Великие тени истории

7 047 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий белов
    Дорогую цену платят герои, вписывая свои имена в историю Родины.Прыжок из космоса...
  • Олег Самойлов
    Виктор! В том и дело, что трусов в РККА по определению НЕ было! Людям просто, будем прямо говорить, настопиздел самый...Экипаж Т-34 уничт...
  • Горский Виктор
    Я не верю что народ струсил, от просто не хотел воевать за этих упырей. Солдаты в основном - крестьяне, они помнят до...Экипаж Т-34 уничт...

Эпоха Петра Великого. Подмененный царь и/или подмененная о нем история

Эпоха Петра Великого. Подмененный царь и/или подмененная о нем история

Эпоха Петра Великого. Подмененный царь и/или подмененная о нем история

 

Каков процент вероятности подмены Петра Первого, когда он был еще маленьким ребенком, отпрыском иностранца, родившегося где-то в Кукуе?

Так ведь в Петре нет вообще ничего русского! А потому все всплывают о тех темных временах, которые нами усвоены в качестве одного из эпизодов русской истории по истории, догадки следующего рода:

«Профессиональные историки давно уже пришли к выводу, что почти все дошедшие до нас документы и воспоминания о детских и юношеских годах Петра I являются подделкой, выдумкой или наглой ложью. Современники Великого Преобразователя, видимо, страдали амнезией и поэтому не оставили потомкам никаких достоверных сведений о начале его биографии.

“Оплошность” современников Петра I чуть позже исправил историк немец Герхард Миллер (1705–1783), выполняя заказ Екатерины II. Однако, как ни странно, другой историк немец Александр Густавович Брикнер (1834–1896), и не только он, сказкам Миллера почему-то не верили.

Все чаще становится очевидным, что многие события происходили не так, как их трактовали официальные историки: их или не было, или они происходили в другом месте и в другое время. В большинстве своем, как ни печально это осознавать, мы живем в мире выдуманной кем-то истории.

Физики шутят: ясность в науке — это одна из форм полного тумана. Для исторической науки, как ни крути, такое утверждение более чем справедливо. Никто же не будет отрицать того, что истории всех стран мира изобилуют темными пятнами.

 

Что говорят историки

 

Посмотрим, что же вкладывали в головы потомков фарисеи от исторической науки о первых десятилетиях бурной деятельности Петра Великого — строителя новой России:

Петр родился 30 мая по Юлианскому календарю или 9 июня по Григорианскому календарю в 1672 году, или в 7180 году от Сотворения Мира… в селе Коломенском, а, может быть, в селе Измайлово под Москвой. Не исключено также появление царевича на свет и в самой Москве, в Теремно́м дворце Кремля;

его отцом был царь Алексей Михайлович Романов (1629–1676), а матерью — царица Наталья Кирилловна Нарышкина (1651–1694);

крещен царевич Петр был протопопом Андреем Савиновым в Чудовом монастыре Кремля, а, может быть, в храме Григория Неокесарийского в Дербицах;

детские и юношеские годы царский отрок провел в селах Воробьеве и Преображенском, где в потешном полку служил якобы барабанщиком;

царствовать вместе с братом Иваном Петр не захотел, хотя и числился дублером царя, а все время проводил в Немецкой слободе, где веселился во «Всешутейном, Всепьянейшем и Сумасброднейшем Соборе» и обливал грязью русскую Православную Церковь;

в Немецкой слободе Петр познакомился с Патриком Гордоном, Францем Лефортом, Анной Монс и другими выдающимися историческими личностями;

27 января (6 февраля) 1689 года Наталья Кирилловна женила своего 17-ти летнего отпрыска на Евдокии Лопухиной;

в 1689 году после подавления заговора царевны Софьи вся власть полностью перешла к Петру, а царь Иван был отстранен от престола и в 1696 году умер;

в 1695 и 1696 годах Петр совершил военные походы с целью захвата турецкой крепости Азов;

в 1697–1698 годах в составе Великого посольства гениальный Преобразователь под именем Петра Михайлова, урядника Преображенского полка, почему-то скрытно отправился в Западную Европу для приобретения знаний плотника и столяра и для заключения военных союзов, а также написания своего портрета в Англии;

после Европы Петр рьяно приступил к Великим преобразованиям во всех областях жизни русского народа, якобы на благо оного...

 

Где и когда родился и крестился царевич Петр

 

Казалось бы, странный вопрос: немецкие историки, интерпретаторы складно, как им казалось, все объяснили, предъявили документы, свидетельства и свидетелей, воспоминания современников. Однако во всей этой доказательной базе присутствует немало странных фактов, вызывающих сомнение в их достоверности. Специалисты, которые добросовестно исследовали Петровскую эпоху, часто приходили в глубокое недоумение от вскрытых нестыковок. Что же странного присутствует в истории рождения Петра I, представленной немецкими историками?

Такие историки, как Н. М. Карамзин (1766–1826), Н. Г. Устрялов (1805–1870), С. М. Соловьев (1820–1879), В. О. Ключевский (1841–1911) и многие другие с удивлением констатировали, что точное место и время рождение Великого Преобразователя земли Русской исторической науке неизвестно. Факт рождения Гения есть, а даты нет! Такого же быть не может. Где-то затерялся сей темный факт. Почему петровские летописцы пропустили такое судьбоносное событие в истории России? Куда они спрятали царевича? Это же вам не холоп какой-нибудь, это же голубая кровь! Есть только одни неуклюжие и бездоказательные предположения.

Историк Герхард Миллер слишком любопытных успокаивал: Петруша, возможно, родился в селе Коломенском, да и село Измайлово неплохо звучит для того, чтобы быть вписанным золотыми буквами в анналы истории. Сам же придворный историк почему-то был убежден в том, что Петр родился в Москве, но об этом событии никто не знал, кроме него, как ни странно.

Однако в Москве Петр I не мог родиться, иначе в метрических книгах патриарха и Московского митрополита была бы запись об этом великом событии, но ее нет. Москвичи также не заметили этого радостного события: историки не нашли никаких свидетельств о торжественных мероприятиях по поводу появления на свет царевича. В разрядных книгах (“государевых разрядах”) существовали противоречащие друг другу записи о рождении царевича, что говорит об их вероятной фальсификации. Да и книги эти, как утверждают, были сожжены в 1682 году.

Если согласиться с тем, что Петр родился в селе Коломенском, тогда как объяснить то, что в этот день Наталья Кирилловна Нарышкина находилась в Москве? И это было зафиксировано в разрядных дворцовых книгах. Возможно, она тайно отправилась рожать в село Коломенское (или Измайлово, по другой версии Миллера), а затем быстренько и незаметно вернулась. А зачем ей такие непонятные перемещения? Может быть, затем, чтобы никто не догадался?! Внятных объяснений таким кульбитам с местом рождения Петра у историков нет.

У слишком любопытных складывается впечатление, что по какой-то очень серьезной причине немецкие историки, сами Романовы и иже с ними старались скрыть место рождения Петра и пытались, хоть и криво, выдать желаемое за действительное. Сложная у немцев (англосаксов) была задача.

И с таинством крещения Петра тоже имеются нестыковки… Официальная история сообщает, что царевич Петр был крещен 29 июня 1672 года на праздник апостолов Петра и Павла в Чудовом монастыре от патриарха Иоакима. В крещении, кроме прочих, участвовал и брат Петра, царевич Федор Алексеевич (1661 – 1682). Но здесь также наблюдаются исторические неувязки.

Например, в 1672 году патриархом был Питирим, а Иоаким стал им только в 1674 году. Царевич Федор Алексеевич в это время был несовершеннолетним и не мог по православному канону участвовать в крещении. Традиционные историки не могут вразумительно растолковать сей исторический казус.

 

Была ли Наталья Нарышкина матерью Петра I

 

Почему у историков возникает такое сомнение? Да потому что отношение Петра к своей матери было, мягко выражаясь, неподобающим. Тому подтверждением может служить отсутствие достоверных свидетельств их совместного присутствия на каких-либо значимых событиях в Москве. Мать должна же быть рядом со своим сыном, царевичем Петром, и это было бы зафиксировано в каких-либо документах. И почему современники, кроме немецких историков, никогда не видели вместе Наталью Нарышкину и ее сына Петра, даже при рождении оного? Историки до сих пор достоверных свидетельств не обнаружили.

А вот с царевичем и впоследствии царем Иваном Алексеевичем (1666–1696) Наталья Кирилловна была замечена неоднократно. Хотя год рождения Ивана несколько смущает. Однако немецкие историки могли и подправить дату рождения. Имелись и другие странности во взаимоотношениях Петра с матерью. Например, он ни разу не навестил больную мать, а когда она умерла в 1694 году, не был на ее похоронах и поминках. А вот царь Иван Алексеевич Романов был и на похоронах, и на отпевании, и на поминках Натальи Кирилловны Нарышкиной.

Петр Алексеевич или просто Мин Херц, как он сам себя иногда ласково называл, в это время был занят более важными делами: он пьянствовал и веселился в Немецкой слободе со своими немецкими, вернее, англосаксонскими закадычными друзьями. Можно, конечно, предположить, что у сына с матерью, как и с любимой-нелюбимой законной женой Евдокией Лопухиной, были очень плохие отношения, но не похоронить родную мать…

Если же предположить, что Наталья Кирилловна не была матерью Петра, то тогда его эпатирующее поведение становится понятным и логичным. Сыном же Нарышкиной, видимо, был тот, с кем она находилась постоянно. А им был царевич Иван. А Петрушу сыном Нарышкиной сделали такие “русские ученые” и историки-иллюзионисты Российской академии наук, как Миллер, Байер, Шлецер, Фишер, Шумахер, Винцсгейм, Штелин, Эпинусс, Тауберт…

 

Характеристика личности Петра I

 

Что же это был за странный такой царевич Петруша? Всем известно, что рост Петра был более двух метров, а ступни ног были почему-то маленькими! Бывает, но все же странно.

То, что он был психом с выпученными глазами, неврастеником и садистом — тоже всем известно, кроме слепых. А вот многое другое широкой публике неизвестно.

Современники называли его почему-то большим артистом. Видимо, потому, что, притворяясь православным, гениально и бесподобно играл роль русского царя. Хотя в начале своей служебной карьеры играл, признаться, халтурно. Видимо, трудно привыкал, тянуло к родным пенатам. Поэтому когда он приезжал в захудалый городишко под названием Заандам (Саардам), то он хорошо предавался утехам, вспоминая детство и юность свою бесшабашную.

Петр не хотел быть русским царем, а желал быть владыкой морским, то есть капитаном английского военного корабля.

Во всяком случае, о таких помыслах он говорил английскому королю Вильгельму III Оранскому, сиречь князю Носовскому, или же Виллему ван Оранье-Нассау (1650–1702).

Долг, объективная историческая необходимость и требования прокураторов вершить великие дела не позволили Петру дать волю своим личным пристрастиям, предпочтениям, устремлениям и амбициям. Скрепя сердцем и зубами, реформатору России пришлось подчиниться обстоятельствам непреодолимой силы.

Петр многим резко отличался от своих русских братьев-царевичей и, прежде всего, своим презрением к русскому народу, к русской истории и культуре. Православие он ненавидел патологически. Недаром простой русский народ считал его ненастоящим царем, подмененным и вообще Антихристом.

Петр только в конце 90-х годов XVII столетия стал откликаться на Петра Алексеевича. А до этого он звался просто — Piter, Petrus или еще более оригинально — Mein Herz. Эта немецко-голландская транскрипция его имени была ему, по-видимому, ближе и роднее. Кстати, для русской православной традиции нехарактерно было давать царевичам имя Петр. Это было ближе латинянам, так как святые Петр и Павел у католиков и протестантов в большем фаворе, чем у православных.

Петр обладал уникальными для царей и королей качествами. Судя по дошедшим до нас “документам”, он мог быть одновременно в нескольких местах или не быть нигде как во времени, так и в пространстве. Петр любил путешествовать инкогнито, под чужим именем, таскать зачем-то корабли по земле, яко по воде, бить дорогую посуду, ломать старинную шедевральную мебель, лично отрубать головы любовницам и православным священнослужителям. Еще любил выдирать зубы без наркоза.

Но если бы он смог сейчас узнать, какие подвиги, деяния и благородные высказывания ему позднее приписали придворные немецкие (англосаксонские) историки, то даже у него от удивления глаза вылезли бы из орбит. Всем известно, что Петр плотничал и умел работать на токарном станке. И делал он эту работу профессионально.

Тут возникает вопрос, а как он мог так хорошо выполнять работу простого столяра и плотника? Известно, чтобы приобрести навыки в плотницком деле, нужно несколько лет или хотя бы месяцев. Когда же Петр успел всему этому научиться, управляя государством?

Интересны лингвистические особенности Петра I. Якобы на родном русском языке он почему-то говорил плохо, как иностранец, а писал совсем отвратительно и дурно. А вот на немецком языке он говорил бегло, причем на нижнесаксонском диалекте. Также Piter хорошо разговаривал на голландском и английском языках. Например, в английском парламенте и с представителями масонских лож он обходился без переводчика. А вот со знанием русского якобы родного языка Петр подкачал, хотя с колыбели должен был бы, по идее, находиться в русской разговорной среде.

Если совершить небольшой экскурс в область языкознания, то можно заметить, что в Европе в те времена еще не сформировались современные литературные языки. Например, в Нидерландах тогда существовали пять крупных равноправных диалектов: голландиш, брабантский, лимбурский, фламандский и нижнесаксонский. В XVII веке нижнесаксонский диалект был распространен в некоторых областях Северной Германии и северо-восточной Голландии. Он был схож с английским языком, что однозначно указывает на их общее происхождение.

Почему же нижнесаксонский диалект был таким универсальным и востребованным?

Оказывается, в Ганзейском торговом союзе XVII столетия нижнесаксонский диалект, наряду с латынью, был основным. На нем составлялись торговые и юридические документы и писались богословские книги. Нижнесаксонский был языком межнационального общения в Балтийском регионе, в таких городах, как Гамбург, Бремен, Любек и других.

 

Как же все было на самом деле

 

Интересную реконструкцию петровской эпохи предложил современный историк Александр Кас. Она логично объясняет существующие противоречия и нестыковки в биографии Петра I и его окружения, а также то, почему точное место рождения Петра не было известно, почему эту информацию утаивали и утаивают.

По версии Александра Каса, долгое время этот факт скрывался потому, что Петр родился не в Москве и даже не в России, а в далеком Бранденбурге, в Пруссии. Он по крови наполовину немец и англосакс по воспитанию, убеждениям, вере и культуре. Отсюда становится понятным, почему немецкий язык был для него родным, а в детстве его окружали немецкие игрушки: «немецкий винтовой карабинец, немецкая карта» и тому подобное.

Сам Петр с теплотой вспоминал о своих детских игрушках, когда находился в изрядном подпитии. Со слов царя, его детская комната была обита “сукном червчатым гамбургским”. Откуда такому добру было взяться в Кремле?! Немцев же тогда не очень жаловали при царском дворе. Также становится понятным и то, почему Петра окружали сплошь иностранцы.

Историки говорят, что он не желал царствовать вместе с Иваном, обиделся и удалился в Немецкую слободу. Однако существует тот факт, что Немецкой слободы, как ее описывали историки, тогда не было в Москве. Да и не позволили бы немцам заниматься вакханалиями и издеваться над Православной верой. В приличном обществе даже нельзя говорить вслух о том, что вытворял Петр вместе со своими англосаксонскими друзьями в Немецкой слободе. А вот в Пруссии и Нидерландах эти спектакли вполне могли состояться.

Почему же так неестественно для русского царевича вел себя Петр? А потому что матерью Петра была не Наталья Кирилловна Нарышкина, а его якобы сестра Софья Алексеевна Романова (1657–1704).

Историк С.М. Соловьев, имевший возможность покопаться в архивах, называл ее “богатырь-царевной”, которая смогла освободиться из терема, то есть выйти замуж. Софья Алексеевна в 1671 году обвенчалась с Фридрихом Вильгельмом Гогенцоллерном (1657–1713), сыном курфюрста Бранденбурга. В 1672 году у них родился младенец Петрус. Занять русский трон при существовавшей раскладке царевичей Петрусу было проблематично. Но англосаксонский Синедрион считал иначе и приступил к зачистке претендентов на русский престол и подготовке своего кандидата. Историк условно выделил три попытки захвата русского трона.

Все они сопровождались странными событиями. Царь Алексей Михайлович Романов умер как-то очень скоропостижно в 47 лет. Это произошло во время пребывания в Москве Великого посольства из Нидерландов во главе с Конрадом фон Кленком в 1675–1676 годах.

Очевидно, Конрада фон Кленка подослал к русскому царю английский король Вильгельм III Оранский после того, как Алексей Михайлович пригрозил ему санкциями. Похоже, что царя Алексея Михайловича Романова англосаксы отравили. Торопились освободить русский трон для своего кандидата. Гогенцоллерны стремились захватить православную Россию и насадить в ее народе протестантскую веру.

При таком подходе к биографии Петра I убираются и нестыковки с его крещением. Правильнее говорить о том, что Петра не крестили, а перекрестили из латинской веры в православную после смерти Алексея Михайловича. В это время действительно патриархом был уже Иоаким, а брат Федор достиг совершеннолетия. И тогда же Петра стали обучать русской грамоте. Согласно данным историка П. Н. Крекшина (1684–1769), обучение началось 12 марта 1677 года.

В это время в России наблюдался настоящий мор на царственных особ. Царь Федор Алексеевич что-то быстро отправился на тот свет, а Иван Алексеевич почему-то считался больным телом и духом. Остальные царевичи вообще умерли в младенчестве.

Первая попытка усадить Петра на трон в 1682 году с помощью потешных полков не увенчалась успехом — годков Петруше было маловато, да и якобы брат цесаревич Иван Алексеевич был жив-здоров и являлся законным претендентом на русский престол. Пришлось Петру и Софье возвращаться в родные Пенаты (Бранденбург) и ждать следующего подходящего случая. Подтверждением этому может служить тот факт, что до сих пор не найдено ни одного официального документа о том, что царевич Петр и его якобы сестра, то есть мамаша, Софья были в Москве с 1682 по 1688 год.

Педантичные “миллеры” и “шлецеры” нашли объяснение отсутствию Петра и Софьи в эти годы в Москве. Оказывается, с 1682 года в России правили два царя: Иван и Петр при регентстве Софьи Алексеевны. Это все равно, что два президента, два Папы римских, две королевы Елизаветы II. Однако в Православном государстве не могло быть такого двоевластия!

Из объяснения “миллеров” и “шлецеров” известно, что Иван Алексеевич правил прилюдно, а Петр Алексеевич скрывался в селе Преображенском, которого в те времена в Подмосковье и не существовало. Было село Ображенское. Видимо, название села по замыслу англосаксонских режиссеров должно было выглядеть как символ преображения России. И в это несуществующее село нужно было обязательно спрятать скромного барабанщика Петруса, который со временем должен был бы превратиться в Величайшего Преобразователя России.

А вот и не было этого! Петр прятался в Пруссии и готовился к миссии, вернее, его подготавливали. Это то, что было в действительности. Это разумно и логично. А вот официоз убеждает в другом. В том, что в селе Преображенском Петр занимался тем, что играл в войну, создав потешные полки. Для этого на реке Яузе был построен потешный городок-крепость Прешбург, который штурмовали бравые ребята.

Почему Миллер переместил Прешбург или Пресбург (современный город Братислава) с берега Дуная на берег Яузы-реки, приходится только гадать.

Не менее интересна другая история в биографии Петра I — история про то, как он обнаружил английский ботик (судно) в каком-то сарае села Измайлово. По версии Миллера, Петр любил от нечего делать бродить по селу Измайлово и заглядывать в чужие сараи. А вдруг что-то там есть! И точно! В одном сарае он обнаружил английский ботик!

Как он туда попал так далеко от Северного моря и Англии родимой? И когда же случилось это эпохальное событие? Историки мямлят, что где-то в 1686 или в 1688 году, но не уверены в своих предположениях.

Почему же так неубедительно выглядят сведения об этой замечательной символической находке? Да потому, что не могло быть никаких английских ботиков в московских сараях!

Вторая попытка захвата власти в России англосаксами в 1685 году также с блеском провалилась. Солдаты Семеновского (Симеоновского) и Преображенского полков, одетые в немецкую форму и размахивающие флагами, на которых красовалась дата “1683”, второй раз пытались усадить на трон Петруса Фридриховича Гогенцоллерна.

В этот раз немецкую агрессию пресекли стрельцы под водительством князя Ивана Михайловича Милославского (1635–1685). И пришлось Петру, как и в предыдущий раз, бежать все тем же путем: в Пруссию транзитом через Троице-Сергиеву Лавру.

Третья попытка немцев захвата власти в России началась несколько лет спустя и закончилась тем, что 8 июля 1689 года Петр стал единоличным правителем России, окончательно сместив своего брата Ивана.

Считается, что Петр привез из Европы после Великого посольства 1697–1698 годов, в котором он якобы участвовал, только астролябии и глобусы иноземные. Однако, согласно сохранившимся документам, также была произведена закупка оружия, наем иноземных войск и оплата содержания наемников вперед на полгода.

 

Что же получилось в итоге

 

Петр I был сыном царевны Софьи Алексеевны Романовой (Шарлотты) и Фридриха Вильгельма Гогенцоллерна (1657–1713), сына курфюрста Бранденбурга и первого короля Пруссии.

И, казалось бы, зачем здесь историкам городить огород? Петр родился и воспитывался в Пруссии и по отношению к России он выступал как колонизатор. Что тут скрывать?

Никто же не скрывал и не скрывает, что Софья Августа Фредерика Ангальт-Цербская, которая маскировалась под псевдонимом Екатерины II, происходила из тех же самых мест. Она и была послана в Россию с тем же самым заданием, что и Петр. Фредерика должна была продолжить и закрепить его великие дела.

После реформ Петра I усилился раскол русского общества. Царский двор позиционировал себя немецким (англосаксонским) и существовал сам по себе и в свое удовольствие, а русский народ находился в параллельной реальности. В XIX веке эта элитная часть русского общества даже разговаривала на французском языке в салонах мадам Шерер и была чудовищно далека от простого народа» [52].

То есть со времен Петра I существовало две параллельных России: одна крестьянская, а другая дворянская. Это были не части одного народа — это были разные народы. И вот уже изрядно онемеченный к тому времени первыми Романовыми (на свою же голову — эту тему подробно см.: [163])  класс дворян, представлявший собой по тем временам уже отдельную от Русской национальность (их тайным вероисповеданием стало масонство), подготовил и провел ряд дворцовых переворотов.

И что же мы на сегодня видим?

Да, большевикам удалось разгромить крестьянскую Россию, залив ее реками крови в гражданскую войну и в период так называемой «коллективизации». Да, им чуть не удалось победить и ее вероисповедание. Спасла от этого, как ни покажется странным, ужасная своей разрушительностью и людскими потерями война. Однако все эти кровавые события, произошедшие в России, лишили наличия здесь и параллельного с русским существовавшего этого странного мазохистки настроенного самолинчевательного общества, именуемого высшим. После революций от него не осталось и следа. Их заменили евреи, которые также в своей основе уже перебрались в более сытные страны и живут теперь там. Понятно, и сейчас к государственной кормушке пристроилась куча прихлебателей — бывших партработников и реализовавших награбленное еще в революцию правнуков комиссаров в пыльных шлемах. Но они теперь отличаются от всех иных только своими капиталами — более ни чем. А потому это уже не отдельный народ, а вообще теперь и не пойми что за такое. Так что очень может произойти и Воскресение 400 лет назад пригвожденной к Кресту России.

Но, вернемся к выше изложенному. Что можно сказать по данным материалам?

Пусть это пока версия, но более все-таки убедительная той, которую нам навязали немцы. Единственное, что опять не вяжется ни с чем, — это полная несхожесть внешности Петра со своим этим теперь якобы новым отцом — Фридрихом Вильгельмом Гогенцоллерном. Так кто же он такой?

Судя по всему, и сам Петр этого все-таки не знал, а потому так о своем происхождении никому и не проболтался в пьяном кураже. Но лишь вот какого рода его высказывания доходит до нас от той эпохи:

«…однажды, в пьяном чаду, Петр пробовал осветить эти потемки. Он крикнул, будто бы указывая на Ивана Мусина-Пушкина: “Этот хоть знает, что он моего отца сын. А я чей? Твой, что ли, Тихон Стрешнев? Говори, не бойся! Говори, а то задушу!” — “Батюшка, смилуйся! Что мне ответить?.. Ведь я не один был!!”» [53]; [54]; [55]; [19] (с. 5).

Вот и это свидетельство подтверждает народную версию о царе антихристе. Ведь именно от блудной девицы из колена Данова, которое нынешние идеологи сионизма видят в темнокожих фалашах, он и обязан появиться.

Вот и прикиньте теперь нами упущенную деталь, столь ловко заретушированную историками, что мы как-то на это при всем имеющемся на данную тематику множестве материала внимания почему-то не обратили. Ладно там — младенца не определил Алексей Михайлович, причем, вовсе не старикашка какой, но 43-х летний мужчина в самом расцвете сил (в этом возрасте мне лично удалось повторить самое энергозатратное упражнение спецназа — разножка с руками за головой [обычная норма спецназовца — 150 повторений] — 1001 раз, что, наверное, мировой рекорд). У него и со зрением в таком возрасте, что и понятно, было все нормально. А потому не заметить, что его якобы сын представляет не то что там на него не похожего мальчика, но какого-то особо уродливого негритенка, — дело просто не возможное: с толстыми губами, черными глазами навыкате, вьющимися от корней черными как смоль волосами, черной кожей и такой нескладной наружностью, на которую просто не возможно было и внимания своего не обратить. И видеть это все взрастающее чучело в течение аж четырех лет и не обнаружить более чем явной подмены???

Это просто не возможно! А потому данная версия среди всех иных озвученных выглядит наиболее убедительной.

 

Но не только уже описанные детали внешности Петра подтверждают народную версию о царе антихристе. Ведь в Петре нет вообще ничего русского.

Он очень боялся привычной стихии русского человека — воды:

«Петр чувствовал… такое отвращение к воде, что дрожал и бледнел при виде ручья» [19] (с. 35).

«Вот как рассказывает о сем Голиков в “Деяниях Петра Великого”: “…на 14-м году возраста не мог он видеть равнодушно реку, озеро, даже пруд”» [56] (с. 130).

«…и хотя он всячески старался скрывать сей страх свой, однако ж приметен оный был потому, что никогда не видали его ни плавающего по водам, ни переезжающего вброд чрез реку, и ниже чтоб когда-либо искупался он в реке или в пруде, что продолжалось даже до четырнадцатилетнего его возраста» [59] (с. 20).

Мало того, он терпеть не мог именно ту живность, которую в этой самой воде и вылавливают:

«Рыбу он кушать не мог, ибо она была ему противна…» [57] (№ 107).

«рыбы никогда не кушал» [58] (с. 53).

А вы только себе на секундочку представьте китайца, с раннего детства ненавидящего рис! Что на такое ответите?

Это вовсе не китаец!

Вот-вот…

А врагов у нас всегда было более чем предостаточно, и за всю нашу историю хоть единожды попытаться им произвести подмену государя — дело вполне возможное. Они прекрасно понимали, что склонить на свою сторону человека, в чьих жилах течет русская кровь, практически невозможно, а потому и нужен им на нашем троне такой человек, чьим генетическим особенностям чужда русская культура. И таковые особенности менталитета Петра видны за километр. Он не русский — ни телом, ни, тем более, душой:

«Малейшее волнение потрясло его морально и физически; он инстинктивно отступал перед опасностью; он легко приходил в ужас и терял самообладание.

…Он остался ребенком на всю жизнь, робким и потому жестоким… болезненная судорога кривила его надменное, суровое лицо и придавала ему ужасное выражение» [19] (с. 32).

Библиографию см. по: 

Слово. Том 21. Серия 8. Кн. 2. Загадки родословной

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх