Великие тени истории

7 046 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Когда палач народов Сталин убедился, что мировую революцию не поддержали рабочие капиталистических стран , он распр...Оккупация или доб...
  • Владимир Михальков
    Брехня Мюллер похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве !Генрих Мюллер: та...
  • Горский Виктор
    Действо происходило в преддверии визита представителей епископа Кентарберийского (Йоркского), которые которые собирал...Владыка Сергий: з...

Оружие Победы. Сила русского оружия

Оружие Победы. Сила русского оружия

Как это ни покажется теперь странным, но глава государства воинствующих безбожников Сталин, после своей смерти, был:

«…отпет Православной Церковью» [1] (с. 207).

А Иосиф Виссарионович, что распрекрасно известно, был очень неглупым человеком. А потому если распоряжение на такую удивительную посмертную манипуляцию над своим телом отдал даже он, то этот его поступок очень о многом говорит.

Но и сам русский человек во времена кровопролитных сражений Великой Отечественной войны очень сильно не походил на тех активистов, которые только совсем недавно в его стране крушили церкви, жгли иконы — в бездумной злобе издевались над верою своих пращуров. Все эти 4 года войны, когда между жизнью и смертью каждого была лишь малозаметная узенькая едва различимая прогалинка, солдат в окопе возносил в небо молитв отнюдь не менее самого стойкого затворника в самом дальнем монастыре. И чем больше бомб сыпалось на его голову, тем ревностнее усиливалось стремление к выполнению молитвенного правила. И внимание к СЛОВУ поднималось до таких невиданных перед началом этой войны высот, что русский окоп представлял собой во время бомбежки чуть ли ни некое подобие таинственного града Китежа, который некогда исчез из-под удара напавшего на нас неприятеля куда-то скрывшись из видимого нами мира.

«Многие военачальники молились. Прославленный полководец маршал Советского Союза Г.К. Жуков в августе 1941 г. в Смоленской области вынес из объятого пламенем храма Казанскую икону Божией Матери и не расставался с ней до конца войны. Он всегда сам молился и возил с собой священника, который совершал литургию» [2] (с. 11).

Вот за какую с их точки зрения провинность так ненавидят нашего прославленного маршала, маршала Победы, нынешние пораженцы всех мастей: от Солженицыных до Резунов и от Сахаровых-Ковалевых до Бешановых.

А вот что происходило в небе Курска:

«Пресвятая Богородица явилась над Прохоровкой на Курской дуге, где летом 1943 г. происходило знаменитое историческое танковое сражение. Рота пехотинцев видела в воздухе Божию Матерь, простершую над нашими войсками Свой омофор — Она показала, что поможет нам победить немцев в этой битве, что и произошло» [2] (с. 11).

Вот по какой причине, как выясняется, фальсификаторам всех мастей столь всегда требуется опорочить именно это поле русской славы! Ведь именно здесь само Небо указало нам на нашу в этой битве Победу.

Но явление Богородицы сопровождало наши в этой войне победы не единожды. Понятно дело, в печать эти свидетельства получили возможность проникнуть лишь в 80-е годы.

Вот эпизод явления Богородицы под Ленинградом.

Рассказал его своему внуку верующий шофер, который перевозил грузы по «Дороге жизни» в блокадный Ленинград. Именно ему, идущему во главе колонны, и было ниспослано свыше предупреждение о прорыве немецких танков. И таким образом оказалось спасено очень много людей и доставляемых ими блокадникам ценных грузов. Вот как это происходило:

«Вдруг моторы у машин враз, как по команде, заглохли. И вот тут-то, как рассказывал мой дед, — мы увидели эту дивную Женщину. Она парила над землей на облаке. Роста Она была высокого, по возрасту — лет тридцать, одета так, как одевались раньше русские женщины на Руси… Она была окружена неземным сиянием, и лицо ее сияло неописуемым светом… После видения никто не осмелился двинуться с места, и все смотрели вперед на дорогу.

Вдруг вдали за холмом, по которому они ехали, все увидели немецкие танки, пересекавшие их дорогу на большой скорости. И если бы не видение, что оттянуло время передвижения, то всех бы ожидала верная смерть после пересечения холма — тяжелые немецкие танки расстреляли бы колонну в упор» [3] (с. 191–192).

Но и в осажденном немцами Сталинграде имело место множество подобных случаев. Богородица и здесь являлась нашим военным водителям и предупреждала их об опасности. Немцы тогда страшно обстреливали и безпрерывно бомбили наш левый берег — пытались помешать подвозить осажденным, отрезанным рекою, провизию, пополнения и боеприпасы.

Свидетельствует Анна Тимофеевна Ларикова, медсестра 34-го полка 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева:

«“…Многие наши военные водители рассказывали, что их машины останавливала Божия Матерь… Она предупреждала, что там бомбят, надо подождать, просила, чтобы молились… Сама я Божию Мать не видела. А водители придут вечером в блиндаж и рассказывают о своей поездке, о явлениях Богородицы ” (Ларикова А.Т. Божия Матерь просила молиться)» [4] (с. 12).

Так что в нашей победе под Сталинградом очень не малое место занимает помощь русскому воинству свыше. Понятно дело, лишь по молитвам, которые в те времена, поняв, что это является их единственной защитой, в критические минуты ни на секунду не прекращали произносить наши воины, им и даровалась возможность быть спасенными после предупреждения.

То же творилось и на передовой. Именно по этой причине еженощно приходило пополнение к узбекам, а к соседствующим с ними русским частям — лишь раз в неделю.

«В 1993 году Надежда Гавриловна Клюкова, вдова участника обороны Ленинграда, Алексея Павловича Павлова, скончавшегося в 1987 году, рассказывала со слов мужа: “…В одну из бомбежек произошло настоящее чудо. Ночное небо вдруг озарилось розовым светом, и на розовом небе появился образ Спасителя. От неожиданности увиденного, все находившиеся в блиндаже бойцы, не сговариваясь, попадали и стали креститься… После этого, как только случался артобстрел или бомбежка, все наши солдаты начинали креститься. С тех пор я и уверовал в Бога. С этой верой прошел через всю войну, и после войны возвратился без единого ранения. Образ Христа навсегда остался в моей памяти” (Губанов. Чудеса в XX веке. Вып. 1. Серда-Пресс, М., с. 86–87)» [3] (с. 194).

А вот и еще рассказ. На этот раз из уст фронтовой разведчицы, попавшей в безвыходную ситуацию:

«…недалеко от линии фронта нас окружили фашисты. Завязался бой. Патронов и гранат у нас было мало — долго не продержишься. Командир группы отдал приказ рассредоточиться и пробиваться поодиночке. Но как пробиться, если сзади фашисты, а впереди, перед линией фронта, большое минное поле. Где в нем проходы — мы не знали, а идти наугад — это верная смерть. Я тогда была неверующая, хотя и крещеная. Время шло, фашисты уже прижали нас к минному полю, и мы понимали, что это конец. Вдруг откуда-то появился старичок в полушубке, с автоматом — седой такой, с бородой. Рукой нам машет и кричит: “Эй, кто за мной, Господу помолимся!”… И вот он развернулся и молча пошел через минное поле — а я за ним! Вокруг пули свистят, а мы идем, невидимые, — так и прошли через все минное поле. А когда добрались до своих — мой проводник вдруг исчез. С той поры не давал мне покоя вопрос: что же это за таинственный спаситель был? И вот уже после войны зашла я как-то в церковь и увидела икону святителя Николая Чудотворца. И обомлела: узнала того, кто меня через минное поле провел» [3] (с. 240–241).

Вот еще свидетельство прохода русского человека через минное поле:

«Фронт. Наро-Фоминск, Серпухов, Тула. Каким-то чудом приехала ко мне моя мама и привезла меховую безрукавку, потребовав, чтобы я всегда носил ее: там зашит псалом 90. Еще один листочек с псалмом она зашила под подкладку шинели. “Заступник мой еси и прибежище мое…”

…Враг отбит. Москва спасена!..

19 ноября началось наше контрнаступление, закончившееся Сталинградской победой. Будто крылья выросли. Вперед, на запад!

…Утром 3 ноября началось наступление на Киев… Позже я узнал, что в этот день мама моя слезно молилась в Москве перед Казанской иконой Божией Матери. Да, видно, и не одна она. Миллионы русских солдатских матерей молились в тот день о чадах своих, об Отечестве нашем, уповая на Заступницу усердную…

Зима–весна 1944 года… Было всякое. Где-то под Днепропетровском прошел ночью по заминированному полю. Со мною была икона Божией Матери и псалом 90. Вспоминается: “На руках возьмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия…”

Молитвами моей матери Господь сохранил нас с отцом, и мы вернулись с войны…» [3] (с. 248–250).

Удивительный эпизод помощи свыше, неожиданно преградивший в тот момент путь к бегству эсесовским палачам, произошел и под Корсунь-Шевченском. Окруженные немцы дождались непогоды, и пошли на прорыв в самом на тот момент плохо защищенном месте. Аккурат там, где наши задним числом прославленные советские генералы не соизволили установить вообще никакой противотанковой артиллерии. И это притом, что прекрасно знали, что немцы будут прорываться где-то здесь. Огромная стотысячная группировка, по полную завязку обезпеченная тяжелой танковой техникой, в том числе и «тиграми», устремилась на нашу воинскую часть, имеющую в наличии только крупнокалиберные минометы. И пусть этот вид русского оружия и имел небывалой мощности снаряд, но прицельно попасть из миномета в танк, в то же время, что понятно любому и совершенно незнакомому с данной техникой человеку, даже чисто теоретически невозможно!

Потому наши минометчики в тот момент поняли, что остановить немцев не смогут. Но огонь все-таки открыли: пусть погибнем, но хоть попытаемся воспрепятствовать уходу немцев из мешка.

И вдруг с противоположной стороны шляха, совершенно ни для кого неожиданно, выкатывается наша танковая армада — сотни «тридцатьчетверок», самоходок и ИС — самых мощных танков Второй мировой.

Такое развитие событий никто не мог прогнозировать. Немцев, зажатых с двух сторон в огненную ловушку, охватила паника. Да и было с чего паниковать.

Вот наш танкист оставляет свои впечатления о прошедшем бое:

«…в этом месте начинались овраги, и мы должны были пройти между ними по старому шляху… Выкатываемся к нему, а тут какая-то куча бронетехники… У нас приказ был: в боестолкновения не вступать да и вообще не задерживаться, но мы, конечно, по паре снарядов всадили… Ну и все: костер…» [5] (с. 134).

А вот минометчик сообщает о своем впечатлении, когда к их обстрелу тяжелыми минами (величиной с трехлитровую банку) с другой стороны шляха присоединились еще и наши тяжелые танки, неожиданно оказавшиеся у немцев в тылу:

«Вся их техника враз полыхнула. И башня! Башня какого-то танка летит над огнем, как картонка, и вращается… Жуть!..» (там же).

Вновь комментарий танкиста — уже после боя. Танкистам приказали очистить шлях для прохождения наших войск:

«Вызывают к начальству: двадцать машин — обратно. Цепляем бульдозерные ножи и начинаем утюжить шлях — тот самый, по которому вчера прошли сотни танков. Там — месиво: глина, трупы, стрелковое оружие… Ну, растолкали месиво по оврагам, возвратились в село.

На другой день прибывают англичане — военный атташе и еще несколько человек из посольства: заграница не верит сообщению о ликвидации вражеской группировки. Действительно: позавчера было огромное войско, а вчера его уже нет — так не бывает… Приезжаем к битой технике… Атташе высунулся из люка: “Где уничтоженный противник?” Веду к оврагу. Он подошел, глянул и сразу же — наизнанку. Отдышался, попил из фляжки крепкого чаю… постоял и говорит: “Любит Бог вас, русских”. “Причем, — спрашиваю, — тут Бог?” “А при том, — отвечает, — что кроме Бога в разработке уничтожения никто не участвовал: вашему командованию вложил в голову мысль о переброске танковой армии по этой дороге на запад, немецкому командованию — о выходе из окружения по этой же дороге на восток, потом двинул вас навстречу друг другу — гениально… А Генштаб ваш, говорит, к разгрому никакого отношения не имеет: там и сейчас толком не знают о происшедшем”» [5] (с. 134–135).

Так что немцы тогда, в метель, желая выскочить из котла, совершенно никем непредвиденно, сами забрались в тиски между нашими тяжелыми танками со 120-мм орудиями и непробиваемой немцами лобовой броней и самыми огромными минометами Второй мировой. Причем, такой операции, что и понятно, никто не разрабатывал. Да и как можно такое предугадать? Как можно умышленно загнать немцев в такие грандиозные клещи в такую пургу?

Но именно Господь Бог, в отличие от и действительно не причастных к удаче данной операции наших генералов, распорядился не выпускать из котла убийц — отборные эсесовские части. Потому стотысячной группировке врага в считанные минуты и пришел здесь неотвратимый конец: они сгорели заживо.

Причем, и сами минометчики удивляются, что лишь после совместного их с танкистами удара по врагу мины, вдруг, словно Кем-то специально направляемые, стали лететь точно — в цель:

«— …торопимся, мажем, мажем, и все равно спешим: хочется побольше успеть, пока минометы не покорежило да нас не поубивало. И тут вдруг грохот с другой стороны — с востока. Глядим: танки, самоходки… наши! Мы сразу попадать стали… А танков — десятки, сотни…

— …Ну и все: костер…» [5] (с. 134).

Так что здесь становится понятным даже то, Кто наши мины и снаряды точно в цель тогда направлял…

А вот генералам нашим во второй половине войны можно было уже спокойно отдыхать: Сам Бог руководил карающей десницей русского оружия. Потому немца крушили просто с невиданной доселе силой. Так, что они и по сию пору не могут понять — почему в казалось бы более выгодных условиях, когда им позволили как следует окопаться и закрепиться на защищаемых ими рубежах, они теряли в десятки раз более живой силы, нежели сторона наступающая.

Но ведь битому врагу нам и не нужно что-либо доказывать. Они все равно этого никогда не поймут. Но и в пятый и в десятый раз будут подставлять свою голову под нашу наковальню, с тупой уверенностью продолжая твердить о некоем своем в чем превосходстве.

Нам самим бы себе это попытаться разъяснить. И то достаточно. Ведь если мы поймем происхождение своей силы, то Третья мировая война нам нипочем.

А вот если раскиснем и развоемся, к чему собственно сегодня и склоняют нас вообще все авторы, пишущие про эту войну (им за это, судя по всему, очень хорошо платят), тогда победы нам не добиться. Тогда нас раздавит всемирный кагал. Тогда случится то, для чего они и затевают мировой электронный концлагерь. Тогда и наступят дни предсказанного Иоанном Богословом Апокалипсиса.

Библиография

1. Мирек А. М. Красный мираж. ООО «Можайск-Терра». 2006.

2. Дух христианина. №9 (75), 1.05.2008 г. Издатель МОО «ЦПП "Просветитель"». М., 2008.

3. Фарберов А. И. Спаси и сохрани. Свидетельства очевидцев о милости и помощи Божией в Великую Отечественную войну. «Ковчег». М., 2010.

4. Православное Слово. 1996, апрель–май.

5. Мухин Ю.И. Война и мы. «Алгоритм-книга». М., 2010.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх