Андрей Боголюбский: как убили «самого сильного из всех русских князей»

В ночь на 29 июня 1174 года в своей резиденции был жестоко убит великий князь Андрей Боголюбский. С трагедией, как, впрочем, и с именем князя связано огромное количество исторических споров и загадок, которые и по сей день остаются неразрешенными.

Автор «Повести»

Убийство князя подробно описано в «Повести об убиении Андрея Боголюбского», которая была написана если не очевидцем событий, то уж точно человеком, который входил в круг приближенных князя – «Повесть» изобилует подробностями.

Вероятно, он видел одну часть событий, о другой, возможно, слышал и записывал «со слов». То, что изложено в «Повести» было подтверждено экспертизой останков Боголюбского, проведенной в 1934 году в ленинградском Рентгенологическом институте. Но кто является автором «Повести»? По версии Приселкова, это мог быть игумен Феодул, однако, авторство этого человека считается наименее вероятным. Лихачев и Рыбаков считали, что это был один из преданных слуг князя Кузьмище Киянин. А автор многочисленных монографий, посвященных Северо-Восточной Руси, Николай Воронин считал, что написать «Повесть» мог глава капитула владимирского Успенского собора Микула, который, к слову, мог являться автором и хорошо известного «Сказания о чудесах Владимирской богоматери».

В чем корень зла?

О причинах убийства князя ведутся, пожалуй, самые ожесточенные споры. По одной версии, бояре Кучковичи давно «точили зуб» на Боголюбского. По легенде его отец, Юрий Долгорукий, убил одного из Кучковичей, забрал его села себе (кстати, на месте одного из сел Долгорукий заложил будущую Москву). Судьбы двух семей тесно переплелись – дочь убитого Кучковича Улита стала первой женой Андрея, а сам Андрей позже казнил одного из братьев за некое злодеяние, за что другой брат – Петр Кучкович – возненавидел Боголюбского и «сколотил команду» для расправы с давним врагом. Еще одной возможной причиной гибели Боголюбского считается его политика, проводимая в отношении единоличного правления - желание создать единое государство, во главе которого стоял бы Великий князь, не вызывало восторга у бояр. От «самовластца» Андрея хотели освободиться его братья Михаил и Всеволод, а также племянники Мстислав и Ярополк Ростиславовичи. Именно по их «заказу» и было совершено убийство «самого сильного из всех русских князей». Среди прочих причин называется желание Боголюбского избавиться от византийского влияния, а также «обращение» иноверцев-купцов, в результате которого выросло число иудеев, принявших христианство. Сторонники последней версии вспоминают о том, что одним из заговорщиков был иудей Ефрем Моизич.

Один и без охраны

Еще один вопрос, который не дает покоя не только историкам, но и всем туристам, приезжающим в Боголюбово: неужели князя никто не охранял? Конечно, охраняли, но вероятно, охрана была столь немногочисленна, что от нее легко избавились: одни предполагают, что отравили, другие - что тихо перебили. По другой версии – при князе находился один отрок из половцев, расправиться с которым не составило большого труда. Малое количество человек, которые охраняли покои князя, может быть связано с тем, что любимая резиденция Боголюбского больше походила на охотничий домик – с князем находились только самые приближенные, да и сам князь обладал такой силой и воинскими навыками, что был уверен в себе.

Похищенный меч

Несмотря на уверенность в собственных силах, князь держал рядом с собой меч святого Бориса, который вешал над постелью. Однако один из заговорщиков, ключник Анбал, смог заранее выкрасть оружие, чтобы облегчить убийцам совершение задуманного. И тут – снова вопрос. Если учесть, что перед воплощением своего замысла убийцы спускались в винные погреба, чтобы «набраться храбрости», неужели князь ничего не слышал и не заметил, что меча нет на привычном месте? Как бы то ни было, но после возлияния заговорщики вернулись к покоям князя. Постучали, и на вопрос: «Кто там?», один из них назвался именем любимого слуги Боголюбского Прокопием. Князь, прекрасно знавший голос слуги, ответил: «Нет, это не Прокопий!» и, естественно, не отпер дверь. Тогда убийцы начали ломать дверь, и странное дело – на эти звуки никто не среагировал.

Убийство

Убийство князя было ужасным: двадцать вооруженных, озверевших от вина и ненависти, ворвались в спальню и начали рубить, колоть, резать. В темноте и неразберихе зарубили своего, перепутав его с Боголюбским. А, возможно, князю удалось выхватить меч у одного из нападавших, и ответить на удар. Тогда почему князь не смог защищаться дальше? Дальнейшая развязка событий также предстает в нескольких вариантах. По одной, убийцы вытащили тело павшего «товарища» на улицу и только там поняли ошибку. По другой – убийцы нанесли князю огромное количество ударов. Первый – мечом по лицу. Вторым разрубили левое плечо и отсекли левую руку, после чего князь упал. В летописях, кстати, речь идет о правой руке, хотя экспертиза доказала ошибочность, возможно, намеренную, этих описаний. Убийцы продолжали наносить удар за ударом, а затем, решив, что князь мертв, отправились снова в погреб, отмечать «удачно» завершенное дело. Но Боголюбский пришел в себя и попытался скрыться от убийц: большей частью ползком, иногда пытаясь встать, князь спустился по лестнице. По кровавому следу, который он оставлял за собой, его и нашли заговорщики. На этот раз они завершили свое дело, при этом эксперты склоняются к мнению, что удары наносились и после того, как князь уже был мертв.

Грабежи

После убийства резиденция Боголюбского была разграблена, при этом, как указывается в Лаврентьевской летописи, «разграбили дом княжеский» и жители Боголюбова, а также крестьяне из близлежащих деревень. Грабежи и погромы начались и в самом Владимире, а разграблению подверглись дома бояр и зажиточных горожан. Усмирить народ удалось только крестным ходом «со святою Богородицею». По одной из версий, причиной стала ненависть к князю, которую питали владимирцы, однако, вряд ли это может быть правдой – при Боголюбском Владимир превратился из маленького городка в столицу княжества.

Последний путь

Не может не смущать и тот факт, что в то время, пока народ был «увлечен» грабежами, тело князя лежало во дворе Боголюбовской резиденции - только Кузьмище Киянин остался, чтобы похоронить князя. Он попытался отнести завернутое в плащ (или ковер) тело князя в церковь, которая, якобы, была закрыта. Видимо, слуге все-таки удалось спустя какое-то время занести тело в притвор Рождественского собора, где оно пролежало до тех пор, пока священники не привели народ в себя. Тело князя со всеми почестями было погребено в построенном им Успенском соборе, а в 1702 году Андрей Боголюбский был канонизирован и причислен к лику святых мучеников.

https://russian7.ru/post/andrey-bogolyubskiy-kak-ubili-samog...

 

Источник ➝

Где советских солдат-освободителей встречали хуже всего

Далеко не на всех территориях, очищенных от немецко-фашистских войск, местное население встречало войска Красной Армии с распростертыми объятиями: освободителей считали «красными оккупантами», пришедшими навязывать свой, чуждый аборигенам, миропорядок.

Спектр неприязненных отношений со стороны коренных жителей в таких случаях варьировался от хмурой недоброжелательности до открытого вооруженного противостояния советским воинским подразделениям.

Как вредили западноукраинские бандеровцы

Осенью 1944 года Украина была освобождена от гитлеровцев частями Красной Армии.

Однако советским войскам практически сразу пришлось столкнуться с враждебными настроениями со стороны местного населения, особенно ярко проявлявшимися на территории Западной Украины. Местные саботировали приказы освободителей, военнообязанные отказывались проходить мобилизацию, массово уходя в леса и зачастую присоединяясь там к коллаборационистским группировкам.

Начальник организационно-конструкторского отдела ГлавПУРа РККА В. Золотухин, в частности, сообщал в секретной докладной записке на имя руководителя Главполитуправления Красной Армии генерал-полковника А. Щербакова, датированной 15 сентября 1944 года, что в Львовской и Дрогобычской областях Западной Украины часть населения воспринимает в штыки распоряжения советского командования и зачастую оказывает организованное вооруженное сопротивление красноармейским соединениям.

Западноукраинские националисты из Украинской повстанческой армии (УПА), состоящей в основном из представителей местного населения, срывали мобилизацию, мешали убирать урожай, осуществляли постоянные вылазки по нападению на подразделения Красной Армии. Семьи, в которых мужчины скрывались в лесах Западной Украины, активно поддерживали бандеровцев и помогали им. Остальная часть населения была запугана и не шла на контакт с красноармейцами, опасаясь мести со стороны УПА.

Ликвидация бандформирований, поначалу поддерживаемых гитлеровцами, а с крушением Третьего Рейха и западными спецслужбами, продолжалась вплоть до 50 годов. Только по официальным данным, бандиты УПА с 1944 по 1956 годы убили более 30 тысяч человек, из них больше половины – колхозники, свыше 800 – дети, старики и домохозяйки. Потери военнослужащих Красной Армии составили 6476 человек.

«Лесные братья» в Прибалтике активизировались к концу войны

Советизация Прибалтики (Эстонии, Латвии и Литвы) в 1940 году не вызвала такого повстанческого движения, как с начала лета 1944 года, когда прибалтийские республики СССР освободили от гитлеровцев. До этого момента существенных стычек вооруженных групп местного населения с частями Красной Армии зафиксировано не было.

Большей частью организованные отряды прибалтийских коллаборационистов состояли из местного населения, преимущественно сельского. В 1944 – 1945 годах среди «лесных братьев» преобладали «уклонисты» – местные жители, ушедшие в леса, скрываясь от мобилизации в советские войска.

За 1945 год в Литве насчитывалось свыше 50 тысяч таких «улонистов», в Латвии – более 40 тысяч, в Эстонии – немногим более 20 тысяч. Литовские «лесные братья» были самыми организованными, это движение активно поддерживалось не только значительной частью местного населения, но и католической церковью.

В Латвии и Эстонии «лесные братья» проявляли меньшую активность и были хуже организованы. В процентном соотношении в это прибалтийское коллаборационистское движение входило до 1% всего местного населения, в Литве – порядка 30 тысяч человек, в Латвии и Эстонии – до 10 тысяч в каждой республике. В общей сложности сопротивление «лесных» братьев» официальным властям в Прибалтике продолжалось до 60-х годов. За это время националистами были уничтожены десятки тысяч человек, включая женщин и детей.

Западная Европа не всегда радовалась освободителямПринято считать, что жители западных стран, освобожденных Советской Армией от фашистов, поголовно были несказанно рады избавителям от гитлеровцев. Но такие радужные настроения царили не везде.

По воспоминаниям поэта-фронтовика Давида Самойлова, в восточной Польше жители смотрели на советских солдат «с настороженностью и полувраждебностью», по возможности старались нажиться на военнослужащих Красной Армии. Советские женщины не ходили по улицам польских городов поодиночке, чтобы не рисковать нарваться на неприятности.

В Венгрии местное население очень часто наносило советским военнослужащим-освободителям коварные удары в спину. Как вспоминали ветераны Великой Отечественной войны, в частности, поэт Борис Слуцкий, хмельных солдат и офицеров хуторяне-венгры отлавливали по одному и топили в ямах с силосом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх