал исключительные образцы ведения воздушного боя. Сбил лично 11 самолётов противника и 13 в группе». Здесь исследователи ссылаются на то, что нет достоверных данных о воздушных сражениях в небе Испании. Дескать, тогда некому и некогда было вести строгий учёт, а также было распоряжение руководства, чтобы советские лётчики не выказывали своё превосходство перед испанскими «комрадами». 

 

Истребитель И-16 тип 10 ВВС республиканской Испании на стоянке. Обед



За мужество и героизм, проявленный в небе Испании, Фёдоров был награждён двумя орденами Красного Знамени. Из его наградного листа: «Кандидат ВКПб с 1938 года. Имеет ранения: в Испании лица и руки». А вот о том, что ему была вручена испанская награда орден «Лавры Мадрида», нет документального подтверждения. К слову сказать, что маршал Малиновский, вопреки утверждениям журналистов, такую награду тоже не получал. Фёдоров также рассказывал, что сами испанцы за храбрость прозвали его «Деабле Рохо» («Красный дьявол»). Скажу честно, что в воспоминаниях лётчиков-участников войны в Испании среди отличившихся фамилия Фёдоров не встречается. А прозвищем «Красный дьявол» фашисты в то время окрестили бесстрашного испанского лётчика Франсиско Осуна, который позже погибнет в воздушном бою с фашистами.



По возвращении из Испании в феврале 1938 года капитана Фёдорова назначили командиром эскадрильи в его 17-й истребительный авиаполк 69-й истребительной авиабригады Киевского ОВО. В конце 1938 года за успехи эскадрильи он в свои 24 года будет назначен командиром 17-го истребительного авиаполка. В 1939 году его отправили в Липецк на высшие авиационные курсы усовершенствования. По возвращении его, как командира полка, отправляют в Великие Луки на формирование особого 42-го истребительного авиаполка 17-й истребительной авиабригады Калининского ВО. 



В счёт 1000


Но уже в мае 1940 года майора И.Е. Фёдорова «в счёт 1000» отправят работать в Горький летчиком-испытателем на авиазавод № 21. В то время действовало постановление ЦИК и СНК СССР от 29 января 1936 г. «О зачислении 1000 резервистов в кадры РККА с оставлением на оборонной работе в гражданских наркоматах и учреждениях». Для усиления промышленности «тысяча» окончивших военно-технические академии инженеров была направлена на заводы и в КБ. 

В ноябре того же года Ивана Фёдорова отправили от завода по правительственной командировке в Китай. Там в городе Урумчи на авиазаводе № 600 собирали серийные истребители И-16 для китайских ВВС. Фёдоров там работал в должности начальника летно-испытательной станции вплоть до катастрофы 24 мая 1941 года, в которой погиб лётчик-испытатель С.Н. Викторов. Запомним дату катастрофы и фамилию погибшего лётчика. Они тогда в паре с Фёдоровым производили облёт двух самолётов И-16 № 2460096 (Викторов) и № 2460034 (Фёдоров). При взлёте на высоте 15-20 метров двигатель машины Викторова вдруг задымился и заглох. Самолёт перешел в штопор и врезался в землю правым крылом, мотором. От удара самолёт разрушился, мотор оторвался и отлетел на 30 метров от места падения, лётчик погиб.

Фёдорова сняли с должности начальника ЛИС, но оставили работать на заводе рядовым лётчиком-испытателем до конца командировки. В одном из его наградных листов будет указано, что майор Фёдоров принимал участие в боевых действиях в Китае в период с ноября 1940 по февраль 1941 года. Тогда благодаря нашей помощи китайским войскам удалось отбить атаки японцев на всех фронтах.

Но, вопреки всему, что писали о Фёдорове журналисты и рассказывал он сам, мне не удалось найти документальное подтверждение, что он принимал участие в боях с японцами у озера Хасан, на Халхин-Голе, а также об участии его в Финской войне.

 

Истребитель И-16. Бои у озера Хасан, 1938 год



69-я истребительная авиабригада, в которой мог воевать Фёдоров (на И-15 или И-16) действовала только у озера Хасан. Но в тех боях японская авиация вообще не участвовала. Наши «ишачки» вылетали на штурмовку и на сопровождение бомбардировщиков, не встречаясь с противником в воздухе. А во время сражений на Халхин-Голе Фёдоров находился на курсах в Липецке.

Накануне войны


В июне 1941 года, как рассказывал Фёдоров, его вместе с лётчиками Супруном, Стефановским и Викторовым направили в командировку в Германию в качестве экспертов. И якобы там Фёдоров за штурвалом самолёта «Хенкель-100» продемонстрировал немцам такое мастерство высшего пилотажа, что получил от Гитлера в награду железный крест…

Как выяснилось, вся эта история была выдумкой Ивана Евграфовича. Лётчик-испытатель Викторов к этому времени уже погиб, о чём не мог не знать Фёдоров, так как всё произошло на его глазах в мае 1941 года в Китае.

Лётчик-испытатель, генерал-майор авиации, Герой Советского Союза П.М. Стефановский в своей книге «Триста неизвестных» пишет: «…на официальном банкете в честь немецкой авиационной делегации, приехавшей в СССР вслед за посещением Германии нашими авиационными специалистами». Он не пишет о том, что сам лично был в составе делегации в Германии. Он дружил с Супруном, который действительно был в Германии, но гораздо раньше.

Лётчик-испытатель, дважды Герой Советского Союза С.П. Супрун в марте 1940 года был в Германии в составе комиссии по закупке немецких самолетов разных типов «для ознакомления». На аэродроме в Ростоке немцы им показали свой новый истребитель Hе-100. Супрун, осмотрев самолёт, попросил разрешения на полёт. Представители фирмы "Хейнкель" пытались его отговорить, но, убедившись, что Супрун отлично разбирается в технике, взлёт разрешили. В своих мемуарах Эрнст Хейнкель так вспоминает об этом эпизоде: 

"Это был высокий, статный мужчина. Перед первым полётом на Не-100, самом скоростном из всех самолётов, на которых он когда-либо летал, он имел 10-минутную консультацию с одним из моих лучших лётчиков-испытателей. Затем он поднял машину в воздух и стал швырять её по небу, выполняя такие фигуры, что мои лётчики почти онемели от удивления".



После приземления техники, механики, инженеры подхватили нашего лётчика на руки и понесли к аэродромному казино. Немецкие пилоты признались, что в этом полете они впервые увидели такие высокие лётно-технические возможности своего самолёта.

К сожалению, командир полка подполковник Супрун погибнет в самом начале войны, и за его смерть наши лётчики будут мстить фашистам.

 

У самолёта He-100, Германия, 1939г. В центре — лётчик-испытатель С.П. Супрун



Самовольно сбежал на фронт


В феврале 1942 года Фёдоров возвращается из Китая на горьковский авиазавод №21. Он, будучи кадровым военным лётчиком с 10-летним лётным опытом, неудержимо рвался воевать на фронт. Но его не отпустили, и тогда Иван Евграфович решается на отчаянный поступок – самовольно сбежать с завода, где он испытывал истребитель ЛаГГ-3, на фронт. Сам он рассказывает об этом с более красочными подробностями, такими, как три мёртвых петли под мостом через Оку, воздушную погоню и т.д. 

Но вот Игорь Шелест в книге «С крыла на крыло» так описывает этот эпизод:

«В восторге от наглядного урока, летчики стали уговаривать Федорова присоединиться к ним. И однажды, не сказав никому ни слова, он взлетел вслед за группой военных машин, пристроился к ним в пеленг и улетел на фронт». Так или иначе, но в июле 1942 года, Фёдоров самовольно перегнал ЛаГГ-3 на Калининский фронт и остался там. Ему ещё повезло, что командующий в то время Михаил Громов лично защищал Фёдорова и назначил его старшим инспектором по технике пилотирования 3-й ВА, а по совместительству и командиром отряда управления. Вот как характеризуют его в тот период: «С первых же дней своего пребывания весь свой богатый опыт вложил в дело обучения молодого личного состава… проделал большую работу по переучиванию летного состава с разных конструкций самолётов на истребителей, личным примером показывая образцы умения, мужества и отваги».



Крылатый штрафбат


В августе 1942 года Фёдорова назначили командовать «группой штрафников лётного состава», и именно в этот тяжелейший период войны он применит весь свой уникальный лётный опыт на практике, покажет мастерство аса. Не бояться смерти — таким основным качеством, наверное, и должен обладать лётчик-испытатель. Холодный расчёт и отличное знание всех возможностей машины позволяли ему отчаянно бросаться в неравный бой и выходить из него победителем. Фёдоров рассказывал, как лётчики-штрафники, видимо, решили проверить «на вшивость» своего командира и бросили его одного посреди боя. Он не удрал, и даже после приземления не устроил им разнос, хотя имел полномочия расстреливать дезертиров. Он им доказал, что и один «в поле воин». После этого случая они так прониклись уважением к своему командиру, что дрались яростно, как и подобает «сталинским соколам».

Из наградного листа на майора Федорова И.Е., командира 157 истребительного авиаполка:

«23.09.42 г. над аэродромом Бошарово один вёл неравный бой с 24 самолётами противника /18 Ю-88 и 6 МЕ-109/, в котором сбил один и подбил два самолёта противника /все три Ю-88/. В этом бою тов. Фёдоров получил лёгкое ранение в ногу и на сильно повреждённом самолёте произвёл благополучно посадку на своём аэродроме».



Вдумайтесь, он сражался один против 24 немецких самолётов, защищая свой аэродром, и его не сбили!

В тот тяжелый период боёв под Ржевом нашим лётчикам приходилось вступать в бой, когда у них было вдвое, а порой и втрое меньше самолётов, чем у противника. Командовал штрафниками Фёдоров всего один месяц, но, как отмечено в наградном листе:

«За период командования группой штрафников на Калининском фронте лично произвёл 84 боевых вылета, участвовал в 12 воздушных боях, в которых лично сбил 5 Ю-88, 1 ДО-219, 6 МЕ-109Ф и в паре с ведомым сбил 1 МЕ-109Ф, лично подбил 1 МЕ-109Ф и два Ю-88. Все сбитые самолёты подтверждены наземными войсками».



Кстати, сами военные лётчики после войны рассказывали, что за «подтверждением» сбитых самолётов к пехоте без спирта ходить было бесполезно.

В одном из боёв 1942 года, когда Фёдоров лично сбил один МЕ-109, а второй МЕ-109 подбил, его собственный самолёт был сбит, а он получил лёгкое ранение рук, ног и тяжелое ранение лица. Сам Иван Евграфович, шутя, рассказывал о своём ранении носа. 

В бой идут одни асы


Однако превосходство немцев в воздухе было очевидным, а кадровый резерв лётчиков Красной Армии быстро таял. Невосполнимый урон наносили опытные ястребы люфтваффе, жестоко расправляясь с нашими молодыми пилотами, не имеющими большого опыта воздушных боёв. Фёдоров называл их «картёжниками» за изображение игральных карт на своих самолётах, а немцы их называли «пожарной командой». По-видимому, именно для ликвидации этой угрозы в сентябре 1942 года маршал авиации и возложил на полковника Фёдорова формирование полка асов на Калининском фронте при 3-й ВА. Им разрешалось вылетать на «свободную охоту», чем они с успехом и занимались, выбивая «пух и перья» из элиты люфтваффе. За успешное выполнение этого задания, руководство и командование полком Фёдорова наградили орденом Отечественной войны 1 степени.

В 1942 году его наконец-то приняли в партию ВКП(б). А ещё он обзавёлся курительной трубкой в виде головы Мефистофеля и богато украшенной саблей, доставшихся в качестве трофеев из сбитого им самолёта именитого немецкого лётчика. Сам Фёдоров рассказывал о воздушных дуэлях, как они вызывали противника на поединок, сбрасывая на аэродром «вымпел» с запиской, но я с сомнением отношусь к этим рассказам. Пролететь над вражеским аэродромом, невзирая на его охранение и ПВО лишь для того, чтобы вызвать противника на бой, – не самая удачная идея.



С декабря 1942 года по апрель 1943 года полковник Фёдоров командовал 256-й, а позже 273-й истребительной авиадивизией в 3-й ВА. Иван Евграфович, оказывается, умел не только храбро сражаться в воздухе, но и проявил немалый талант руководителя и наставника. В апреле его дивизию пополнили после переформирования в ЗАПах 157, 163 и 347 истребительные авиаполки. Их укомплектовывали молодёжью, вообще не имеющей боевого опыта. И тогда ему удалось за 10-15 дней сколотить лётный состав, обучить его ведению воздушного боя и подготовить к выполнению боевых задач. За период с мая по ноябрь 1943 года его 273-я истребительная авиадивизия сбила 509 самолётов противника (243 по подтверждениям с земли, и ещё 266 по донесениям лётчиков), потеряв 70 своих самолётов и 50 лётчиков. Они сражались за «курский выступ», участвовали в операциях на Орловско-Курском направлении, под Кромами, Севском, Глуховом, Конотопом, Нежином, Черниговом и Гомелем.

 

Командир авиадивизии Иван Федоров (пятый слева) с однополчанами



Кстати, знаменитый немецкий ас Эрих Хартманн, которого, по рассказам Фёдорова, он лично сбил, в составе JG52 (52-я истребительная эскадра) также принимал участие в операциях под Курском. Так что теоретически они могли там встретиться в воздухе, но документального подтверждения этому событию нет.

За успешное командование и продуктивную боевую работу дивизии на Белорусском фронте в декабре 1943 года полковника Федорова наградили орденом Александра Невского. Общий налет на момент его награждения составил 6700 часов.

 

Фёдоров Иван Евграфович с супругой Анной Артемьевной



Находясь на командных должностях, Фёдорову приходилось больше уделять времени обучению личного состава и проверке навыков молодых лётчиков, чем самому участвовать в боевых вылетах. Но он научил их драться так, что несколько его учеников стали Героями Советского Союза.

Дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации В.И. Попков вспоминает боевое прошлое «Жени-Вани» Фёдорова:

«Он показал нам строгую вертикаль. И эта вертикаль спасла так много жизней лётчиков. Только за этот метод я бы дал ему вторую Звезду Героя».



Фёдоров первым показал, как можно выйти из боя весьма необычным манёвром — взмыв свечой вертикально вверх.

Два Ивана Фёдорова



Надо сказать, что в то время воевал ещё один лётчик, и его также звали Иван Фёдоров, только по отчеству он был Васильевич. Он тоже отважно бил врага, стал Героем Советского Союза и сбил лично 36 и в группе 1 самолёт противника, а ещё 9 самолётов уничтожил на аэродромах. Однажды, расстреляв весь БК, он протаранил своим крылом немецкий истребитель МЕ-109, разбив колпак его кабины. Обе машины рухнули на землю, но Иван Васильевич остался жив, успев дёрнуть за кольцо парашюта.

В июне 1944 года Ивана Евграфовича с понижением в должности назначают заместителем командира 269-й истребительной авиадивизии (3-й Прибалтийский и 2-й Белорусский фронты). 

Из письма генерал-лейтенанта С.И. Руденко:

«За недостойное поведение старшего офицера, выразившееся в вымогательстве и очковтирательстве, а также неудовлетворительную работу ходатайствую о снятии полковника ФЁДОРОВА с занимаемой должности и о назначении с понижением».



Фёдоров рассказывал, что понижение в должности произошло из-за предвзятого отношения к нему со стороны командира корпуса. Но тогда у него снова появилась возможность боевых вылетов, и его личный счёт пополнился новыми победами. В октябре 1944 года полковника Федорова наградили орденом Отечественной войны 2-й степени «за правильное воспитание и ввод в строй молодых летчиков и лично произведенные 12 боевых вылетов». А свою «жирную точку» в войне он поставил 25 апреля 1945 года, когда в одном из боёв лично сбил два самолёта противника FW-190 возле города Пренцлау, в 93 км от Берлина. Он был награждён медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Кёнигсберга» и «За взятие Берлина». Так за время войны он летал на истребителях ЛаГГ-3, Як-1, Як-3, Як-7, Як-9 и Ла-5.



Быстрее звука


После войны Фёдоров возвращается к работе лётчика-испытателя и в сентябре 1945 года он уже работает старшим лётчиком-испытателем в ОКБ С.А. Лавочкина. Он одним из первых испытывал отечественные реактивные истребители Ла-150, Ла-150М, Ла-150Ф, Ла-156, Ла-174, Ла-174ТК. В 1948 году при испытаниях самолёта Ла-168 первым в стране достиг скорости 1000 км/ч.

В своей повести «Лечу за мечтой» И. Шелест пишет: 

«Году в сорок восьмом, при испытании одного из опытных реактивных истребителей Семена Алексеевича Лавочкина — кажется, это был ЛА-15, — у Ивана Евграфовича Федорова произошел такой феноменальный случай.
Федоров планировал на посадку. Вдруг наблюдавшие со старта заметили, как истребитель стал быстро крениться. Больше, больше... «Конец!» — обожгла всех мысль, когда самолет и вовсе перевернулся на спину... Но нет. Будто подхваченный горизонтальным смерчем, истребитель вертанул крылом еще резче и вышел в нормальное положение. Под ним оказалась бетонная полоса, и секундами позже он покатился по ней, как ни в чем не бывало».



Как выяснилось позже, один из щитков-закрылков не выдвигался и, чтобы машина не зарылась носом в землю, Фёдоров дал ей возможность завершить полный оборот вокруг собственной оси. После этого он убрал работающий щиток-закрылок и смог посадить самолёт. Уже на земле он, смеясь, материл этот щиток на чём свет стоит, а механикам сказал: «Не будь я Женей-Ваней, из-за подлейшего, факт, сыграл бы в ящик!»

В ОКБ С.А. Лавочкина создается первый советский реактивный самолет со стреловидным крылом. Конструкторы присвоили ему условный номер «160». Это был одноместный моноплан с двигателем Р-10 и тягой всего в 900 кг. При крутом снижении стреловидное крыло позволяло ему приблизиться к скорости звука. В 1947 году Фёдоров лично поднял Ла-160 в небо и провёл его испытания.

А в мае 1948 года Фёдорову пришлось покинуть аварийный реактивный самолёт Ла-174, выпрыгнув с парашютом. 

В своей документальной повести «С крыла на крыло» И.Шелест пишет:

«Федоров первым испытал в 1948 году на реактивном самолете со стреловидным крылом (ЛА-15) штопор. Правда, пришлось самолет покинуть, когда вопреки всем действиям летчика он, вращаясь, продолжал падать. Прыгал Женя старым способом, перевалившись через борт: катапультные кресла на первых порах страшили, пожалуй, больше.
Так это или иначе, но Женя покинул штопорящий ЛА-15 «дедовским» способом: за борт, головой вниз. Он был все в той же своей зимне-летней куртке и в суконных галифе. В штопоре скорость не так уж велика, но все же километров триста, четыреста, а может, и больше.
Женя рассказывал, каких трудов ему стоило выбраться из кабины. Прижимала к сиденью двойная перегрузка. Уже за бортом, в силу ускорений, Женя никак не мог оттолкнуться от машины. Ее круглый фюзеляж притягивал летчика к себе, как магнит железные опилки.
Самолет упал в лес, а Женя с ссадинами и кровоподтеками опустился на парашюте».



26 декабря 1948 года при испытании самолёта Ла-176 полковнику Фёдорову одному из первых в нашей стране удалось достигнуть скорости звука «в полёте со снижением». За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, 5 марта 1948 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» №8303.

 

Секретарь Ленинградского обкома и ЦК Н.М.Шверник вручает орден Ленина и медаль "Золотая Звезда" вместе с грамотой о присвоении звания Героя Советского Союза И.Е.Федорову. Москва 20.03.1948 г.



В 1949 году Фёдоров, работая уже лётчиком-испытателем ОКБ-1 в г. Дубна, проводил испытания опытного самолёта немецких конструкторов под руководством Б. Бааде «140-Р» (проект EF-131), на базе проекта немецкого реактивного бомбардировщика Ju 287. Это был один из первых в мире военных самолетов с крылом обратной стреловидности и один из первых в нашей стране турбореактивных бомбардировщиков. Во время испытаний его максимальная скорость достигала 904 км/ч, но на высоких скоростях у самолёта обнаружилась сильная вибрация и проект позже закрыли.

Фёдоров участвовал и в испытаниях различного авиационного оборудования на самолётах Як-3, Як-7Б, Як-9В, Ту-2, Ил-12, Ил-28, МиГ-15. 



В 1953 году Федоров проводил испытания очередного опытного истребителя на прочность. Это было крутое пикирование на полном форсаже с высоты более 15 тысяч метров. Без последствий для организма лётчика-испытателя при такой перегрузке не обошлось, и очередная врачебная комиссия постановила: «Федоров И.Е. не годен к лётной работе». И в марте 1954 года по врачебному предписанию его отправили в запас.

Об участии Федорова в Корейской войне нет никакой информации, хотя его могли туда направить в качестве лётчика-испытателя, как сейчас в Сирию летают наши конструкторы военной техники. Но говорить здесь о боевых вылетах и сбитых американских самолётах не стоит.

В 1955-1956 годах Фёдоров работал в редакции журнала «Международная жизнь», а потом до 1974 годах в МИД СССР. Был и ответственным референтом, и сотрудником посольства СССР в Тунисе. Он тоже летал, но не пилотом, а как специалист по обследованию условий перелета и посадки правительственных бортов на незнакомые аэродромы.

Были в жизни Ивана Евграфовича в своё время и «взлёты» и «падения», но он с честью держал удары судьбы. Он действительно не боялся смерти и был уникальным лётчиком-асом. Он не рассказывал о многих своих испытательских подвигах, считая их рядовой работой, а сочинял красивые байки, в которые, кажется, и сам верил. Он лично знал В.П.Чкалова, М.М.Громова, К.Е.Ворошилова и мог легко бравировать своим знакомством. Балагур и заводила, он таким запомнился окружающим его людям. Поэтому И.Шелест так и напишет: 

«На платформе, где подолгу иногда приходилось ждать электричку, горячий Женя — он же Иван Евграфович — отплясывал чечетку в щегольских сапогах и рассказывал истории, придумывая их тут же, на морозе.
Должно быть, Женя подозревал, что мы не верим ни единому его слову. И мы действительно не верили. Но рассказ его лился в таком самозабвении, что ни перебивать, ни сомневаться просто не хотелось».





Многие журналисты и корреспонденты стали «жертвами обаяния» Ивана Евграфовича. Они слишком увлеклись его рассказами, не проверив эту информацию, и сами вырастили «развесистую клюкву». Просто он в силу своей натуры был юморист по жизни, как бы сейчас сказали, мастер «разговорного жанра». Но все его награды были заслуженными, а он сам был яркой и неординарной личностью.

Красный дьявол. Лётчик И.Е. Федоров
Автор:
Кантемиров Виктор
Использованы фотографии:
airaces.ru, airaces.narod.ru, авиару.рф, testpilot.ru, savepic.org, airaces.narod.ru, rgakfd.ru

https://topwar.ru/159127-letchik-as-ivan-fedorov-amp-krasnyj-djavol.html

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх