Великие тени истории

7 046 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    К сожалению, американские подлые янки забывают о "Карибском кризисе"и вновь окружают Россию со всех сторон своими яд...Обед, который спа...
  • Девяткин Олег Валентинович
    Как видно марихуану для аФтара уже легализировали и аФтару достался первый мешок...Как избавлялись о...
  • Наталья Пудякова
    Вот и память о себе оставила хорошую и умерла не напрасно.Еще один бой – за...

Его последний бой...

Его последний бой...

Его последний бой...

Парфенов Александр Михайлович, майор

 

Родился 11.09.1946 года в городе Благовещенск Башкирской АССР.

В Вооруженных Силах СССР с 01.08.1964 года.

В 1968 году окончил Омское ВОКУ имени М.В. Фрунзе

Окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе.

В Республике Афганистан с 1980 года.

Проявил себя мужественным офицером, профессионалом высокого класса.

Неоднократно принимал участие в планировании и проведении боевых операций, оказывал действенную помощь начальнику развдки армейского корпуса афганской армии.

Во время боя в городе Кандагар был тяжело ранен и 10.04.1981 умер в военном госпитале.

Награжден орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен в городе Благовещенске.

…Когда майору Парфенову поручили сопровождать колонну автомашин с продуктами и боеприпасами через Кандагарское ущелье, Александр Михайлович не удивился: не впервой ему было этим заниматься.

 

Когда колонна миновала крайние дувалы городской окраины, дорогу сразу же обступили горы, разделенные глубоким ущельем. Остроконечные скалы с обеих сторон громоздились уступами, холодной неприязнью веяло от них.

 

Машины наматывали на колеса ленту дороги, колонна почти миновала ущелье: еще один поворот, и дорога пойдет под уклон до самой предгорной равнины.

Здесь уже вряд ли может быть засада. Но впереди долгий и изнуряющий путь по безводной жаркой пустыне, и хорошо бы людям хоть немного отдохнуть в тени, что дарят горы. Так посчитал Гусев, начальник колонны, и машины встали. Майор вылез из бронетранспортера, чтобы немного передохнуть, размять затекшие от долгого сидения ноги. К нему подошел Гусев.

 

– На этот раз, считай, проскочили. Ни одного выстрела, будто и войны нет. Хорошо-то здесь как! – закуривая, сказал он и тут же, вздохнув, улыбнулся. – А все же у нас на Волыни лучше… Кругом сады, зелень… А какие у нас на станице застолья! И песни такие же длинные, как наши степи. Знали бы вы, товарищ майор, какие у нас красивые девушки! А пляски! Веселье до самого утра!

 

– А я люблю тишину. Особенно рыбалку… Сядешь ранним утречком под бережком озера, закинешь удочку и ждешь поклевки. Вокруг ни души, и тишина такая, что слышно, как шелестит камыш, будто перешептывается с кем. На воде ни рябинки, только где-то в кустах заливается иволга… Вот из частокола остроконечной осоки выплывает утица, а за ней – желтые комочки утят цепочкой – друг за дружкой. Где-то там, в туманной дали лугов, рассыпается серебряным звоном ржание жеребенка, видимо отбившегося от матки, и снова тишина. А все внимание твое на поплавок, черным стручком стоящий в воде. Вот он слегка качнулся, подпрыгнул несколько раз и медленно пошел в сторону. Подсекаешь – и чувствуешь, как на том конце лески упорно и настойчиво в глубину омута тянет рыбина. Минута-другая – и вот оно, счастье: в руках бьется, словно одетый в золотистые латы, тупорылый красавец карась…

 

Майор замолчал, оглядывая скалы, выдохнул:

 

–Вот поеду в отпуск – и никуда из Благовещенска…

 

В это время Гусев стал медленно оседать на землю, и только через секунду с противоположной стороны ущелья долетел хлопок выстрела. Один, другой, и – целый шквал! Грохот пулеметов, хлопки минометов, разрывы мин и справа и слева.

Его последний бой...

– По машинам! Уходим! – крикнул майор, а радисту бросил: – Вызывай вертушки!

 

Как ни плотен был огонь душманов, Парфенов все же подскочил к Гусеву. Красная полоска крови стекала за воротник.

 

Александр Михайлович вдруг вспомнил, как перед выездом ему посоветовал один из офицеров:

 

– Ты бы снял погоны-то, майор. Мало ли что… Снайперы за офицерами так и гоняются.

 

«Хорошо, что я послушался совета, – мелькнуло в голове Парфенова. – А вот Гусев не снял…»

 

Солдаты тем временем внесли тело старшего лейтенанта в бронетранспортер. Бой не утихал. Залег и майор возле БТР, ведя огонь из автомата.

Он видел, как за поворот ушла одна машина, за ней покатил бронетранспортер… Но остальная часть колонны не двигалась. Почему не выполняют его приказ? А ведь в колонне два грузовика с боеприпасами – прямое попадание мины или гранатометного выстрела, и всю колонну смахнет в ущелье, словно и не было ее. Кого послать в голову колонны? Да некого – из роты охраны многие даже в бою не были ни разу, полягут зря…

 

Он вскочил и, пригибаясь, побежал вперед, к головному БТР. Добрался – где ползком, где согнувшись, укрываясь от автоматных очередей и осколков мин.

 

– Чего стоишь? – закричал Парфенов водителю. – Двигай! Люди гибнут! Вперед!

 

Водитель, бешено округлив глаза, тоже закричал:

 

– Майор, не могу! Впереди машина встала! Дорогу перекрыла!

 

– К черту машину! Сталкивай ее с дороги!

 

– Там же медикаменты!

 

– Сбрасывай!

 

Бронетранспортер, взревев, тронулся, а майор снова залег, припал к автомату. В это время над самой кромкой зубчатого хребта гор пронеслись вертолеты: загрохотали пулеметы, разрывы реактивных снарядов испещрили склоны султанами разрывов.

 

Майор поднялся, чтобы короткой перебежкой достичь бронетранспортера, но вдруг страшная боль пронзило тело. Потемнело в глазах, и все куда-то пропало: и разрывы мин, и автоматные очереди, и визг рикошетов…

Потерявшего сознание майора доставили в Кандагар, в военный госпиталь, затем самолетом переправили в Ташкент. Но старания медиков были напрасными – спасти майору жизнь не удалось…

Александр Михайлович Парфенов был посмертно награжден орденом Красной Звезды.

Его последний бой...

 

https://stariy-voin.livejourna...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх