Великие тени истории

7 056 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Разве не кровожадные и подлые большевики, придя к власти, фактически вернул в Россию крепостное право и обыкновенное...Чем лагерь ГУЛАГа...
  • Ингерман Ланская
    ИК - это исправительная система. а Гулаги - это лагеря смерти!!!Чем лагерь ГУЛАГа...
  • oleg zhidkov
    Почему обязательно "битвы за космос"? А просто исследовать космос кто мешает.«Самые секретные ...

Последняя битва Спартака

Последняя битва Спартака

В 72 г. до н.э. времена недооценки Спартака и его армии прошли. «Спартак теперь был велик и грозен… уже не только недостойный позор рабского восстания тревожил римский Сенат. Он боялся Спартака», – сообщает Плутарх. «Государство испытывало не меньший страх, чем когда Ганнибал стоял угрожающе у ворот Рима», – свидетельствует Орозий.

Последняя битва Спартака

Кирк Дуглас в роли Спартака, фильм 1960 г.

 


Сенат Рима понимал всю опасность ситуации. На борьбу с восставшими были брошены все имевшиеся в наличии силы Республики. Командующим новой армией стал Марк Лициний Красс.

Последняя битва Спартака

Лоуренс Оливье в роли Марка Красса, фильм 1960 г.


Своему назначению он во многом был обязан тому, что считавшиеся лучшими полководцами Рима Гней Помпей, Луций Лициний Лукулл и его брат Марк Лициний Лукулл воевали за пределами Аппенинского полуострова. К тому же среди оставшихся полководцев избытка желающих отправиться на войну с гладиаторами и рабами не отмечалось: риск потерпеть очередное поражение был очень велик, победа же над таким «недостойным» соперником большой славы не обещала.

Аппиан сообщает: 
«Когда в Риме были назначены выборы других преторов, страх удерживал всех, и никто не выставлял своей кандидатуры, пока Лициний Красс, выдающийся среди римлян своим происхождением и богатством, не согласился принять на себя звание претора и командующего войсками».


Красс уже имел боевой опыт: во время II Гражданской войны, он воевал против Мария в армии Суллы. Совместно с Помпеем он тогда одержал победу у Сполеция, позже, командуя правым крылом, опрокинул левый фланг противника в битве у Коллинских ворот. Теперь Красс получил должность претора и 6 легионов, к которым присоединились консульские легионы Геллия и Лентула. Таким образом, в подчинении у него оказалось от 40 до 50 тысяч солдат, а со вспомогательными частями – и все 60 тысяч. 

Последняя битва Спартака

Римская армия в фильме «Спартак», 1960 год


Первым громким поступком Красса в этой войне стала древняя процедура децимации – казнь по жребию каждого десятого воина отступивших частей: таким образом, он ясно показал всем, что щадить «трусов» не намерен. По свидетельству Аппиана, казнены были 4000 человек, и «теперь Красс оказался для своих солдат страшнее побеждавших их врагов». По сообщению того же автора, эти казни совершались следующим образом: один из младших командиров касался воина, на который выпал жребий, и остальные девять солдат десятка били его палками или камнями до тех пор, пока тот не умирал. Оставшиеся в живых не имели права ночевать в пределах лагеря, вместо пшеничного хлеба им выдавали «позорный» ячменный – которым кормили гладиаторов. 

Но вскоре после назначения Красса ситуация на фронтах Республики изменилась. Во время пира в Испании был предательски убит талантливый полководец-марианец Квинт Серторий, после чего Помпей легко разгромил оставшихся без признанного вождя мятежников. Во Фракии одержал победу и готовился к возвращению домой Марк Луций Лукулл. И потому осенью того года римский Сенат решил назначить второго полководца для войны с восставшими рабами. Выбор пал на Помпея. Данное назначение чрезвычайно не понравилось Крассу, который всегда ревновал к славе Помпея и потому торопился покончить с восставшими самостоятельно. Он осадил войско Спартака в Регии (по другой версии – севернее Фурий). Впрочем, по мнению некоторых историков, Спартак просто ждал в заранее подготовленном им лагере, когда пройдут зимние штормы и на помощь ему придут пиратские флотилии. 

Последняя битва Спартака

Киликийский пират, кадр из фильма «Спартак», 1960 г.


Многие исследователи считают сейчас, что с помощью пиратов Спартак планировал организовать высадку десантов в тылу Красса (окружить римлян, а вовсе не эвакуировать свою армию, как считал автор замечательного романа Рафаэлло Джованьоли). Дело в том, что уходить восставшим рабам было, в общем-то, некуда. Близкая Сицилия была всего лишь большой клеткой с ограниченными людскими и материальными ресурсами. Римляне не оставили бы дерзких рабов в покое и не отдали бы им этот остров. Кстати, и Плутарх понимал это, утверждая, что в Сицилию Спартак планировал перебросить всего 2000 человек – для того, чтобы поднять там восстание, этого отряда было вполне достаточно. Основать свое государство в Цизальпинской Галлии было, вряд ли, возможно, и сил удержаться в ней у восставших не было. Путь в «Косматую» Галлию лежал через Альпы, и там не очень сильно обрадовались бы латинизированным галлам Спартака (тем более – фракийцам и людям других национальностей). К тому же могущественное галльское племя эдуев в это время выступало союзником римлян, отправляя к ним своих воинов в качестве наемников. Галлам и германцам армии Спартака, которые изначально не вполне доверяли своим соратникам, и, в конце концов, отделились от них, нечего было делать во Фракии. Да и поздно было туда идти – Марк Лициний Лукулл уже добивал последних повстанцев. Никто не ждал мятежников и в усмиренной Помпеем Испании. И совершенно некуда было идти уроженцам Италии – и свободным людям, примкнувшим к Спартаку, и рабам. Однако сведения о назначении Помпея вынудили Спартака отказаться от первоначальных планов и начать боевые действия. Часть его армии прорвала оборонительную линию Красса и демонстративно двинулась к Риму. Потери восставших были велики (до 12 тысяч человек), но Красс «испугался, как бы Спартак не решился стремительно двинуться на Рим» (Плутарх). Бросившись вдогонку частям Спартака, Красс написал в Сенат письмо с требованием срочно вызвать Лукулла из Фракии и ускорить возвращение Помпея из Испании. Оставшаяся «без присмотра» часть войска восставших, никем не сдерживаемая, вышла на оперативный простор. Но при этом армия Спартака разделилась: часть ее осталась в Бруттии, часть – находилась у Силара, а в Лукании в это время оказался отряд Гая Ганника, который, вероятно, уже давно действовал самостоятельно: некоторые данные позволяют предположить, что вожди восставших гладиаторов, Спартак и Крикс, с самого начала формировали две разные армии. Орозий пишет:

«У Крикса было войско в 10 000 человек, а у Спартака – втрое больше».


Позже он же сообщит, что Марк Красс разгромил «вспомогательные войска» Спартака, и говорит так он именно об армии Крикса – отряде галлов и германцев. А вспомогательными войсками в Риме назывались самостоятельные подразделения, которые временно придавались армии, выполняющей главную задачу. И, очень похоже, что у Спартака и Крикса были совершенно разные взгляды на войну с Римом, разные планы, и союз их был временным. Когда противоречия между армиями восставших достигли своего максимума, Крикс приступил к реализации своего, неизвестного нам, замысла. Спартак повел свою армию на север, к Цизальпинской Галлии, а Крикс в это время окончательно отделился от него и направился на юг. По дороге его отряд подвергся фланговому удару в самых неблагоприятных условиях – на маленьком полуострове, окруженном с трех сторон водой. Крикс погиб в сражении у горы Гарган, но римляне не смогли уничтожить его армию, которая вырвалась из западни и теперь отступала на юг, уводя за собой войско консула Геллия. Консул некоторое время преследовал их, но потом повернул на север – навстречу Спартаку, который уже разгромил армию Лентула (другого консула): 
«Когда Лентул окружил Спартака большим количеством войск, последний, ударив всеми силами в одно место, разбил легатов Лентула и захватил весь обоз».

(Плутарх.)

Затем пришла очередь спешившей навстречу с ним армии Геллия:
«Консул Луций Геллий и претор Квинт Аррий были разбиты Спартаком в открытом бою».

(Тит Ливий.)

Победив консулов, Спартак почтил память Крикса и погибших с ним галлов, устроив гладиаторские бои, в которых принуждены были участвовать 300 знатных римских военнопленных. При этом Спартак якобы сказал тогда: 
«Крикс был отважным и умелым воином, но очень плохим полководцем».


Последняя битва Спартака

Пол Кинман в роли Крикса, фильм "Спартак", 2004 г.


Последняя битва Спартака

Спартак почтил память погибших товарищей, устроив гладиаторские бои, в которых принуждены были участвовать знатные римские военнопленные, кадр из фильма «Спартак», 1960 г.


Крикса заменил галл Канникас, которого чаще называли римским именем Гай Ганник, а это значит, что он имел права римского гражданина: ни один из римских историков не упрекнул его в присвоении этого имени и ни один не усомнился в праве Ганника его носить. Скорее всего, Крикс, Гай Ганник и его заместитель Каст были галлами из племени инсубров, проживавшими ранее в провинции «Цизальпинская (Предальпийская) Галлия», столицей которой был Медиолан (Милан). Эту провинцию называли также Ближней Галлией и Галлией Togata (так как её жители носили тоги, как римляне).

Последняя битва Спартака

Цизальпинская Галлия


Последняя битва Спартака

Галлия в I веке до н.э.


Но некоторые исследователи, игнорируя многочисленные указания на то, что Крикс был галлом, считают его эллинизированным италиком из племенного союза самнитов.

Последняя битва Спартака

Племена Италии на карте


Последняя битва Спартака

Дороги Древнего Рима в Италии, схема


В 89 г. до н.э. все лично свободные жители Цизальпинской Галлии получили римское гражданство, самниты получили гражданство в том же году. Поэтому, вероятно, Крикс, Ганник и Каст (независимо от их национальности) были римскими гражданами. И все трое подпадают под определение Плутарха и Саллюстия: 
«Брошенные в темницу для гладиаторов римские граждане, героически защищавшие свободу от тирании Суллы».

(Плутарх.)

«Люди свободные духом и прославленные, бывшие бойцы и командиры армии Мария, незаконно репрессированные диктатором Суллой».

(Саллюстий.)

Итак, часть воинов армии Спартака, действительно, могли ранее быть свободными людьми, противниками Суллы, после победы которого, были несправедливо проданы в рабство. Именно этим может объясняться их нежелание находиться рядом с «настоящими» рабами и стремление действовать обособленно. Даже поражение и гибель Крикса не заставило их соединиться с армией Спартака. 

Вернемся в 71 г. до н.э. и увидим отряд Ганника и Каста, стоящий отдельно от армии Спартака – у Луканского озера. Именно этот отряд восставших был ближе всего к основным силам Красса, который попытался с ходу ударить по нему превосходящими силами. Сделать это ему помешал вовремя подошедший Спартак: 
«Подойдя к отделившейся части, Красс оттеснил ее от озера, но ему не удалось разбить мятежников и обратить их в бегство, так как быстро явившийся Спартак остановил панику».

(Плутарх.)

Но в данном случае Красс показал себя умелым полководцем. Фронтин сообщает:
«Разделив конницу, он приказал Квинкцию часть ее направить против Спартака и завлекать его притворным видом боя, а другою частью конницы постараться выманить на битвы галлов и германцев из отряда Каста и Ганника и под притворным видом сражения завлечь их туда, где он сам заранее стоял со своим войском в боевом порядке».


Итак, Крассу удалось отвлечь внимание Спартака имитацией наступления, а в это время основные силы римлян разбили армию Ганника: 
«Марк Красс сначала счастливо сразился с частью беглых рабов, состоявшей из галлов и германцев, перебив тридцать пять тысяч рабов и убив их вождя Ганника»
(Тит Ливий). 
Последняя битва Спартака

Дастин Клэр в роли Гая Ганника, сериал «Спартак, боги арены», 2011 г.


Несмотря на неравенство сил, бой носил крайне ожесточенный характер – если верить Плутарху, «пало 12 300 рабов. Из них только двое были ранены в спину, все остальные пали в строю, сражаясь против римлян».

Но главный сюрприз ожидал Красса в лагере Ганника. Фронтин сообщает:
«Было отобрано назад пять римских Орлов, двадцать шесть военных значков, много военной добычи, между которой было пять ликторских связок с секирами».


Перечень трофеев — просто фантастический. Потому что в знаменитом сражении в Тевтобургском лесу (6 век н.э.) римлянами были потеряны три Орла, в войнах с Парфией – два. И эти потери в боях с «полноценными» врагами считались катастрофой. А тут выясняется, что только отрядом Крикса-Ганника-Каста были разгромлены 5 римских легионов. 

Последняя битва Спартака

Аквила – римский орел, бронза, музей Oltenia, Бухарест, ранее он был позолоченным


Узнав о поражении Ганника и Каста, Спартак отступил к Петелийским горам. По дороге он разбил преследовавших его легата Квинта и квестора Скрофы:
«Когда же он (Спартак) повернул и двинулся на них, произошло паническое бегство римлян. Им удалось спастись с трудом, унося раненого квестора».

(Плутарх.)

Этот же автор сообщает: 
«Успех погубил Спартака, так как беглые рабы чрезвычайно возгордились. Они не хотели и слышать об отступлении, не повиновались начальникам и с оружием в руках заставили их идти назад через Луканию по направлению к Риму».


Трудно сказать, как было на самом деле, но Спартак двинулся именно в Луканию. Ряд историков предполагает, что целью Спартака все же не был поход на Рим: вероятно, он намеревался повернуть к Брундизию. Этот город был стратегически важным портом – всепогодным, защищенным от бурь. В Брундизии имелись большие запасы припасов, а еще – он был местом наиболее вероятной высадки армии Лукулла. К тому же, таким образом Спартак уводил Красса от Помпея, войска которого были уже в Цизальпинской Галлии, и получал возможность разбить вражеских полководцев по очереди. Однако войска наместника Македонии Марка Лукулла (брата Луция Лукулла) уже высадились в Брундизии и вождь восставших оказался в положении Наполеона при Ватерлоо. 

«Спартак... понял, что все погибло, и пошел на Красса».
(Аппиан.)

Это был его последний шанс – разбить римлян по частям, до того как их армии объединятся.

Орозий сообщает, что последняя битва Спартака состоялась в Лукании – у истоков реки Силара. Евтропий же утверждает, что это сражение Спартак дал вблизи Брундизия – в Апулии. Большинство исследователей отдают предпочтение именно этой версии. Так или иначе, в январе 71 г. до н.э. около 4 часов дня конница Спартака наткнулась на армию Красса, которая занималась обустройством лагеря (половина армии строила лагерь, половина – стояла в боевом охранении) и самовольно атаковала ее. Это было единственное сражение Спартака, которое развивалось не по его плану, и совсем не та битва, которую хотел бы дать великий полководец. 

«Так как с обеих сторон все большее число народа спешило на помощь, Спартак был вынужден построить свое войско в боевом порядке».

(Плутарх.)

Плутарх утверждает, что в своей последней битве Спартак сражался пешим: 
«К нему подвели коня. Вытащив меч и сказав, что в случае победы у него будет много прекрасных вражеских коней, а в случае поражения он не будет в них нуждаться, Спартак заколол коня».


Однако если полководец повстанцев и убил коня перед своим последним боем, то, вероятно, в ритуальных целях – принеся его в жертву. Зная, что Спартак возглавил удар, направленный против ставки Красса, логично предположить, что его отряд был конным. Аппиан сообщает: «У него (Спартака) было уже достаточно всадников». Он же пишет, что Спартак был ранен копьем «доратион», которое использовалось именно кавалеристами. Вероятно, и сам Спартак в момент получения раны сражался верхом на коне. Эту версию подтверждает найденный в Помпеях фрагмент настенной фрески, на которой всадник, названный Феликсом, наносит копьем рану в бедро другому, над головой которого имеется надпись «Спартак».
Последняя битва Спартака

Современная реконструкция настенной фрески, найденной в Помпеях


На второй части этой фрески римский воин сзади наносит удар находящемуся в неестественной позе противнику – возможно, это изображение последних минут жизни Спартака. 

Итак, понимая, что в случае поражения, его армия обречена, Спартак решил рискнуть и ударить по центру, где стоял вражеский полководец: 
«Он устремился на самого Красса, но из-за массы сражающихся и раненых ему не удалось добраться до него. Зато он убил двух вступивших с ним в бой центурионов».

(Плутарх.)

«Спартак был ранен в бедро дротиком; опустившись на колено и выставив щит, он отбивался от нападавших, пока не пал вместе с большим числом своих, бывших около него, окруженный врагами».

(Аппиан.)

«Сам Спартак, сражаясь храбрейшим образом в первом ряду, был убит и погиб, как подобало бы quasi imperator – великому императору».

(Флор.)

«Защищаясь с великой отвагой, он пал не неотмщенным».

(Саллюстий.)

«Он, окруженный большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, в конце концов, был изрублен в куски».

(Плутарх.)

Последняя битва Спартака

"Гибель Спартака". Гравюра Германа Фогеля


Тело Спартака не было найдено.

Возможно, личное участие в атаке неприятеля был ошибкой Спартака. Именно паника, охватившая войска восставших после известия о смерти вождя, и привела к их полному разгрому. Некому было собрать отступавшие войска, некому было организовать правильное отступление. Однако сдаваться восставшие не собирались: они прекрасно понимали, что гибель ждет их в любом случае – никто не станет покупать рабов, два года сражавшихся против Рима. Поэтому, по свидетельству Аппиана, после поражения:
«большое количество спартаковцев еще укрылось в горах, куда они бежали после битвы. Красс двинулся на них. Разделившись на 4 части, они отбивались до тех пор, пока не погибли все, за исключением 6000, которые были схвачены и повешены вдоль всей дороги, ведущей из Капуи в Рим».


Последняя битва Спартака

Аппиева дорога (современное фото), вдоль которой на крестах были распяты 6000 рабов


Флор так пишет об их гибели: 
«Они погибли смертью, достойной храбрых людей, сражаясь не на жизнь, а на смерть, что было вполне естественно в войсках под начальством гладиатора».


В «охоте» на разбежавшихся рабов успел принять участие и Помпей: 
«Судьбе хотелось все-таки сделать Помпея некоторым образом участником в этой победе. 5000 рабов, успевших спастись в сражении, встретились с ним и были истреблены все до последнего человека».

(Плутарх.)

Однако еще долгое время остатки армии Спартака беспокоили римлян. Лишь через 20 лет, если верить Светонию, их последний отряд был разбит у Бруттия пропретором Гаем Октавием – отцом будущего императора Октавиана Августа.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх