Человек со "стальным сердечником"

Беслан – небольшой городок на берегу Терека, находящийся на железнодорожной магистрали Ростов – Баку, недалеко от Владикавказа, столицы Северной Осетии – Алании. Мне доводилось бывать в нём несколько раз, когда мы студентами делали пересадку по пути в горы. Частная застройка, состоящая в основном из кирпичных домов, местами обнесённых, по кавказской традиции, крепким каменным забором, да тенистая зелень деревьев. И кто бы тогда мог себе представить, что в таком тихом городке произойдёт страшная трагедия.
В тот светлый сентябрьский день 2004 года, во время торжественной линейки, как гром среди ясного неба, произошло нападение на школу террористов с захватом большого числа заложников. Это событие разделило всех участников на преступников, мучеников, жертв и героев.

Человек со "стальным сердечником"


О подвиге одного из героев, который первым ворвался в захваченное здание во время штурма, а получив тяжелейшее ранение, остался в живых, я хочу рассказать отдельно.


Заканчивалась торжественная линейка в бесланской школе №1, когда раздались выстрелы, и более тысячи человек, в основном детей и женщин, оказались захвачены группой из 32 вооруженных террористов. Они забаррикадировались в здании школы и обложились взрывчаткой, а уже через несколько часов спецрейсом из Москвы в Беслан прибыли отряды спецподразделений ФСБ группы Управления «А» («Альфа») и Управления «В» («Вымпел»).



Вспоминает командир группы Управления «В» («Вымпел») Центра специального назначения ФСБ РФ, полковник Бочаров Вячеслав Алексеевич: «Мы прилетели. Вся площадь перед администрацией Беслана полна народа. Полное молчание. И чувствуется, что над этой толпой витает какой-то ужас просто. У них лица – генерация тревожности и страха за судьбу тех, кто там остался. На нас смотрели как на спасителей. Ещё пять минут и «всё закончится». Нам тогда сказали, что там чуть больше трёхсот человек, и только через сутки сказали, что там в три раза их больше. Более тысячи человек! Первыми начинать штурм было бессмысленно, там потери будут просто огромными».

Два дня на нервах, неудачные переговоры и никаких действий. Идти на штурм запрещено, так как боевики заминировали здание, а по всему периметру выставили своих наблюдателей. Но третьего сентября, неожиданно для всех, в спортзале школы прогремели друг за другом два мощных взрыва. Крыша спортзала рухнула, и через несколько минут заложники сами стали выпрыгивать из окон во двор школы. Их заметили террористы и начали расстреливать в упор. Обезумев от ужаса, перемазанные своей или чужой кровью, они метались под пулями. Их ловили наши бойцы и уводили в безопасное место. Во время этого внезапного штурма бойцы групп специального назначения закрывали собой детей и женщин, выводя их из под огня террористов. Десять спецназовцев совершили этот подвиг ценой собственной жизни, став навеки героями для всей страны.

Чтобы спасти оставшихся заложников, командование оперативного штаба принимает решение о немедленном штурме захваченного здания.

«Тут же начали взрываться гранаты из подствольных гранатомётов. А мы не стреляем – не по кому стрелять. Окна забаррикадированы мебелью, боевиков не видно. А они-то видят нас. Докладываю, что готов войти, но мне отказывают. Два раза просил. На третий раз получил приказ действовать по ситуации», — рассказывает Вячеслав Алексеевич.

Он с двумя бойцами должен войти в здание через левое крыло, где был медпункт, и начать освобождение заложников. Сразу выясняется, что дальше дороги нет, потому что переход из медпункта в школу забетонировали – недавно был ремонт. Тогда полковник решается на отчаянный бросок длиной в двадцать метров через двор до спортзала. Оставшиеся бойцы прикрывают своего командира огнём пулемёта. И он рванул что было сил, под огнём боевиков. Ему это удалось.

«Я зашел в спортзал. Передо мной в ногах лежал мальчик, убитый. Годика полтора, наверное, в одних шортиках. И люди дальше лежали друг на друге, прямо слоями. И стрельба стояла страшная. Я руководство запрашиваю: «Прекратите стрельбу!» Мне ответили: «Мы не стреляем», — продолжает свой рассказ полковник.

Он осмотрелся. Террористов в спортзале нет. Часть их вместе с заложниками заняла актовый зал, а остальные заняли столовую. Бочаров сообщает по рации: «Начинать штурм со спортзала бессмысленно. Здесь, кроме погибших, никого нет». Оставшихся в живых десяток человек он эвакуирует сам и вызывает спасателей. Через несколько мгновений спортзал начинает гореть, занявшись огнём от взрыва. Если кто-то раненый и оставался в спортзале, то он бы погиб в огне.

Не дожидаясь подкрепления, полковник Бочаров начинает продвигаться в холл первого этажа. Его встречают автоматным огнём. В перестрелке Бочарову удаётся ликвидировать нескольких боевиков и вырваться из горящего спортзала. После беглого обследования полковник выяснил, что напротив центральной лестницы боевики установили пулемёт и готовятся расстреливать в упор всех, кто попытается войти через главный вход. Второй пулемёт они держат в столовой, а заваленные мебелью окна первого этажа заминированы. Об этом полковник доложил в штаб, что впоследствии помогло избежать ненужных потерь при штурме.

Не теряя времени, Бочаров решается в одиночку обезвредить пулемётчика в столовой. Но сделать это он так и не успел. Его настигла пуля снайпера, попав сзади в голову за левым ухом и выйдя под левым глазом. Первая, она же и последняя, мысль промелькнула в сознании: «Всё, отвоевался». Потом, где-то на границе сознания, мозг фиксировал отдельные громкие взрывы. Но, может, Вячеславу Алексеевичу это просто показалось, когда в суматохе боя его бесчувственное и окровавленное тело кулем вытолкнули из окна на руки спецназовцев.


Раненого Бочарова выносят из боя


Полковника Бочарова не было ни в списках погибших, ни в списках выживших. Его не нашли ни в одной из клиник, куда доставляли раненых. А раненых было так много, что они лежали в коридорах. Лица почти нет, сознание не возвращалось, ещё и без одежды. Среди многочисленных раненых Бочарова никто не опознал. Тогда родственникам сообщили, что он пропал без вести. Его даже могли похоронить, если бы он не очнулся. Уже и одиннадцатую могилу для него вырыли. Но сознание вернулось. Он скорее почувствовал, чем смог увидеть, что рядом – свои, и жестом показал, что может писать.

«У меня была контузия обоих глаз. Я не видел ничего. У меня вырвало верхнюю челюсть и оторвало нёбо. Вот в таком состоянии, беспомощном и практически бессознательном, я понял, что рядом кто-то есть. И показал рукой, что могу написать. Подсунули листок, я написал три слова «ЦСН ФСБ Бочаров», — рассказывает Вячеслав Алексеевич.



Уже позже он узнал о деталях штурма школы. Это благодаря его наводке спецназовцы вошли через правое крыло и сразу поднялись на второй этаж. Там они и ликвидировали 28 террористов. А тогда врачи упорно боролись за его жизнь. И он выжил. Дальше потянулись долгие месяцы лечения и множество сложных операций. Хирурги практически сотворили чудо, собрав заново его лицо. А как только Вячеслава Алексеевича перевели в общую палату, уже на следующий день он начал приседать, и через день два раза отжался. На вопрос врачей «Что ты делаешь?» он ответил: «Восстанавливаюсь».

Обычно в таких случаях рассказ заканчивается словами: «Жизнь его уже никогда не будет прежней». Но и тут наш герой всех удивляет. После ранения полковник Бочаров вернулся на службу и ещё шесть лет работал в ФСБ. Были ещё и дальние командировки в горячие точки.



Бочаров Вячеслав Алексеевич родился 17 октября 1955 года в городе Донской Тульской области. Проживал в городе Синельниково Днепропетровской области Украинской ССР. В 1973 году, окончив среднюю школу, поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище и четверть века прослужил в Воздушно-десантных войсках.

Своё решение перейти из ВДВ в ФСБ он объясняет так: «Я 25 лет прослужил в ВДВ. Прекрасно понимаю, что государство учило меня защищать интересы граждан. Ну нет сейчас внешней агрессии! Что же мне — сидеть, почивать на своих полковничьих погонах? Я принял решение обратиться в антитеррористический центр ФСБ. Так я ещё 12 лет прослужил в «Вымпеле», в оперативно-боевом отделе. Такие люди, как я, нужны государству».

Афганистан

В период с 1981 по 1983 гг. Бочаров нёс службу в составе ограниченного контингента в Демократической Республике Афганистан (ДРА). Сначала в должности заместителя командира разведывательной роты, а затем командира парашютно-десантной роты 317-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

На рассвете по разведгруппе из 14 человек, которой командовал Бочаров, внезапно был открыт огонь. Он сразу же получил ранение в обе ноги. Определившись, откуда по ним стреляют, он отправил две группы обойти хребет, справа и слева. Почти сразу разведчики наткнулись на группы окружавших их душманов. Задача снайперу – снять пулемётчика. Это позволило разведчикам выиграть время.

«Мои бойцы даже не знали, что я ранен. Я за камнями находился и просто управлял боем. Когда мы отстреливались, достал гранату из подсумка, разогнул усики у чеки, вытащил больше чем половину и положил рядом с собой. Потому что, если бы ситуация сложилась дальше критическая, выдернул бы (чеку) дальше, до конца. Вот и всё. Я бы в плен не сдался», — вспоминает Бочаров.

Разведчики несколько часов вели бой, но отбились. Получил ранение ещё один из бойцов. К сожалению, из-за сильного тумана дивизия отложила выполнение операции, и разведгруппе оставалось только вернуться без потерь.

«Уже когда надо было спускаться с гор, я понимаю, что идти-то я сам не могу… Мы потихонечку продвигались. Выломали двери в дувале, положили на эти двери раненого. Бойцы хотели и меня нести. Я говорю: «Нет, я сам пойду». (Мы шли), пока нас не встретил парашютно-десантный батальон, во главе которого шло несколько танков», — рассказывает полковник.

Жена даже не знала, что Вячеслав Алексеевич был ранен, пока он домой не приехал, тогда она и заметила эти шрамы.

Чечня

В период с 1999 по 2010 гг. Бочаров принимал участие в контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе, где получил ещё одно ранение.

«Я со своей группой выполнял задачу в Чечне и был сбит на вертолёте, когда мы в Веденском ущелье перемещались. Упали в расположение 66-го полка особого назначения. Когда вертолёт начинает закручиваться, мы понимаем, что не садимся, а падаем. Что это – конец. Я на своих ребят глянул — никакой паники. Все смотрят на командира. Командир сидит. Никто не орал. Нам повезло. Мы упали на склон, стали скользить дальше, и перевернулись… Восемь человек я отправил в госпиталь, но с остальными продолжал выполнять поставленную задачу», — рассказывает полковник.



Вот такой он — Вячеслав Алексеевич Бочаров, этот человек «со стальным сердечником», ветеран Афганистана, прошедший две чеченские войны и Беслан.

Требователен к подчинённым и беспощаден к самому себе. Таким, по его мнению, должен быть командир: «Выполнение задачи зависит от того, как твои подчиненные воспринимают тебя как командира. Если командир не уверен в том, что он делает – это сразу заметно… Если страх над тобой властвует, то ты уже не жилец в боевой ситуации. В этот момент ты самый уязвимый… Когда ты выполняешь свою работу, эмоциям не должен подвергаться. Они потом могут быть, когда мы за столом сидим и поднимаем третий тост «За тех, кто не с нами», но это потом».

Указом президента Российской Федерации от 11 октября 2004 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, полковнику Бочарову Вячеславу Алексеевичу присвоено звание Героя Российской Федерации.

Вот неполный список наград нашего героя: орден Красной Звезды, орден «За военные заслуги», медаль «За отличие в специальных операциях», медаль «За отвагу», ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, иностранные государственные награды — орден Звезды III степени (Афганистан), медаль «От благодарного афганского народа» (Афганистан).

О том, кого считать героем, он отвечает так:
«Главное – как человек поступает в ситуации, когда в его помощи кто-то нуждается, или от его поступка зависит жизнь и судьба окружающих людей. Вот от этого определяется величина личности человека...»


В 2007 году по решению Фонда регионального развития Бочарову В.А. присуждена премия «Герой нашего времени». Международный детский фонд присвоил Бочарову почётное звание «Рыцарь детства». В 2013 году Фонд В. С. Высоцкого присудил ему премию имени Высоцкого «Своя колея». Бочаров В.А. — почётный гражданин города Донской Тульской области. На Аллее Героев Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища им. В. Ф. Маргелова установлен его бюст.



В 2010 году Герой Российской Федерации, полковник ФСБ РФ Бочаров В.А. был уволен в запас. Он занимается активной общественной деятельностью в Общественной палате РФ и исполкоме Паралимпийского комитета России.
Автор:
Кантемиров Виктор
Использованы фотографии:
из личного архива Бочарова В.А. и социальных сетей

https://topwar.ru/147601-chelovek-so-stalnym-serdechnikom.ht...

 

Источник ➝

Почему марш пленных в Москве получил название «Большой вальс»

 

В скрижалях истории шествие немецких военнопленных по московским улицам в июле 1944 года навсегда осталось как «Парад побежденных». Однако на самом деле эта операция носила и другое название – «Большой вальс». И виной тому увлечение Сталина кинематографом.

Марш военнопленных и его причины

Как утверждает Андрей Мерников, автор энциклопедии «Вторая Мировая война», к 11 июля 1944 года в ходе одной из самых крупномасштабных наступательных операций Великой Отечественной войны, получившей название «Багратион», Советскому Союзу удалось заполучить в качестве пленных более 100 тысяч солдат и офицеров противника.

Однако, по словам Мерникова, власти государств-союзников выразили сомнение в количестве немецких военнопленных, захваченных советскими войсками. В доказательство по московским улицам решено было провести несколько тысяч немецких пленных.

Как указано в издании Владимира Долматова «Сталин. Главные документы», провести по улицам Москвы и Киева пленных немцев, от рядовых до генералов, велел сам Иосиф Сталин. В шествии, которое состоялось 17 июля 1944 года и которое контролировалось сотрудниками НКВД, приняли участие 57600 военнопленных, в том числе 1200 гитлеровских офицеров и 12 генералов. Это уникальное событие вошло в историю как «Парад побежденных», так как в свое время нацисты планировали организовать в Москве парад победителей. Однако данная операция носила и еще одно название - «Большой вальс».

 

Американская лента о «короле вальса»

Такое название, если верить авторам издания «22 июня – 9 мая. Великая Отечественная война» Алексею Исаеву и Артему Драбкину, операция НКВД получила благодаря американской музыкальной кинокартине «Большой вальс». Сценарий фильма, который вышел на экраны в США в 1938 году, был посвящен жизни и творческому пути известного австрийского композитора Иоганна Штрауса. Штраус-младший, скончавшийся еще в 1899 году, считался настоящим «королем вальса». Впрочем, в то время вальсы писали многие композиторы, так как этот танец находился тогда на пике своей популярности. Большой же вальс, состоящий из нескольких маленьких, изобрел тоже уроженец Австрии Йозеф Ланнер.

Но фильм не остался незамеченным не только благодаря музыке. Во-первых, лента «Большой вальс» в 1939 году завоевала «Оскар» за лучшую операторскую работу. Во-вторых, сценарий картины отражал один из самых трагических периодов жизни Иоганна Штрауса, когда тот, будучи уже женатым человеком, влюбился в оперную певицу. В-третьих, роль этой самой певицы исполняла Милица Корьюс, эмигрировавшая из Советского Союза. Все перечисленные обстоятельства и многие другие способствовали успеху кинофильма в СССР. Мало того, как утверждает Александр Колесников, автор книги «Евгения Белоусова: судьба актрисы – судьба жанра», «Большой вальс» буквально поразил отечественных зрителей.

Сталин и кинематограф

Не остался равнодушен к музыкальной ленте и Иосиф Сталин. Вождь вообще очень уважал кинематограф. Как пишет Александр Костин в своей книге «Убийство Сталина. Все версии и еще одна», еще до войны в Большом Кремлевском Дворце специально для Сталина был оборудован зал, где вождь вместе с другими членами Правительства смотрел и обсуждал кинокартины, причем как советские, так и зарубежные. Если верить Рою Медведеву, автору книги «К суду истории. О Сталине и сталинизме», режиссер Михаил Ромм утверждал, что в число любимых лент Сталина входили: «Огни большого города», «Ленин в Октябре», «Волга-Волга», «Кубанские казаки» и «Большой вальс».

По некоторым свидетельствам, которые приводит в издании «Сталин в жизни. Систематизированный свод воспоминания современников, документов эпохи, версий историков», однажды Иосиф Виссарионович отклонил список советских кинематографистов, представленных к наградам, сказав, что пусть те сначала научатся работать так же профессионально, как работают создатели американской картины «Большой вальс». Возможно, эта история – всего лишь байка. Однако тот факт, что Сталину действительно понравилась картина про Штрауса, не поддается никакому сомнению. Недаром вождь окрестил «Большим вальсом» даже операцию 1944 года.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх