Свежие комментарии

  • владимир ковалев
    Кто забывает легендарное прошлое, тот не может иметь светлое будущее.Ковпака на вас нет!
  • Александр Дерюгин
    Где-то кони пляшут в такт, Нехотя и плавно. Вдоль дороги все не так, А в конце - подавно. И ни церковь, ни кабак - Ни...Почему Маленков м...
  • Мюмзик
    Молодец!Анна Монтес: сама...

Почему немцы не соблюдали правила войны на восточном фронте

Почему немцы не соблюдали правила войны на восточном фронте

Почему немцы не соблюдали правила войны на восточном фронте
 

Немецкий план «Ост» предполагал закрепление позиций завоевателей в СССР самым простым способом – сокращением советского населения (как еврейского, так и русского и других народов), а короче – путем геноцида. Действия Третьего Рейха на Востоке подразумевали не только жестокую оккупационную политику, сужающую ресурсную базу жизни славян, но и открытое нарушение всех принятых в цивилизованном мире правил и обычаев войны.

Немецкие военнослужащие совершали сексуальные преступления, грабили и убивали мирных жителей, добивали советских раненых на поле боя, убивали женщин и детей, медсестер и военных врачей, летчиков, выпрыгнувших из горящих самолетов с парашютом; они организовали блокаду Ленинграда и массовый голод в городе, истязали над пленных, бомбили госпитали и санитарные поезда, угоняли жителей в рабство, жгли города и села, охотились за коммунистами и евреями и расправлялись с ними.

Для солдат вермахта на Востоке действовала так называемая «законность военного времени» (Kriegsgerichtsbarkeit) – фактически это означало, что преступления немцев против «славянских унтерменшей» даже не считались таковыми. В западной и северной Европе такой индульгенции не было. Более того, преступления на Востоке поощрялись и были для немецких солдат поводом для хвастовства в разговорах между собой.

По этим беседам видно, как безнаказанность открыла ящик Пандоры — патологические садисты получили практически безграничный доступ для удовлетворения жажды крови. Считающиеся аморальными на войне убийства гражданских лиц (а тем более, женщин и детей) стали для многих немцев обыденностью.

Многочисленные записи таких разговоров немцев опубликовали несколько лет назад немецкие историки З. Найтцель и Х. Вельцер («Солдаты вермахта..,», М., 2013). Приведем только одну показательную цитату, принадлежащую обер-ефрейтору Мюллеру, описывающую карательную операцию в одной из русских деревень: «...мы наливали бензин в пивные бутылки и ставили их на стол, а выходя, так, небрежно, бросали ручную гранату, и все сгорало дотла — крыши-то соломенные. Женщин, детей, стреляли всех без разбора. Партизанами из них были единицы. [...] было много парней [среди немцев], которым это доставляло огромное удовольствие».

 

Нарушения обычаев войны немцами способствовали столь высоким потерям Красной армии и гражданского населения. Особенно жестоко обходились немцы с беззащитными пленными, для которых плен означал начало жутких мучений, в большинстве случаев заканчивавшихся гибелью. Свои преступления немцы и их «адвокаты» нередко оправдывали так: мол, советские граждане и военнопленные получили все это из-за того, что СССР в свое время не подписал Женевскую конвенцию 1929 г. об обращении с военнопленными. Хотя Сталин негласно придерживался большинства установленных конвенцией норм в отношении немецких пленных (и вообще признавал конвенцию), гитлеровцы ссылались на жестокость русских, что, по их словам, позволяло им не соблюдать в отношении последних подписанную Германией конвенцию и принятые обычаи войны.

Все соответствующие конвенции права русских военнопленных грубо нарушались – право на уважение личности и чести, на жизнь и питание, равное питанию немецких солдат на казарменном положении и другие права. Когда английский корреспондент Александр Верт в 1942 г. спросил захваченного в плен немецкого солдата «Как вам не стыдно так зверски обращаться с пленными красноармейцами?», то в ответ прозвучало: «На то они русские...» Так что дело тут было вовсе не в конвенциях. Тем более что в том же 1942 г. СССР объявил о своем присоединении к конвенции de facto, но в обращении с пленными русскими ничего не поменялось. А преступления против других категорий советских граждан немцы и вовсе не пытались оправдать с правовой точки зрения.

Вот небольшая иллюстрация, касающаяся того, как «цивилизованные арийцы» обращались с пленными в 1941 г. и какое «питание» они им обеспечивали на марше. Из рассказа некоего военнослужащего вермахта, Графа (цитируется по книге Найтцеля и Вельцера: «...пленные не получали жратвы 3-4 дня и падали. Тогда подходил конвоир, добавлял ему одну дырку в череп, и тот готов. Набегали другие [русские], разделывали его, а потом пожирали так, как он был». Так гитлеровцы доводили людей до голодного безумия. В результате садистской системы содержания советских воинов в немецких лагерях погибло более 3,3 млн человек (из 5,75 млн пленных), то есть 57,3% (смертность немецких пленных в СССР была намного меньше — всего 14,9%). Большое число военнослужащих (какое точно, неизвестно, но речь о десятках тысяч советских солдат) было уничтожено немцами при сдаче в плен, что также противоречит всем обычаям войны. На изучение ужасающих немецких преступлений у судей в Нюрнберге ушло больше 10 месяцев (в 1945-46 гг.), и за это время удалось обличить лишь небольшую часть злодеяний гитлеровцев, только маленький кусочек кровавой мозаики.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх