Великие тени истории

7 047 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Дорогой ты мой автор этой абсурдной статьи, с которой могут согласится только слабоумные сталинские холуи, вроде теб...Александр Солжени...
  • Гаражный кооператив ЛАДА
    А вся эта тягомотина о бывших затевается для чего??? Документально ничего не известно. Живых свидетелей уж нет "давны...Загадка Лаврентия...
  • Гаражный кооператив ЛАДА
    После смерти Иосифа Виссарионовича, хряк хрущ с большой скоростью убрал всех кто имел компромат на него и знал о "чис...Что нашёл Абакумо...

«Волынский эксперимент» Хенрика Юзевского

«Волынский эксперимент» Хенрика Юзевского

«Волынский эксперимент» Хенрика Юзевского

Недавно польские СМИ вспоминали Хенрика Юзевского (Henryk Józewski) – уроженца Киева, волынского воеводу 1930-38 гг., министра внутренних дел Польши 1929/30 гг. и замминистра внутренних дел в правительстве Украинской Народной Республики.

Вспоминали в связи с так называемым «волынским экспериментом», автором которого был Юзевский, а украинцы – в роли подопытных кроликов. Целью эксперимента было пробуждение верноподданнических чувств к Польше среди украинского населения путём частичного удовлетворения его национальных запросов.

Естественно, Юзевский изображается польскими изданиями как печальник об украинском народе и охранитель украинской культуры. Но за внешними шагами сего воеводы по расширению представительства местного населения в культурной жизни скрывались совсем иные, вовсе не альтруистические мотивы.

Юзевский был убеждённым прометеистом. Прометеизм – идейно-политическая доктрина раскола России вдоль национальных «швов» посредством провоцирования сепаратистских настроений у российских народов. Польша изображалась как древнегреческий герой Прометей, нёсший людям огонь свободы. Украина, по задумке прометеистов, должна была превратиться в средоточие русофобско-националистических кадров, импортёра прометейской идеологии дальше на восток и буфер за восточной границей Польши.

Юзевский бредил идеей совместного польско-украинского похода против России и всего русского. Для достижения поставленной цели он первым делом запретил на Волыни деятельность украинских националистических организаций из Галичины. «Отрезая Волынь от Восточной Малопольши, я отворачивался от Львова, центра польской культуры и польской интеллектуальной жизни, ячейки украинской галичанской мысли», – говорил он. Этим он хотел защитить волынских украинцев от галичанской полонофобии, которая могла помешать взращиванию русофобии.

Потом Юзевский учредил несколько украинских организаций и насытил их польскими кадрами. Этнические украинцы тоже состояли в этих организациях, но их деятельность направлялась поляками. Далее последовала полонизация украинского образования. Украинских школ на всю Волынь оставалось всего восемь, зато увеличивалось количество польских школ, где изучали украинский язык.

Также Юзевский увеличил количество украинских сотрудников в местных госучреждениях и зорко следил, чтобы никто из них не имел пророссийских взглядов. Юзевский не скрывал, что старается привить украинцам ростки польской культуры, а изучение поляками украинского языка должно было способствовать их проникновению в украинскую культурную среду.

Вслед за школами он взялся за украинизацию Волынской епархии. В отличие от униатской Галичины, Волынь – край православный. Юзевский выступал против многовекового духовного наследия святых Кирилла и Мефодия – использования церковно-славянского языка в богослужении, и переводил приходы на украинский язык. Это должно было оторвать волынских православных от российского православия и сблизить с польским католицизмом.

Юзевский призывал Варшаву превратить Волынь в «украинский Пьемонт» вместо Львова и отсюда повести наступление идеологии украинской национал-русофобии вглубь Украины.

«Я не был орудием Польши в украинском правительстве, не был её агентом или засланным», – заявлял Юзевский о периоде своей работы в правительстве УНР.

Правды в этих словах мало. Юзевский был одним из руководителей главной комендатуры №3 (восточной) Польской Военной Организации (ПВО) Юзефа Пилсудского. Целью ПВО было построение Речи Посполитой «от моря до моря» за счёт оккупации Литвы, Белоруссии и Украины. И Юзевский верно трудился над достижением этой цели.

Явившись в Киев в рядах польской армии и её петлюровских сообщников в 1919 г., Юзевский узнал, что созданная им ранее в городе шпионская сеть из членов ПВО полностью разгромлена советскими органами, а часть «пэвэошников» перевербована. «От главной комендатуры остались кровавые клочки…» – печально констатировал сей польско-шляхетский фанатик.

В 1920 г. Юзевский бежит вместе с поляками и петлюровцами на запад под ударами Красной армии, способствует переправке Петлюры в Польшу и далее во Францию. Польско-советская война 1920 г. заканчивается оккупацией Польшей Западной Украины и Западной Белоруссии. Тогда-то Юзевский и уселся сначала в министерское кресло, а потом в кресло волынского воеводы.

Президент Игнаций Мосцицкий и воевода Генрик Юзевский, Волынь, июнь 1929 / Архив механической документации, Варшава.

Президент Игнаций Мосцицкий и воевода Генрик Юзевский, Волынь, июнь 1929 / Архив механической документации, Варшава.

Но его «волынский эксперимент» принёс обескураживающие результаты. Во-первых, предотвратить рост популярности коммунистической идеологии среди волынян, как того хотел воевода, удалось лишь временно. Это не удивительно, ведь тогда в Польше шла кампания жестокого подавления рабочего движения. Государственная полиция (Policja Państwowa) расстреливала демонстрации рабочих, требовавших улучшения условий труда. Недовольных сажали в застенки.

14 апреля 1936 г. во Львове произошёл Кровавый четверг – массовые стычки демонстрантов с полицией, которые не утихали несколько дней. Погибли, по разным данным, от 19 до 49 человек. В Львове есть улица Владислава Козака – первого рабочего, погибшего в тот день. Ему было всего 23. И таких кровавых столкновений было в те годы много.

В таких условиях рост коммунистических настроений на Волыни был вполне прогнозируемым, поскольку коммунисты выступали за 8-часовой рабочий день и увеличение зарплаты рабочим.

Во-вторых, не победил Юзевский и полонофобию. Волынская резня 1943 г., когда банды ОУН-УПА* вырезали польское население, это показала в полной мере. Уже потом в Польше начали критиковать действия Юзевского на посту воеводы. Дескать, заигрывая с волынскими украинцами и взращивая в них национализм в надежде направить его жало на Россию, Юзевский взрастил будущих убийц поляков.

Если принять эту точку зрения за верную, тогда «волынский эксперимент» Юзевского дорого обошёлся польскому народу – в 100 тысяч погибших во время Волынской резни, которая произошла всего через пять лет после ухода Юзевского с должности воеводы. Кстати, сам Юзевский уже в 1942 г. прогнозировал всплеск агрессии украинцев против поляков.

В годы гитлеровской оккупации Юзевский, как истый русофоб, присоединяется к Армии Крайовой (АК) – подпольному формированию, воевавшему больше с шайками ОУН-УПА и расстреливавшему в тылу советских солдат. Как и ПВО Пилсудского, АК своей целью видела возрождение Речи Посполитой «от моря до моря».

Освобождённая от фашистов Польша превратилась в Польскую Народную Республику, союзника СССР. АК, промышлявшая к тому времени грабежами и прочей уголовщиной, была объявлена вне закона. Как и большинство её боевиков, Юзевский уходит в подполье, кочует по всей стране, скрываясь от польских спецслужб. В 1953 г. его ловят и приговаривают к пожизненному заключению.

В 1956 г. срок уменьшают сначала до 12 лет, потом до пяти, а затем вовсе выпускают на свободу. Юзевский занялся живописью, в 1958 г. вступил в Союз польских художников-пластиков и в политику больше не возвращался. Умер в 88 лет.

В 2014 г. в Польше вышел документальный фильм «Верный человек Юзефа Пилсудского» о Юзевском. Варшаве не даёт покоя его «волынский эксперимент». Видимо, в Польше ещё не все политики поняли, что насаждение русофобии не приносит добра ни Украине, ни Польше. 

Валентин Лесник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх